» » Сводки от ополчения Новороссии 03.08.2015
Опубликовано : 3-08-2015, 09:05 | Категория: Новости, Политика » Сводки от ополчения Новороссии 03.08.2015



Показать / Скрыть текст27 июля 2014 года началась активная фаза штурма города. На самом деле артиллерия ВСУ стала работать раньше, подготовка к зачисткам была длительной и нудной. Ваш покорный слуга взял выходной, первый выходной за долгое время. Пятница, суббота, воскресенье, понедельник... Нет, я не так уж и сильно устал, мне просто не на чем было выехать. Город оказался в частичной блокаде: со стороны Водяного давила артиллерия, с Ямы выезжали танки, из Опытного шел прорыв пехоты при поддержки брони. Говорят, что для обороны численность армии может быть в десять раз меньше, чем для наступления. На деле мы имели до сотни человек пехоты в обороне города да пару "утёсов", один из которых в этот же день был выведен из строя. Царство небесное пулемётчику, если не ошибаюсь, его успели после боя доставить в больницу, но, увы, после прямого танкового попадания это было бессмысленно. Да, у нас были миномёты, или миномёт, и одна или две лёгких брони. Достаточно было этого для обороны? Спросите у выживших! Не один день сдерживать наступление сил, превосходящих тебя по численности, оснащению и поддержке... Другой вопрос, возможно ли было прислать подкрепление в город? Ведь 20 километров - это всего лишь пара-тройка часов марша сил поддержки, техники, пехоты, связи... Но хватит мечтать, вернёмся к дате события. Что происходит в этот период? Бои везде, фронт горит, по всей его линии потери территории. Откуда брать людей для усиления?! Снимать с обороны Донецка? Кидать в прорыв на соединение со Спартака? Оголять тылы? Не забывайте, бои за аэропорт в то время блистают победными сводками Украины, а "площадки" стабильно становятся полигонами действий вражеской пехоты.

Итак, имеем расклад: карманными картами у вас выпадает пара десяток - не худший расклад, да и блайнды сделаны, начинаем стучать по столу (кто понял - молодец, всем остальным читать правила Техасского холдема). Продолжаем партию. Ваш оппонент резко повышает ставки и заставляет вас идти чуть ли не ва-банк. Что вы сделаете? Да, верно, вы пожертвуете малым. Именно так вы и поступите, вы же ещё не выжили из ума? Кто захочет в начале игры терять всё, тем более что перед этим была сыграна чудесная победная партия: три котла и Саур-Могила.
К чему все эти словесные упражнения? Отход частей сопротивления от Авдеевки был закономерным. Да, нам до последнего не хотелось в это верить, до последнего все ждали чуда и прорыва с фланга частей подкрепления. Ваш покорный слуга был в городе 28 июля, всего лишь за два часа до отступления покинув передовой блок-пост. И да, я застрял в городе, на 6 дней, 6 мучительных дней, сопровождавшихся зачистками и прочими "прелестями"…

Что могу сказать от себя? Война показывает настоящее нутро человека, война сближает до этого абсолютно чужих людей... Когда война приходит к тебе в дом, ты перестаёшь мыслить шаблонами... Мне по телефону был дан совет уходить лесополосой, одевать пайту, собирать рюкзак и пробираться ночью к своим...
Мой город вот уже год - недосягаемая цель. И когда меня спросят, что для меня эта война, я отвечу, что это путь домой... Длинный, полный неожиданностей, путь домой... Прости нас, город, за каждую лишнюю трещину в твоих домах, прости
нас за каждую невинно пролитую каплю крови. Мы не смогли тебя защитить, но мы не бросим тебя! Мы честно будем скоро... Спасибо, что ты жив!

P.S. И немного по самообстрелам города. Для местных не секрет, а вот остальным поведаю. Между вылетом и прилетом - меньше трёх секунд. Подумайте, кому выгодно бить по заводу, учитывая отсутствие на нём как таковых важных огневых точек. Три секунды... Да ещё и огонь ведётся с района "водокачки". Нет, не стоит списывать с себя всю вину, но в сухом остатке она выглядит как случайность, а странные самообстрелы - как закономерность."


Показать / Скрыть текст— Представься, пожалуйста. Как тебя зовут?

— Меня зовут Рудольф.

— Откуда ты?

— Я бразилец.

— О, ты из Бразилии… Как давно ты здесь, на Донбассе?

— Я приехал воевать с фашистским режимом на Донбасс. Я здесь девять месяцев.

— Тебе нравится здесь? Страна, люди?

— Да. Мне нравится Новороссия. Мне нравятся люди здесь.

— Ты хотел бы остаться здесь? Например, принять гражданство Новороссии, стать гражданином этой страны?

— Сейчас в Новороссии очень жарко. Климат похож на Бразилию.

— То есть остаться здесь для тебя будет хорошо, если говорить о климате.

— Да, да. Я уже был здесь в декабре и большой проблемой был сильный холод.

