Опубликовано : 23-05-2020, 12:11 | Категория: Статьи » Будущее доллара



Генри Полсон Глава Института Полсона, в 2006–2009 гг. – министр финансов США.
Финансовая мощь США зависит от Вашингтона, а не от Пекина
То, что доллар поддерживает статус основной мировой резервной валюты столь долго, – историческая аномалия, особенно в контексте растущей КНР. На сегодняшний день китайский юань обладает наибольшим потенциалом, чтобы конкурировать с долларом. Однако Пекину ещё предстоит преодолеть серьёзные препятствия, прежде чем он сможет превратить юань в валюту, определяемую рынком. В конце марта мировые финансовые рынки рухнули на фоне хаоса пандемии коронавируса. Международные инвесторы сразу же стали искать убежища в долларах США (как это делали во время финансового кризиса 2008 г.), и Федеральная резервная система США была вынуждена предоставить большие долларовые суммы своим глобальным партнёрам. Спустя 75 лет после окончания Второй мировой войны первенство доллара нисколько не ослабело. Постоянное доминирование доллара – поразительно, особенно с учётом роста рынков развивающихся стран и относительного спада экономики США с почти 40% мирового ВВП в 1960 г. до нынешних 25%. Но статус доллара проверят через способность Вашингтона пережить бурю COVID-19 и выработать экономическую политику, позволяющую стране со временем начать управлять своим национальным долгом и обуздать структурный бюджетный дефицит. Значение имеет рост курса доллара. Роль доллара как основной мировой резервной валюты позволяет Соединённым Штатам платить более низкие ставки по долларовым активам, нежели без этого статуса. Не менее важно, что это позволяет стране иметь больший торговый дефицит, снижает валютный риск и делает американские финансовые рынки более ликвидными. Наконец, это выгодно американским банкам из-за их расширенного доступа к долларовому финансированию. То, что доллар поддерживает такой статус столь долго, – историческая аномалия, особенно в контексте растущей КНР. На сегодняшний день китайский юань обладает наибольшим потенциалом, чтобы конкурировать с долларом. Экономический вес Китая, перспективы будущего роста, интеграция в мировую экономику и активные попытки интернационализации юаня способствуют расширению роли китайской валюты. Но сами по себе эти условия недостаточны. И широко разрекламированные успехи Китая в области финансовых технологий – включая быстрое развёртывание мобильных платёжных систем и недавний пилотный проект Народного банка Китая по тестированию цифрового юаня – не изменят этого. Цифровая валюта, поддерживаемая Центробанком, не меняет фундаментальной природы юаня. Пекину ещё предстоит преодолеть серьёзные препятствия, прежде чем юань действительно сможет стать основной мировой резервной валютой. Помимо прочих мер по преобразованию, он должен добиться большего прогресса в переходе к рыночной экономике, улучшить корпоративное управление и развивать эффективные, хорошо регулируемые финансовые рынки, которые заслужат уважение международных инвесторов, чтобы Пекин мог снять контроль над капиталом и превратить юань в валюту, определяемую рынком. Вашингтон должен чётко понимать, что на самом деле на кону конкуренции с Китаем. Соединённые Штаты должны сохранить своё лидерство в области финансовых и технологических инноваций, но не стоит переоценивать влияние китайской цифровой резервной валюты на доллар США. Прежде всего, необходимо сохранить условия, которые создали первенство доллара: динамичную экономику, основанную на разумной макроэкономической и финансовой политике; прозрачную и открытую политическую систему; лидерство в экономике, политике и в сфере безопасности за рубежом. Иными словами, сохранение статуса доллара не будет определяться тем, что происходит в Китае. Скорее, это почти полностью будет зависеть от способности Соединённых Штатов адаптировать свою постковидную экономику так, чтобы она осталась образцом успеха. Выход из кризиса и преимущества Китая Ван Ивэй Эпидемия положила начало глобализации людей, но Запад все ещё думает и действует в логике глобализации денег (капитала). Глобализация людей в предельной степени касается жизней. В ней невозможна ситуация «один выиграл, другой проиграл»: либо все выигрывают, либо все проигрывают. Человечество должно полностью победить вирус, иначе оно само будет им побеждено. Подробнее
Конкуренция Китая в финансовых технологиях
