Опубликовано : 24-11-2017, 10:05 | Категория: Статьи » «Гоголь. Начало» - акт культурной агрессии



На фоне шумихи с "Матильдой" как-то совершенно незамеченной проплыла премьера ещё одного шЫдевра россеянского кинематографа "Гоголь. Начало", который по своему деструктивному потенциалу, как мне кажется, несоизмерим с матильдами.

Сам по себе энтот шЫдевр ничего не вызывает кроме унылой констатации творческой импотенции и хронического эпигонства россеянского креаклиата – он переполнен плагиатом из других, знаковых в своём жанре фильмов как по крупному, так и в мелочах: главный герой, впадающий в странные обмороки, помогающие ему в борьбе со злом, хотя сам герой оказывается связан с этим злом оченно сильно - «Сверхъестественное», нечисть, хватающая героиню за ногу из-под её кровати - «Зловещие мертвецы», всадник зла проезжающий рядом с прячущимися положительными персонажами - «Властелин колец» и т.д. Любители жанра, думаю, без труда смогут дополнить этот список. И всё это, блин, при богатейшем самобытном наборе сюжетов и образов из того же Гоголя.

Столь же печально можно констатировать тот банальный факт, что данный фильм крайне кощунственен по отношению к реальному Николаю Васильевичу. Потому что изображение тёмным медиумом человека, написавшего в том числе "Размышления о божественной литургии" – это плевок в любого мало-мальски образованного и думающего человека.

Реальный Гоголь пишет такое: "И если общество еще не совершенно распалось, если люди не дышут полною, непримиримой ненавистью между собою, то сокровенная причина тому есть божественная литургия, напоминающая человеку о святой небесной любви к брату." А киношного Хохоля (как и все реальные медиумы, Хохоль в фильме абсолютно пассивен) просвещает надутыми силиконом губками нечисть-русалка во время очередного его транса: "Это твой дар. Что-то тебя связывает с нечистой силой".

Столь же очевидно, откуда ноги растут: ТВ3, РенТВ, продюсер - гомик, пардон, комик Цекало – всё та же пидорасня, пардон, либерастическая "творческая интеллигенция".


Но при всей своей серости (в прямом – визуальный ряд фильма выдержан в серых тонах – и переносном смыслах) и посредственности, фильм этот весьма примечателен с точки зрения культурной гельминтологии.

Этот фильм – яркий образчик "молекулярной агрессии" в культурное ядро общества с целью его разрушения и переформатирования в интересах агрессора. Эту тему глубоко прорабатывал итальянский коммунист и философ Антонио Грамши, краткий пересказ его учения – тут , здесь же уместно привести лишь ключевые моменты:

"Государство, какой бы класс ни был господствующим, стоит на двух китах - силе и согласии. Положение, при котором достигнут достаточный уровень согласия, Грамши называет гегемонией.
Гегемония опирается на «культурное ядро» общества, которое включает в себя совокупность представлений о мире и человеке, о добре и зле, прекрасном и отвратительном, множество символов и образов, традиций и предрассудков, знаний и опыта многих веков. Пока это ядро стабильно, в обществе имеется «устойчивая коллективная воля», направленная на сохранение существующего порядка. Подрыв этого «культурного ядра» и разрушение этой коллективной воли - условие революции. Создание этого условия - «молекулярная» агрессия в культурное ядро. Это - не изречение некой истины, которая совершила бы переворот в сознании, какое-то озарение. Это «огромное количество книг, брошюр, журнальных и газетных статей, разговоров и споров, которые без конца повторяются и в своей гигантской совокупности образуют то длительное усилие, из которого рождается коллективная воля определенной степени однородности, той степени, которая необходима, чтобы получилось действие, координированное и одновременное во времени и географическом пространстве».
На что в культурном ядре надо прежде всего воздействовать для установления (или подрыва) гегемонии? Вовсе не на теории противника, говорит Грамши. Надо воздействовать на обыденное сознание, повседневные, «маленькие» мысли среднего человека. И самый эффективный способ воздействия - неустанное повторение одних и тех же утверждений, чтобы к ним привыкли и стали принимать не разумом, а на веру. «Массы как таковые, - пишет Грамши - не могут усваивать философию иначе, как веру».

