Опубликовано : 1-12-2017, 10:05 | Категория: Статьи » ОДКБ в Минске: структурирование и реагирование



ОДКБ в Минске: структурирование и реагирование


Колумнист Sputnik Ростислав Ищенко об итогах саммита ОДКБ в Минске, мерах противодействия незаконной миграции и деловой озабоченности первых лиц.


О любом международном мероприятии внешние, доступные любому, самому непрофессиональному взгляду моменты говорят зачастую больше, чем строго секретные документы, принимавшиеся его участниками по итогам многочасовых прений. В ходе состоявшейся 30 ноября встречи на высшем уровне ОДКБ в Минске можно выделить несколько таких внешних моментов.


Во-первых, важен состав делегаций. Лавров, Шойгу и Патрушев отправились в Минск не консультировать президента по ходу переговоров, но встречаться со своими контрагентами из стран ОДКБ. Уже один этот момент свидетельствует об интенсивной организационной работе, идущей в рамках организации.


Во-вторых, бросалось в глаза нескрываемое удовольствие, с которым Лукашенко вел заседание ОДКБ на уровне глав государств. Белорусский руководитель сразу пообещал, что повестка дня будет отработана оперативно и конструктивно и в заключительном выступлении отметил, что слово свое сдержал. Эта уверенность Лукашенко означает, что все острые углы были сглажены заранее, государства — члены организации, несмотря на имеющиеся разногласия, пришли к единому мнению, и этот компромисс удовлетворил всех.


Этот вывод подтверждается заявлениями казахстанского и кыргызстанского лидеров, которые подвели черту под личностным конфликтом руководителей, уже перераставшим в кризис с блокадой границы между двумя странами — членами не только ОДКБ, но и ЕАЭС.


В-третьих, лица президентов на заключительном этапе переговоров не светились радостью и не были погружены в печаль (как случалось с некоторыми президентами на саммитах СНГ и ОДКБ ранее). Они выражали деловую озабоченность. Саммит ушел от прежнего формата встреч "старых партийных товарищей" с поцелуями и акцентом на неформальных контактах. Теперь он напоминает заседание совета директоров транснациональной корпорации. Люди собрались решить проблему, решили ее и разъехались по своим делам.


Логично задать вопрос: а какую, собственно, проблему решали столь представительные делегации в Минске? Ведь пока что так и не создан Центр кризисного реагирования и не представлена на всеобщее обозрение стратегия коллективной безопасности. А это наиболее серьезные и перспективные проекты, работу над которыми ОДКБ начала в 2016 году.


Нет — терроризму

Для начала страны ОДКБ озаботились решением актуальной и очевидной для всех проблемы терроризма. С этой целью был согласован единый список террористических организаций. А это непростая задача, к решению которой шли не один год, поскольку все хотели включить в список "своих" террористов, но не желали ссориться с террористами чужими и их покровителями.


Теперь эта проблема преодолена, что позволило, в свою очередь, запустить операции "Нелегал" и "Наемник". Первая будет направлена на предотвращение нелегальной миграции, от которой страдает, в основном Россия. Теперь Москва получает в свои руки механизм, позволяющий отслеживать и контролировать миграционные потоки, направлять их в нужное русло и балансировать национальный состав. Это особенно важно сейчас, когда традиционная для России трудовая миграция из государств Средней Азии и Закавказья дополняется массовой миграцией из Украины, которая в ближайшем будущем может возрасти в разы.


Операция "Наемник" дополняет операцию "Нелегал" и направлена на предотвращение создания возвращающимися на территории государств — членов ОДКБ участниками чужих войн, устойчивых бандитских и террористических ячеек. Данное направление работы важно для всех, потому что, если России при помощи террористической войны можно доставить массу неприятностей и порядком ограничить ее внешнеполитическую активность, то государство помельче грамотно проведенная террористическая кампания способна и вовсе уничтожить.


Между тем понятно, что после победы на Ближнем Востоке над исламскими радикалами и с развитием процесса урегулирования тысячи бывших "воинов джихада" начнут рассасываться в другие регионы, в том числе на Кавказ, в Среднюю Азию, в российские мегаполисы — в места, где они могут рассчитывать раствориться в толпе, получить поддержку и заняться любимым террористическим делом.


Еще одна, пока эвентуальная, но весьма близкая угроза — Украина. Там кризис входит в завершающую фазу, после которой, вне зависимости от того, какова будет судьба собственно украинского государства, десятки тысяч бродящих сейчас по ее территории бандитствующих националистов и обычных бандитов, прикрывающих свою деятельность националистическими лозунгами, окажутся не у дел и перед перспективой суда — скорого и справедливого. Естественно, они постараются затесаться в идущий с территории Украины поток трудовых мигрантов и, растворившись на просторах России и Беларуси, установить контакт со своими "братьями по разуму", выбитыми с Ближнего Востока. Эффективно бороться с таким универсальным (поликонфессиональным, полиэтническим и поликультурным) терроризмом можно только жестко координируя усилия (в том числе информационную базу).


Да — коллективной безопасности

Еще одной сферой тесной координации усилий стали вопросы информационной безопасности, в частности борьба с хакерами и кибертерроризмом. В свете традиционного использования именно информационных технологий для расшатывания стабильности государств, становящихся мишенями организаторов цветных переворотов. Поскольку цветные перевороты являются новой формой агрессии (совершаемой за счет ресурсов жертвы), информационная атака должна квалифицироваться как акт агрессии. Кстати, именно так ее квалифицируют США, которые, едва утратив монопольный контроль над глобальным информационным пространством, сразу же стали истерично защищаться от "русских хакеров". Это свидетельствует, насколько серьезно относятся в Вашингтоне к технологиям информационной войны.


Не удивительно, что ОДКБ, вслед за НАТО, которое уже давно ведет соответствующую работу, решила создать механизм коллективной защиты от информационной агрессии.


В общем, можно было бы сказать, что саммит был посвящен рутинной работе, если бы не одно но. Сам факт слаженности и эффективности работы делегаций (не свойственный саммитам ОДКБ, которые проходили в 90-е и даже в нулевые годы) свидетельствует о появлении у организации общего стержня. Этим стержнем стала Россия, продемонстрировавшая в последние годы свою готовность и способность эффективно противостоять гегемонии Запада и защищать своих союзников. Теперь превращение ОДКБ из декларативной структуры безопасности в работающий механизм полностью зависит от членов этой организации. Испытывающие явный дефицит безопасности страны-члены, увидев возможность гарантированной защиты, с энтузиазмом принялись за работу.


Результаты уже видны. Вначале вынос вопроса межсирийского урегулирования в Астану, а теперь и общее заявление ОДКБ по Сирии демонстрирует, что Россия больше не выступает по вопросам глобальной безопасности одна. У нее есть своя устойчивая группа союзников (поменьше НАТО, но структурно аналогичная), которая поддержит действия Москвы в любом регионе мира (в обмен на гарантию их безопасности), как ЕС (в рамках НАТО) безоговорочно поддерживал до недавних пор США.


Очевидно, что постепенно ОДКБ начинает играть такую же роль в отношении ЕАЭС, как НАТО в отношении ЕС. И в ближайшем будущем, с ростом международного авторитета и возможностей России, сфера ответственности ОДКБ неизбежно расширится, а в состав блока войдут новые страны. Поэтому важно сейчас, в узком кругу, отладить структуры и механизмы, к которым затем новые члены будут только присоединяться, не имея права ничего в них менять.


Так что казахстанскому председательству, которое началось с 1-го декабря, есть над чем работать.


Ростислав Ищенко





Смотрите также: 


(голосов:0)
Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.