— Очень холодно…

— Да, очень! На позициях я обморозил пальцы и стопы. Сейчас без проблем.

— Сколько друзей у тебя здесь?

— У меня шестнадцать друзей здесь, на Донбассе.

— Как твоя семья относится к тому, что ты решил приехать воевать на Донбасс? Что думают твои родители? Поддерживают они тебя или нет?

— Моей маме тяжело, потому что я воюю на Донбассе, но я не поеду в Бразилию, пока не закончится война."
[spoiler=Видео]



Видео



Показать / Скрыть текстИ с теми же мыслями на днях сюда приехали известные фронтовые корреспонденты "Комсомольской Правды" Дмитрий Стешин и Александр Коц. Эти люди, хоть и не военные, но на войне провели времени больше, чем иной боевой офицер, не говоря уже о рядовом составе. Здесь на Донбассе они с первых дней и были везде, где сражалось ополчение. И лично я считаю их своими братьями по оружию, на что, по-моему, имею все основания. Не думаю, что лично им были непонятны наши мотивы. Но им хотелось это сформулировать и донести до людей там, в тылу, где нет взрывов и слово "град" по умолчанию понимается в своём изначальном значении. Ехали они в том числе и ко мне. Просто поговорить об этом. По результатам взятого интервью они написали статью и сняли видеорепортаж. То и другое предлагаю вашему вниманию, друзья.

Спецкоры "КП" передают с Донбасса, рассказывая о том, почему там российские бизнесмены восстанавливают школы, сидят с оружием в окопах и погибают в засадах

Этим летом они могли поехать на индивидуальное сафари в Африку или на острова в Средиземном море, купив для этой прогулки яхту. Могли полететь на Северный полюс или Южный — почти все могли себе позволить, все, что не дороже денег. Но они выбрали иное, не имеющее цены ни в какой валюте. Кто-то выбрал для своего отпуска город, который ежедневно утюжат артиллерией и пытается восстановить к первому сентября разрушенную школу, а кто-то просто погиб в раскаленных приазовских степях на очередном боевом задании. Погиб в тот день, когда ему должны были вручить медаль за смелость. Зачем медаль за смелость преуспевающему бизнесмену, владельцу торговой сети? Почему финансист помогает Донбассу? Откуда взялись эти белые вороны там, где принято думать только о себе и деньгах?

Окраина Горловки, традиционное место прилетов снарядов от ВСУ, «плюсов» или «входящих», как их называют местные жители с юмором обреченных. Мы стоим у входа в 52-ю гимназию Горловки, готовые каждую минуту шагнуть в укрытие-подворотню. Но пока тихо и мы беседуем с москвичом Николаем Ханиным - он один из тысяч российских «белых воротничков». Не бедствует, но и не шикует. Своих заводов или компаний у него нет. «Немного инвестирую, немного зарабатываю на бирже, - скромно поясняет он. - Обычный бизнесмен». Почему в промежутках между зарабатыванием денег ему вдруг захотелось ими совершенно бескорыстно поделиться, Николай толком объяснить не может.

- Это даже не идея, - улыбается 38-летний парень. - Это позыв. Если я могу помочь, надо это делать. Смотришь по телевизору и видишь, как погибают мирные жители... Просто не можешь оставаться в стороне. В Горловку я попал благодаря стечению обстоятельств. А школу выбрал по вполне понятным для меня причинам. Это единственная школа в городе, в которой преподавание велось на русском языке всегда. Так решил директор этого учебного заведения. Я зарегистрировал на свое имя благотворительный фонд, заключил здесь договор со строительной фирмой, стекло возим из России — здесь его нет, а все остальное закупаем в республике. Я хотел, чтобы мои деньги остались тут, попадали в бюджет, в зарплаты.

Сергей Гордиенко в этой школе работает директором с 1994 года. И вполне искренне удивляется щедрости внезапно свалившегося мецената: «То, что он задумал не делалось в этой школе уже 35 лет». Фронт работ огромный. Николай решил не мелочиться и провести капитальный ремонт в школе. После обстрелов 120-миллиметровыми минами зимой в школе полетела вся система отопления, батареи лопнули, были повреждены несущие конструкции...

- Здесь были вентиляционные шахты, их снесло взрывом, дыры уже заделали, - проводит экскурсию по крыше директор школы. - У нас всегда особое внимание уделялось математике и химии. И все преподавание всегда велось на русском языке. Нас конечно чиновники пытались переубедить. Ребенок безусловно должен изучать много языков, но учиться он должен на языке родителей, на котором он говорит дома, на улице. Так ему проще. Наши родители это поддерживали, это была общая позиция. Но и украинский учили в полном объеме.

- А историю?