Не упоминается в этом отрывке "главнейшее из всех искусств" – а оно на сегодняшний день является одним из важнейших инструментов формирования культурного кода социумов.


Посмотрим с этих позиций на хвильм "Хохоль. Начало" внимательнее.

Сразу же бросаются в глаза несколько моментов, явно деструктивных для культурного ядра российского общества.


Первое – это достаточно очевидное продвижение толерастии – как принудительного размывания границ между добром и злом, хорошим и плохим, нормой и патологией. Эта тема – ведущая в сегодняшнем западном масс-культе. Все эти бесконечные саги про хороших вампиров, добрых оборотней и очаровашек-пиратов, мультики про няшных монстров и отморозков у которых "в глубине души живёт мечта". Зло на самом деле не такое уж и злое, а добро на самом деле не такое уж и доброе. Это – художественное воплощение древнего оккультного, по факту – сатанинского - принципа "вверху то же, что внизу".

Вся культура человечества – это разделение, установление границ и рамок, выстраивание системы ценностей. Отделение хорошего от плохого, красивого от отвратительного, добродетельного от порочного – это фундамент любой культуры. Весь же мейнстрим сегодняшнего западного либерастического масс-культа направлен на разъедание всяких границ и рамок традиционных систем ценностей. И, соответственно, россиянские эпигоны тоже усердно гребут в этом фарватере.

Конкретно в этом фильме (а он - только первая часть из четырёх задуманных) данная тема пока только обозначена, но весьма мощно: киношный Хохоль вроде бы борется с нечистью, но сам оказывается причастен такой тёмной силе, что когда она в нём проявляется, то этой силе пугается даже восставшая из мёртвых ведьма (!).


Второе направление агрессии – это ценности именно русской культуры.

Я когда прочитал аннотацию к фильму, где писалось, что Хохоль "страдает загадочными припадками и может общаться с персонажами из потустороннего мира" сразу вспомнил эпизод из книги Никоса Зерваса "Кадеты точка ру" , где некая Лига колдунов-сатанистов, планируя широкомасштабную агрессию против России нанимает туземных креаклов для того, чтобы они провели предварительную работу - "убили" ключевые для русской культуры фигуры. Те свою задачу выполняют, и по СМИ идут волна за волной материалы, в которых Достоевский оказывается педофилом, Суворов – нациком-расистом, Пушкин – сутенёром собственной жены, ну а Гоголь – как раз вампиром.

Внутренняя кухня информационной войны и культурной агрессии в этой и других книгах автора (кто бы ни скрывался под псевдонимом) описано очень хорошо и доступно. Вот для иллюстрации – фрагмент, в котором как раз разворачивается тема "Гоголь – вампир", здесь показаны и механика и результат манипуляций:

