Опубликовано : 17-05-2017, 20:10 | Категория: Новости, Политика » Судьба российских ударных дронов



Судьба российских ударных дронов

На вооружении Российской армии имеется около двух тысяч беспилотных летательных аппаратов различного назначения. Об этом в понедельник в интервью «Красной звезде» сообщил заместитель секретаря Совета безопасности России Михаил Попов. Повседневной эксплуатацией и боевым применением дронов занимаются военнослужащие 36 специально сформированных частей и подразделений. Как подчеркнул Попов, это направление получило серьезное развитие в последние пять-шесть лет.


Сегодня российские военные используют более десятка моделей беспилотников, предназначенных в основном для разведки и целеуказания. Есть свои БПЛА и у других силовых ведомств — в частности, у Росгвардии, Федеральной пограничной службы ФСБ и МЧС. Эта техника отлично зарекомендовала себя как на войне, так и в мирной жизни. Однако по ряду направлений в области беспилотной авиации мы от Запада пока отстаем.


Забытое направление


Перспективную советскую программу военных беспилотников серьезно затронуло безденежье 90-х годов. В СССР были разработаны машины, которые и сегодня не выглядели бы бледно по сравнению с современными западными дронами. К примеру, Ту-300, совершивший пробный полет в 1991 году, мог бы стать первым отечественным ударным БПЛА тактического уровня. При собственном весе в четыре тонны он мог поднимать в воздух до тонны полезной нагрузки: разведывательное оборудование, системы связи, авиабомбы. Благодаря мощному турбореактивному двигателю дрон разгонялся до 900 км/час на высотах до 6000 метров и был способен работать на удалении от оператора до 300 километров. Перспективную программу закрыли из-за недостатка финансирования и предвзятости некоторых военных начальников.


«Это прямая вина руководства Министерства обороны, которое в те годы просто не понимало важность беспилотников и их роль в современных военных конфликтах, — рассказал РИА Новости главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко. — Они не смогли сделать правильных выводов из тенденций развития мирового военно-технического прогресса. В итоге это направление долгие годы у нас фактически никак не развивалось».


Ситуация начала меняться только после вооруженного конфликта в Южной Осетии в августе 2008 года, в котором российским войскам приходилось выявлять позиции противника силами тяжелой авиации. Это привело к ряду серьезных просчетов: 9 августа зенитной ракетой был сбит бомбардировщик Ту-22М3, выполнявший разведывательные задачи в небе над республикой. К счастью, военное руководство России сделало правильные выводы и уже в апреле 2009 года закупило два израильских тактических БПЛА Searcher-II за 12 миллионов долларов. А 13 октября 2010 года был подписан контракт стоимостью 300 миллионов на сборку Searcher-II из израильских комплектующих на Казанском вертолетном заводе. Лицензионный российский вариант получил наименование «Форпост».


«К тому времени беспилотники, которые продал нам Израиль, были далеко не самыми новыми, — пояснил Коротченко. — Однако мы получили возможность их хорошо изучить. А реальный импульс отечественная школа БПЛА получила в 2013 году, когда министр обороны Сергей Шойгу посетил масштабную выставку беспилотников в Алабино. Его интерес к различной робототехнике хорошо известен. И именно тогда он дал поручение оборонке разработать целое семейство российских дронов для военных нужд».


Тактический уровень


Производство новых БПЛА удалось наладить в кратчайшие сроки. Уже в 2013 году в серию пошел тактический дрон «Орлан-10», способный при взлетной массе 14 килограммов 16 часов работать на удалении 120 километров от оператора. Эта машина может не только вести фото- и видеосъемку наземных объектов, но и передавать целеуказание артиллерии, участвовать в радиоэлектронной борьбе, работать в сложных метеоусловиях. «Орланы» интегрированы в единую систему управления тактического звена (ЕСУ ТЗ) и способны в режиме реального времени раздавать «картинку» со своих камер всем дружественным подразделениям. Именно эти дроны, наравне с «Форпостами», активно используются российскими военными в Сирии для разведки местности и видеофиксации результатов авиаударов.


За несколько лет в войска удалось отправить сотни более легких беспилотников, которые можно запускать в воздух буквально с рук. К ним относятся «Элерон-3СВ», «Гранат», «Застава», «Тахион» и другие. Они способны действовать на сравнительно малом удалении от оператора, но большего от этих дронов и не требуется. Они идеально подходят для использования разведгруппами, действующими на территории противника. Подобные системы используются, в частности, военнослужащими Сил специальных операций в Сирии.


«В области тактических и оперативно-тактических БПЛА ситуация у нас в целом хорошая, — считает Игорь Коротченко. — Однако мы серьезно отстаем от ряда стран по другим направлениям. У нас отсутствуют как класс стратегические ударные и разведывательные дроны. Причем нас опережают не только страны НАТО, но и, например, ОАЭ. Недавно появилась информация, что мы собираемся закупать у них ударные дроны. Но это не пойдет нашей оборонке на пользу. Нужно довести до конца собственные разработки».


Судьба «ударника»


Одним из наиболее многообещающих проектов является разведывательный беспилотник большой дальности «Альтиус-М» — детище казанского ОКБ им. М. П. Симонова. Работы над ним начались еще в 2011 году. Согласно заявленным тактико-техническим характеристикам дрон сможет подниматься на высоту до 12 километров и летать со средней скоростью 200 км/час на расстояние 10 000 километров в течение двух суток. Он будет способен поднимать в воздух тонну полезной нагрузки, что в теории позволит разработать на его основе ударную модификацию.


Впрочем, о будущем этого проекта пока известно мало. В начале мая 2017 года казанские самолетостроители предложили на основе «Альтиуса» создать гражданскую версию — «Альтаир» для мониторинга трубопроводов, линий электропередач, акваторий, лесных массивов и так далее. Не исключено, что на этот шаг ОКБ им. М. П. Симонова пошло из-за нехватки финансирования более сложной и дорогостоящей программы ударной машины.


Неясна судьба и беспилотного «ударника» «Дозор-600» от Санкт-Петербургской компании «Транзас», который многие эксперты сочли очень похожим на американский MQ-1 Predator. По данным разработчика, эта машина относится к классу тяжелых средневысотных беспилотников с большой продолжительностью полета. Он сможет находиться в воздухе более суток и поражать цели ракетами и авиабомбами на расстоянии до 3400 километров от оператора. Однако новой информации об этой машине в открытом доступе нет с 2013 года.


Еще один «долгострой» — разведывательно-ударный БПЛА «Скат», совместную работу над которым вели ОКБ «МиГ» и ОАО «Климов». Впервые полноразмерный макет этого дрона был представлен на авиасалоне МАКС в 2007 году. Позже сообщалось, что работы над проектом прекращены, однако в декабре 2015 года генеральный директор РСК «МиГ» Сергей Коротков рассказал журналистам о том, что на основе «Ската» планируется создать новую машину. О ее внешнем облике и тактико-технических характеристиках судить пока рано, однако известно, что ее вес может составить около пяти тонн.


Возможно, свет на будущее российской ударной беспилотной авиации прольет проект Госпрограммы вооружений на 2018-2025 годы, который Министерство обороны представит на суд президента страны в начале июля. В конце марта источник в коллегии Военно-промышленной комиссии, знакомый с текстом документа, сообщил журналистам, что упор в новой ГПВ будет сделан на серийных закупках «интеллектуальных систем вооружения»: средств связи, робототехеники, высокоточного оружия и, конечно, современных беспилотников. Так что «Дозор-600», «Альтиус-М» и машина на базе «Ската» вполне имеют шанс в будущем встать на крыло.





(голосов:0)

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.