- Я преподавал только всемирную историю в последние годы. А историю Украины я отдавал молодым преподавателям, потому что выполнять программу в том виде я просто не мог. За несколько десятилетий, конечно, многое менялось. Но с учетом того, что старшее поколение, отец, его брат, братья матери — все воевали с фашистами, у меня определенное к этому отношение. Я вырос на их воспоминаниях. Мы знаем, кто воевал с ними, а кто им помогал.
С учебниками, к слову, тоже вызвался помочь столичный бизнесмен. В Интернете он уже объявил акцию «Книга Донбассу», на которую откликнулись не только обычные россияне, но и крупные книжные издательства. Ханин планирует создать в школе полноценную библиотеку.

- Сколько личных средств ты уже вложил в восстановление? - спросили мы предпринимателя в лоб.

- Ой, я не хочу это афишировать. Много. И это только начало.Нет, никакого счета для сбора денег нет, я восстанавливаю школу на свои, это моя принципиальная позиция.

Ханин, кажется, даже стесняется своего «порыва». Из разряда «белых воротничков» в касту волонтеров-добровольцев он попал всего два месяца назад. И еще не привык к новым ощущениям. И пока не может сформулировать идеологическую составляющую своего поступка. «Так надо», - лаконично говорит он, сдержанно улыбаясь. К слову, многие небедные добровольцы из России, взявшие в руки оружие, начинали как раз с таких неосознанных «порывов».

Павел Раста из Ростова как раз из таких. В России было свое дело, которое приносило стабильный доход. Плюс — популярность блогера-публициста в Интернете. Мы встретились в центре Донецка. Худощавый, лысый, с бородой и в очках. Внешность скорее чиновника политуправления, чем солдата. Но в послужном списке — самые горячие точки противостояния на Донбассе. Здесь он уже 10 месяцев, сейчас осваивает специальность радиста-разведчика.

- Принято считать, что сюда приезжают воевать недееспособные и никчемные люди, которые не смогли состоятся в мирной жизни, такой идеологический штамп. Здесь немало состоявшихся людей, вот ты — средний класс, известный сетевой публицист. Зачем приехал сюда воевать и умирать?

- Не скажу, что я приехал умереть, но, несомненно, готовность к этому у меня есть. Про причины часто спрашивают, вопрос сложный, зачастую очень личный. Первоначальный мотив у всех добровольцев схожий. Каждый шел к этому долго, но решение принял быстро. Для начала, человек, который видит что здесь происходит, понимает, что не может остаться в стороне. Начинает собирать гуманитарку, потом возить ее, это затягивает. Есть еще мотивы — патриотизм, например.Его из нас вытравливали 25 лет, но не смогли. Если из русского человека вытравить патриотизм, он перестает быть русским и становится кем-то иным. Патриотизм спал и проснулся, когда началась литься братская кровь. Когда Че Гевару спросили: «Что двигает революционером?», он ответил: «Любовь». Здесь все защищают то, что любят. Поймите, то что мы пришли сюда добровольцами — воевать или строить, - это нормально. В этом нет аномалии. Это те критерии нормальности, которые нам внушали... были ненормальны.

- Ты что-то оставил дома?

- Я оставил мать, для меня это очень тяжелый момент. Что делать, и наши предки так поступали. Я думаю, что я воюю и за свою мать тоже. Я не бедствовал, был средним классом и на жизнь не жаловался. Многие мои братья по оружию, уезжая, оставляли в России бизнес или карьеру.

- Принято считать, что бизнес у нас лишен социальной ответственности и вообще не патриотичен...

- В Широкино в июле погиб мой земляк из Ростова Евгений Черников. Крупный бизнесмен, владелец торговой сети, складов, логистики. Публикации в ростовской прессе меня очень задели. Тональность была такая: «Зачем ему это было нужно»? Мне было очень обидно за него. Он служил в Широкино, служил очень хорошо, был представлен к медали, и так получилось, что в день награждения его убили. На дороге, которая шла вдоль линии фронта. Он доставлял воду и БК на передовые позиции и отказаться от этого задания, конечно не мог... Я считаю, что люди участвующие в священной войне попадают в рай. А то, что для русских это война - священна, у меня нет сомнений.

PS

Перед отъездом на войну владелец крупного торгового холдинга Евгений Черников оставил своим коллегам записку. Которая по сути была завещанием. Огласили его на похоронах добровольца-бизнесмена:
«Друзья! Очень горд тем, что мне довелось трудиться с вами бок о бок! Со многими из вас мы преодолевали трудности, совершали трудовые подвиги. Сейчас, наверное, многие задаются вопросом: «Зачем ему это было нужно». Наш самый первый и самый страшный враг _ это страх. Лишь победив страх, обретаешь свободу и чувствуешь себя счастливым. Мне не страшно отдать жизнь за будущее своей страны!
Учитесь побеждать страх!
Будьте патриотами своей страны!».

Донецк, Горловка."

А мне добавить нечего. По теме всё уже было сказано выше.

(с). Павел Раста (позывной "Шекспир").


Видео



Видео



Видео



news-front.info
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.