— Вера Кирилловна, а можно я напишу про Гоголя?
— Конечно можно, Бублин, — кивнула учительница. — Какую тему ты хочешь выбрать?
— Гоголь — вампир! — радостно выкрикнул мальчик. Вера Кирилловна сдвинула брови и удивлённо посмотрела на Колю.
— А что, нельзя? Я н-напишу про то, как Николай Васильевич Гоголь стал вампиром, — пробормотал Бублин, несколько испугавшись реакции педагога. — Про то, как он пил кровь и вылезал из гроба, чтобы писать «Мёртвые души»…
— Николай Бублин, ты в своём уме? Ступай в медпункт, проверь температуру.
— А чё сразу Бублин? — заволновался Коля. — В субботу кино показывали, так и называется: «Гоголь-вампир». Нам с ребятами очень понравилось…
— Разрешите, я всё-всё объясню? — кокетливо пропела Неллечка Буборц. — Дело в том, что совсем недавно учёные сделали открытие. Оказывается, Гоголь был чернокнижником. Он хотел добиться бессмертия и поэтому начал пить человеческую кровь. Это совершенно доказано. Вот посмотрите, я специально вырезала из газеты, когда готовилась к сегодняшнему уроку!
Вера Кирилловна вытаращилась на аккуратную вырезку из «Учительской газеты»:
«Согласно этой неожиданной версии, молодой Николай Гоголь покончил с собой после провала своей дебютной пьесы «Ганц Кюхельгартен». Однако прежнее увлечение чёрной магией не прошло бесследно: Гоголь не ушёл из жизни окончательно, а стал живым мертвецом. В роду Гоголей-Яновских подобные случаи были известны и ранее. Рассказ о зачарованной панночке в известной мере автобиографичен. А гоголевский литературный портрет Вия показывает великолепное знание фактуры, ведь автор был знаком с явлениями потустороннего мира не понаслышке…»
— Ахинея какая-то! — выдохнула потрясённая услышанным Вера Кирилловна — Мало ли что в бульварных газетах сочиняют!
— Нет, нет! Чистейшая правда! — убеждённо заговорила Неллечка. — По телевизору рассказывали, что, когда было перезахоронение Гоголя, его скелет нашли лежащим на животе. Так только вампиры лежат! Они в гробу крутятся, это научный факт.
— Неужели Вы не видели фильм? — спросила Фаечка Касимова, удивлённо тараща на учительницу круглые глаза. — Там прямо показано, как Гоголь пил кровь своих крестьян.
— Да у него всё творчество про вампиров! — выпалил с задней парты Макс Теплицын.

— Дай мне эту статью, — Вера Кирилловна почти вырвала газетную вырезку из рук Нелли и впилась глазами в текст. В статье, подписанной известным учёным, со всей серьёзностью утверждалось, что Николай Васильевич Гоголь был чёрным магом. Что он специально приурочил премьеру «Ревизора» к празднику Пасхи 1836-го года и намеревался специальными оптическими эффектами во время «немой сцены» привести людей в состояние эйфории, вызвать уличные мятежи в столицах и тем самым испортить светлый праздник.
Далее автор статьи утверждал, что гоголевский «Нос» есть не что иное, как страшная пародия на Евангелие, замаскированная так тщательно, что ни один из цензоров не обратил внимание на кощунственные параллели.
Строчки прыгали перед глазами Веры Кирилловны, но она упорно читала дальше. Чичиков скупает мёртвые души потому, что он упырь, ему нужны мертвецы для зомбирования. Чичиков — автобиографический образ самого автора, который тоже скупал мертвецов.
— Просто бред какой-то, — прошептала учительница.
— Послушайте, — звонко рассмеялась Неллечка Буборц и снисходительно посмотрела на Веру Кирилловну, — всем давно известно, что вампиры существуют, они живут среди нас, они совершенно нормальные существа! И Гоголь был вампиром!
— И Мишка из параллельного класса хочет стать вампиром, — буркнул Коля Бублин. — Они с Вовкой уже пробовали кровь пить. Из пальца накапали и пили. Не очень вкусно, но зато прикольно. Мишка сказал, что хочет быть гениальным, как Гоголь. А гениальными только вампиры бывают, потому что они вместе с чужой кровью гениальные мысли получают от других людей и питаются ими.

"Кадеты точка ру" описывает, конечно, утрированную ситуацию, но в более мягком режиме работа по смене глубинной системы ценностей русского человека идёт постоянно и неуклонно, и у меня лично нет сомнений, что в обильно унавоженные альтернофренической бредятиной от РенТВ и ТВ3 головы простого обывателя "научные факты" существования вампиров и вампирства конкретно Гоголя уложить проще простого, был бы заказ на это.