Многие по возвращении из Китая, затаив дыхание, говорят о том, насколько безналичной стала страна. От покупки перекуса в магазине на углу до раздачи денег попрошайкам – всё теперь осуществляется через смартфоны и QR-коды (сканируемые квадратные штрихкоды). Банкоматы – наследие прошлого. Китайские компании становятся всё более конкурентоспособными в области финтеха, а китайские потребители являются их крупнейшими пользователями. Эти факты регулярно склоняют экспертов к мнению о том, что доминирование китайских финансовых технологий может вскоре поставить глобальный статус доллара под угрозу. Но это не должно вызывать серьёзного беспокойства – нет уверенности, что Соединённые Штаты действительно отстают в вопросах финтеха. Китай – не пионер этой сферы, а скорее быстрый последователь и распространитель технологий. Китайские технологические гиганты Alibaba и Tencent лидируют в создании сервисов, делающих цифровые транзакции намного более эффективными, в то же время охватывая большой рынок клиентов без банковского счёта, в частности из сельских районов Китая. Использование их услуг было феноменальным. Например, в 2018 г. объём транзакций мобильных платежей в Китае составил 41,5 трлн долл. Этот успех стал возможен главным образом потому, что существующая финансовая инфраструктура Китая устарела, а его государственная банковская система неэффективна. Не менее важно и то, что кредитные карты никогда не были распространены в Китае, поэтому, когда смартфоны стали дешёвыми и повсеместными, было совершенно логично перейти от экономики, основанной на наличных деньгах, непосредственно к мобильному банкингу. К тому же можно, конечно, восхищаться тем, насколько «безналичным» стал Китай, но стоит помнить о том, что многим американцам тоже трудно вспомнить, когда они в последний раз использовали наличные деньги для чего-либо, кроме незначительных сделок. Они могут мгновенно и без проблем переводить деньги с одного банковского счёта на другой. Мобильные платёжные сервисы, такие как Venmo и Apple Pay, работают так же хорошо, как Alipay и WeChat. Но в целом американцы по-прежнему предпочитают кредитные карты, потому что пользоваться ими столь же удобно, как телефоном, а существующая финансовая инфраструктура безопасна и надёжна. Китайские технологические компании наращивают инновации, чтобы удовлетворить потребительский спрос и компенсировать ненадёжную финансовую инфраструктуру страны. Более того, они начали внедрять эти технологии в развивающиеся рынки, чья зарождающаяся экономика поощряла мгновенное принятие смартфонов и, таким образом, предоставляла китайским компаниям колоссальную возможность завоевать долю рынка. Хотя китайский Центробанк может запустить цифровую валюту уже в этом году, заголовки газет всё же преувеличивают, насколько трансформационной она будет на самом деле. Те, кто беспокоится о том, что такое развитие событий может ознаменовать конец первенства доллара, не понимают, что форма денег может измениться, а её природа – нет. Цифровой юань всё равно будет китайским юанем. Никто не изобретает деньги заново. Токен, используемый для транзакций, может быть разным, но перспектива Китая в отношении статуса резервной валюты зависит от того же набора факторов, что применимы к эмитенту этой валюты. И хотя китайское правительство поощряет использование юаня для расчётов по торговым операциям в рамках усилий по интернационализации своей валюты, нефть и другие основные сырьевые товары по-прежнему оцениваются в долларах США. Привилегия мировой резервной валюты, предоставленная доллару, вряд ли была предопределена заранее. Превосходство доллара появилось только благодаря сочетанию исторических событий, геополитических условий после Второй мировой войны, политики Федерального резерва США, а также динамичности и огромных размеров американской экономики. Сегодня «естественная монополия» доллара может показаться неотъемлемой частью международной системы, но в первой половине XX века доллар США и британский фунт стерлингов столкнулись лицом к лицу в борьбе резервных валют. Со временем международная валютная система, вероятно, вновь придаст относительно равный вес двум или более мировым резервным валютам. И китайский юань – главный претендент, поскольку он уже резервная валюта наряду с иеной, евро и фунтом стерлингов. И если не брать во внимание масштабную катастрофу, китайская экономика на пути к тому, чтобы в обозримом будущем стать крупнейшей в мире. Это будет ещё и первая крупная экономика, которая оправится от кризиса COVID-19. Тем не менее то, что юань может присоединиться к американскому доллару в качестве основной резервной валюты, пока не предрешено. Чтобы получить такой статус, Китаю необходимо реформировать свою экономику и развивать рынки капитала сложными способами, вовлечёнными в комплексные внутриполитические соображения. Недавние китайские амбиции, которые требовали подобных преобразований (например, превращение Шанхая в полноценный глобальный финансовый центр к 2020 г.), до сих пор откладываются: финансовый центр просто нежизнеспособен, когда существует контроль над капиталом и валюта не определяется рынком. То же самое и с перспективами юаня стать основной резервной валютой. Хотя цифровая валюта, поддерживаемая Пекином, сама по себе вряд ли подорвёт превосходство доллара, она, безусловно, может способствовать усилиям Китая по интернационализации юаня. В странах с нестабильной валютой (таких как Венесуэла) цифровой юань является привлекательной альтернативой местной валюты. Китайские фирмы, как, например, Tencent, уже имеют значительное присутствие в развивающихся странах Африки и Латинской Америки и могут расширить своё присутствие там, что приведёт к увеличению доли цифрового юаня на рынке в будущем. Это могло бы помочь повысить глобальный статус юаня и стать частью более широкой стратегии по проецированию китайского экономического и политического влияния за рубежом.
