Опубликовано : 17-04-2020, 19:05 | Категория: Статьи » Коронаглушилка



Ceterum censeo Ucraina esse delendam Несколько лет назад начальник ушел на суперсекретное совещание. Шанс насладиться летним послеобеденным днем был реализован ― придумал сам себе важное задание и ушел на оперативный простор. На следующее утро, во время старта рабочего дня под кофе, мной были высказаны некоторые соображения по рабочим вопросам. Удивление на лице руководителя невозможно было не заметить. Причину он мне объяснил. Дело в том, что я практически дословно изложил ему суть вчерашних посиделок, причем некоторые предложения воспроизвел в той же интонации, в которой они и были высказаны. Как он мне сказал, такое ощущение, что я там был. Пикантность ситуации придавало то, что я не имел допуска к секретным документам и выводы делал по вялотекущей казенной переписке. Возможно, это и есть синхронизация по К. Г. Юнгу. Рассказал эту историю отцу как забавный анекдот. Он, однако, воспринял ее с серьезностью и сказал, что в этом нет ничего удивительного. Точно так же шахматист предвидит своего противника, опер устраивает засаду злоумышленнику, а парень пытается вообразить, какой же все-таки поступок сблизит его с любимой. Среди обговариваемых примеров один был посвящен разведке. Отец сказал, что разведчик, бегающий по крышам с револьвером, аки Джеймс Бонд, уже своим поведением доказал, что он и никудышный разведчик, и никудышный диверсант. Добыть документы из сейфа или переправить человека ― уровень М. О. фон Штирлица. Но глубинное бурение делается не так. Группа из нескольких медиумов собирается где-то на даче в Подмосковье и медитирует. Измененное сознание проникает в любые тайны Лэнгли и Пентагона. Те защищаются, наши обходят ловушки и наоборот. Теперь об операциях. Кажется, в каком-то из фильмов по произведениям Ф. М. Форсайта есть высказывание о том, что при проведении сложной операции, состоящей, например из ста ходов, противник уже на втором-третьем улавливает колебание паутины, к пятому начинает противодействовать, к седьмому успешно противодействует и имеет уверенные шансы окончить комбинацию вничью. Из этого следовала рекомендация проводить не одну стоходовую операцию, а сто одноходовых и желательно выигрывать их всухую. Но сложные операции тоже имеют шанс на жизнь. Вопрос только в маскировке. В момент задумывания какого-либо действия противник спокойно может уловить колебания в инфосфере. Еще нет никаких служебных записок и проектов. Разговоры только в курилке и на рыбалке. Но колебания уже есть. И их ловят. Есть, правда, и много других колебаний. Поэтому еще можно спрятаться в плевелах. Когда же операция попадает уже на секретную бумагу, уловить ее еще легче. Начинается реализация ― на третьем ходу нас уже ждут. Теперь перейдем к культу коронавируса. Именно к культу, а не к самому неклеточному инфекционному агенту. Для проведения аналогий хорошо подходит футбол. В футболе, как и в другой суперазартной игре на потеху публике, каждый раз, объявляя результаты сыгранных матчей, обозреватель обязательно упоминает, на чьем поле была сыгран тот или иной матч. Шум, который подавляет психику команды противника, никто не отменял. Шум создаётся десятками тысяч наших болельщиков. А если построить стадион побольше и поднять цены на перелет и гостиницы для чужаков, то можно добиться абсолютного доминирования своего шума. Итак, сегодня культ коронавируса занял две трети информационного пространства. В оставшейся трети уши пипла разрывают экономическая катастрофа и нефтяные игры. Даже если и остаётся пара сводных процентов, то их займут местные «ужастики». Итак, этот шум для нас продолжается уже три недели. Больных ― где мало, где много, но «поплывших» от шума ― тьмы, и тьмы, и тьмы. И вот представьте, в таких условиях должны продолжать свою разведку и стратегическое планирование глобальные игроки, когда идет сель авна в мозг всем. Следует заметить, что шум есть всегда. Кто любит котиков, кто Warhammer, кто европейские ценности, но этих шумов много, они маленькие и от них спокойно можно абстрагироваться. Много, как маленьких волн на море, которые совершенно не мешают идти курсом за горизонт. И тут идет волна-убийца, которая ломает корабли на части. Все забиваются в порт. Любые прокладки курсов откладываются на потом, когда пройдет сезон гигантских волн. (Возможно, В. Ю. Сурков, зная о приближении «цунами», и уехал на дачу заниматься медитацией, так как от шума даже Кремль не защищен.) Таким образом, фан-клуб коронавируса с дочерними фан-клубами экономики и нефти являются гигантским шумом, которым болельщики защищают своих одиннадцать кумиров, прикрывают их игру против чужих одиннадцати (сторонники и противники вируса вместе дают хорошую энергию на движок глушилки). Глобальный характер шума, нацеленность его проникновения во все мозги до пяток, развитая инфраструктура шума, скорее всего, указывает на то, что его цель заглушить тех homo sapiens, которые продолжают думать своим мозгом, а не надевают кастрюлю на голову. Коронашум должен заглушить мозг. И не мозги диванных экспертов и просто умных людей цель. Цель ― органы управления государством, бизнесом, идеологией, think tanks, создатели смыслов. Теперь представим, какова же цель настоящей игры и что получит победитель, если коронавирус-истерия обходится в триллионы долларов США (Д. Г. Джангиров упомянул, что США выделяют 6 триллионов долларов на решение вопроса, из них 5,5 триллиона направляются в экономическую сферу). Напрашивается еще одна ассоциация. Охотник на бенгальского тигра покупает ягненка и привязывает его к дереву, а сам садится в секрет. В минусе цена ягненка и затекшая нижняя часть спины (затраты на работу коронаглушилки 24 х 7 и экономический упадок), в прибылях ― шкура тигра и слава (или новый гегемон, или выход на качественно лучшие позиции для войны за этот титул). Сергей Климов, специально для alternatio.org

.



Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.