И Николай Васильевич в таком контексте и под воздействием киношлака вроде "Хохоль. Начало" из незыблемого авторитета, гениально запечатлевшего, что такое русский человек во всей своей полноте – от великого до смешного, превращается в заурядного оккультного медиума, если не сатаниста, в одной шеренге с фриками из "Битвы экстрасексов" или комиксными "охотниками на вампиров".


И третье направление, которое будет поглубже первых двух.

Вот чем хорошая фантастика отличается от плохой? - жанр ужасов тоже округлённо можно отнести к фантастике, только «чёрной».

На мой взгляд, тем, что в хорошей фантастике допущения, отличающие фантастический мир от реального, чёткие и определённые. Допустим, как в «Пассажирах» - летят себе люди на космическом корабле колонизировать далёкую планету. Понятно, что такой полёт – это фантастическое допущение, а вот всё остальное – как в реальной жизни – и поведение материи и поведение людей. А нагляднейший пример плохой фантастики – в каком-то «Риддике» оный Риддик без всякого защитного снаряжения бежит по поверхности планеты, которая раз в её сутки опаляется местным Солнцем, нагреваясь то ли до 300 то ли до 500 градусов, и какими жабрами и каким газом там дышит хэрой – хз. Вот это уже не фантастика, а унылый трэш.

«Хохоль. Начало» оказывается как раз таким трэшаком. Потому что ну хрен с ним, пусть «оно художник, оно так видит» - пусть киношный Хохоль был медиумом с тёмным происхождением оного дара – пусть это будет то самое фантастическое допущение. Но вот когда в сцене где он со товарищи сталкиваются лицом к лицу с нечистью и никто из них не пытается даже перекреститься или прочитать молитву – ну блин вот «не верю», вааще «не верю». При этом среди товарищей Хохоля в этом эпизоде были его денщик и кузнец Вакула – т.е. простолюдины, ни разу не напитанные городским атеистическим вольнодумством. Не было бы вопросов, если бы подобная сцена была показана с действующими лицами из современной Украины или России, но для простолюдинов Украины XIX века такая реакция непредставима.

Или же вот Параська после встречи в своей спальни с восставшей из мёртвых мачехой в ужасе бежит куда-то за деревню – туда, где уже были найдены тела убитых девушек. Не в церковь бежит или к священнику, а в лес. Ага - ага.

И этот момент очень характерен. Оба упомянутых эпизода выразительно характеризуют картину мира, в которой принципиально нет Бога. В мире хвильма "Хохоль. Начало" нет места Богу как реальной Силе, способной победить Зло. Да, там мелькают в кадре попы, кресты, но это не более чем картонные декорации, этакий этнографический колорит. В пространстве фильма зло как метафизическая Сила реально и действенно, а вот доброй Силы, способной противостать ему – нет.

Вообще нет.

И бесы изгоняются там силой князя бесовского – выше уже упоминалась сцена, когда ведьма испугалась, увидев в Хохоле ещё более тёмную и страшную силу, чем та, которой она сама восстала из мёртвых.

И это не просто картина мира, существующая в художественном пространстве фильма, это картина мира, в которой собственно писался и сам сценарий этого фильма.

Такая картина мира типична для культуры постхристианской Европы, провозгласившей устами Нищше: «Бог умер». И Бог действительно исчез из произведений масс-культа. А вот бесы, что характерно, - нет. Мощный поток ужастиков в западном кинематографе тому наглядное доказательство.

А вот для русской культуры подобное восприятие мира нехарактерно – опять же, даже после того, как Великий инквизитор в лице Главлита самоликвидировался и снимать стало можно всё, что угодно, ужастики как-то не покатили. Сериалы – да, а вот ужастики – нет. Российских фильмов ужасов можно по пальцам пересчитать – по сравнению с западной хоррор-индустрией – просто слёзы.