Стимулирование американских инноваций
В настоящее время Соединённым Штатам следует меньше беспокоиться о прекращении господства доллара и больше о способности своего частного сектора внедрять новые финансовые технологии. Цифровая валюта – не только китайская идея и не только область деятельности Центробанков. Финансовые инновации в цифровых валютах и мобильных платежах происходят и в частном секторе США. В то же время новые технологии включают в себя неизбежные риски. Широко внедрять эти технологии без обеспечения надёжной конфиденциальности данных будет затруднительно. Кроме того, они могут способствовать отмыванию денег и другой незаконной финансовой деятельности, что является вполне законным поводом для беспокойства. Кремниевая долина и Уолл-Стрит уже давно лидируют в создании финансовых инноваций, новых цифровых платформ для транзакций и новых форм денег. Если плоды этих инноваций будут реализованы, американские компании смогут создать лучшую, самую безопасную и надёжную цифровую валюту в мире с жёстким контролем над незаконным финансированием. В результате повышения эффективности и снижения операционных издержек потребители получат ощутимые выгоды. Таким образом, директивным органам необходимо найти тщательный баланс между снижением рисков, связанных с этими новыми технологиями, и поддержкой способности частных американских компаний внедрять инновации. Опасность заключается в том, что чрезмерно усердные американские регуляторы могут повысить входной барьер для американских фирм, чтобы обслуживать тех, кто предпочитает цифровое финансирование обычным банковским операциям – в США, а в мире – небанковских потребителей (по данным Всемирного банка это около 2 млрд человек, основная часть которых проживает в развивающихся странах с более слабыми финансовыми рынками и неустойчивыми валютами).
Доминирование доллара США началось дома
Безусловно, Соединённым Штатам необходимо относиться к Китаю как к серьёзному экономическому конкуренту. Но когда речь идёт о первенстве доллара, то главный риск исходит не от Пекина, а от самого Вашингтона. Америка должна поддерживать экономику, которая внушает мировое доверие и уверенность. Неспособность сделать это со временем поставит под угрозу положение доллара США. Статус доллара – показатель фундаментальной надёжности американской политической и экономической системы. Чтобы сохранить позиции доллара, американская экономика должна оставаться образцом успеха для подражания. Это, в свою очередь, требует наличия политической системы, способной осуществлять политику, позволяющую большему числу американцев преуспевать и достигать экономического процветания. Также необходима политическая система, способная поддерживать финансовое здоровье. История не знает ни одной страны, которая оставалась бы на вершине без бюджетной осмотрительности в долгосрочной перспективе. Американская политическая система должна реагировать на современные экономические вызовы. Экономическая политика Соединённых Штатов за рубежом также имеет большое значение, поскольку влияет на доверие к США и в значительной степени определяет их способность определять направления развития в глобальном масштабе. Чтобы сохранить это лидерство, Соединённые Штаты должны отстоять инициативу корректировки и обновления глобальных правил и норм, регулирующих торговлю, инвестиции и конкуренцию в области технологий с учётом реалий XXI века. Вашингтон также должен помнить, что односторонние санкции, ставшие возможными благодаря привилегированному положению доллара, не бесплатны. Вооружая доллар таким образом, можно подтолкнуть как союзников, так и врагов США к разработке альтернативных резервных валют, для чего они, возможно, даже объединят свои усилия. Именно поэтому Европейский союз настаивает на дальнейшем продвижении евро в международных сделках. Точно так же вопрос о том, присоединится ли юань к доллару в качестве основной резервной валюты, будет полностью зависеть от того, как Китай перестроит свою собственную экономику. Но если Пекин успешно проведёт необходимые реформы, он разовьёт экономику более привлекательную для экспорта американских товаров и услуг и создаст более равные условия для американских компаний, работающих в Китае – это изменения, которые принесут пользу Соединённым Штатам. Ценность национальной валюты для её держателей в конечном счёте – отражение экономических и политических основ страны. То, как Соединённые Штаты будут развиваться в постпандемические годы, станет серьёзной проверкой. Прежде всего, страна должна проводить макроэкономическую политику, которая поставит её на устойчивый путь управления госдолгом и траекторией структурного бюджетного дефицита и которая не должна утратить основы, поддерживающей её экономическую мощь, – всё это коренится в духе инноваций и эффективном госуправлении. Если Вашингтон станет придерживаться такого курса, есть все основания для доверия к доллару. Перевод: Анна Портнова Foreign Affairs


.



Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.