В русской культуре запечатлено иное восприятие мира, исходящее из: "И сказал Бог … и стало так … И увидел Бог, что это хорошо". Зло несубстанционально, как не имеет собственного отдельного бытия тень – это просто отсутствие света. "Хохоли" же явочным порядком внедряют в массовое сознание совершенно иную картину мира – в которой Зло безначально и самостийно, а Добро отвоёвывает в постоянной борьбе кусочек бытия и при этом постоянно мерцает вопрос – а Добро ли это на самом деле? Здесь той самой "молекулярной агрессии" подвергаются фундаментальные принципы восприятия мира, лежащие в основе русской культуры.

В обчем, "творческий коллектив" с задачей справился. Можно ожидать, что стараниями россеянской "творческой интиллигенции" вырастет поколение, для которых Гоголь будет ассоциироваться с вампирами, как на Западе Бетховен ассоциируется с кличкой собаки.



P.S.

Возвращаясь к отбушевавшей буре в стакане.

Если бы мадам Поклонская со товарищи поставила вопрос именно о принципиальной – на уровне закона - недопустимости "художественных" вольностей с конкретными историческими персонажами и событиями или, по крайней мере, о неучастии бюджета в финансировании подобных самоиспражнений "художников", то был бы ей респект и уважуха. И тут вполне мог бы сложиться консенсус между всеми кружками по интересам, которые своим идеалом видят сильную и независимую Россию – от монархистов до коммунистов.

Потому что "Матильда" – это всего лишь ОДНО ИЗ проявлений ситуации полной безответственности разного рода пидарасов, пардон, "художников", проводящих на бюджетные деньги "смелые художественные эксперименты" и выдающих "философские притчи", используя при этом образы вполне конкретных исторических персонажей и канву вполне конкретных исторических событий.

Потому что кроме "Матильды", есть ещё целая куча киношлака, передающего "художественное переосмысление" всякими пидорасами, пардон, деятелями кино, российской истории: "1612", "Царь", "Штрафбат", "Цитадель", "Сволочи", и т.д. и т.п.

Раз за разом очередная кодла пидарасов, пардон, "работников культуры", паразитирует на авторитете выдающейся исторической личности или ключевого события в российской истории, обмазывая их своим ублюдочным видением мира и заставляя это ублюдочное видение мира пропагандировать.

А ведь вдохновенные творцы всего этого вонючего блевантина имеют с одной стороны, доступ к умам миллионов людей, а с другой – к миллионам денег из государственного бюджета.

Когда я наблюдал за разворачиванием эпопеи вокруг "Матильды", у меня было двойственное отношение к происходящему. С одной стороны – проблема полной безответственности со стороны либерастической пидорасни, пардон, творческой интеллигенции давно перезрела, а с другой – очень напрягал блеск в глазах у мадам Поклонской, от которого сквозило неофитским / сектантским фанатизмом и очень-очень напрягало блаженное выражение её лица, когда она целовала ручку гастролирующей клоунессы – "государыни", прости Господи.

Ну и итог - вместо серьёзной работы над оздоровлением культурного пространства России, у Поклонской, у которой были для этого все рычаги, получилась просто глупая бабская истерика, основательно так отдающая сектантским душком, которая серьёзно ударила по авторитету как Русской Православной Церкви так и Государственной Думы и ожидаемо закончилась пшиком.

И оказывается вполне закономерным, что глумление над Николаем Васильевичем Гоголем, который сделал несоизмеримо больше для интеграции Православия в русскую культуру, чем Николай II, у мадам Поклонской и её хомячков никакого протеста не вызвало. И это при том, что "Хохоль" превзошёл "Матильду" по количеству зрителей: 1,852 млн. чел. ("Хохоль"), против 1,834 млн. ("Матильда") - и это без такого беспрецедентного пиар-менеджера как Поклонская.





Смотрите также: 


(голосов:0)
Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.