Опубликовано : 20-06-2017, 12:06 | Категория: Новости, Политика » «Китайцы безжалостно уничтожают русский город»



«Китайцы безжалостно уничтожают русский город»

Западные СМИ о новом европейском гегемоне, любви кубинцев к России, уничтожении китайцами русского наследия и рисках проекта Новый Шелковый путь.


На прошлой неделе Соединенные Штаты ввели очередные санкции против России, которые на этот раз шли в довесок к ограничениям, введенным против Ирана. Вся эта продолжающаяся уже не первый год санкционная истерия говорит только об одном: Вашингтон продолжает стремительно терять статус неоспоримого мирового гегемона. Понятное дело, что ни Москва, ни Тегеран, создавшие в Сирии своеобразный военно-политический альянс, не собираются уступать требованиям американцев. Поэтому чувствующей неладное вашингтонской элите приходится размахивать санкционной дубинкой, делая вид, что она способна повлиять на геополитических противников.


Все это отражает лишь постыдное бессилие сверхдержавы, которая уже не в состоянии заставить играть значительную часть мира по своим правилам. Тем не менее, большинство западных СМИ предпочитают не замечать того факта, что время безраздельного господства США и их европейских сателлитов безвозвратно ушло. «Колокол России» представляет очередную подборку любопытных материалов в западных СМИ за прошедшую неделю.


Так, влиятельное американское издание Bloomberg опубликовало материал «У европейских любителей «снимать сливки» возникают проблемы» за авторством обозревателя Леонида Бершидского. По его словам, некоторые из присоединившихся к Евросоюзу после крушения СССР стран играют в свою, двойную игру, благодаря которой они получают все выгоды от членства в сообществе, но при этом не хотят нести определенные издержки от политики Брюсселя. «На днях Еврокомиссия начала разбирательство в связи с нежеланием Польши, Венгрии и Чехии принимать у себя беженцев. В Брюсселе хотят, чтобы эти три восточноевропейские страны приняли около 10 тысяч беженцев, в соответствии с установленными властями ЕС квотами», – напоминает автор.


Тем не менее, подчеркивает он, до сих пор Венгрия не приняла ни одного беженца, Польша же последний раз делала это в декабре 2015 года, Чехия же приняла лишь 12 беженцев. «Однако правительство Виктора Орбана в Будапеште, а также значительной «поправевший» за последнее время польский кабмин в открытую выступают против участия Восточной Европы в приеме беженцев из стран Африки и Ближнего Востока», – отмечает Бершидский. В ответ лидер немецких социал-демократов прямо заявил, продолжает обозреватель, что нельзя вести двойную игру, когда страны Восточной Европы получают преференции от ЕС, в том числе в области сельского хозяйства, но в то же время не желают разделять последствия миграционного кризиса. «Так нельзя», – приводит обозреватель слова политика.


По словам Бершидского, в случае, если Восточная Европа и дальше будет занимать столь строптивую позицию по мигрантам, Брюссель будет вынужден всерьез рассмотреть вопрос о санкциях. «Однако пока эти угрозы не производят ожидаемого эффекта. Польский премьер Беата Шидло заявила, что ее страна вообще не может принять беженцев. А Будапешт недавно принял новый закон о некоммерческих организациях с иностранным финансированием, который аналогичен тому, который действует в России. Все это говорит о том, что Восточная Европа пытается в открытую противопоставить себя ее западной части, предлагая при этом альтернативную европейскую систему, построенную на консерватизме и авторитарных замашках», – резюмирует Бершидский.


Стоит отметить, что руководство и граждане стран Восточной Европы, ранее входивших в состав Советского блока, в свое время с удивительным единодушием поддержали вхождение в состав Евросоюза. Но, как оказалось, кроме всевозможных плюсов и бонусов, которые наобещали своим гражданам восточноевропейские политики, Польша, Венгрия и другие государства региона должны расплачиваться за ошибки, совершенные их товарищами в западной части Старого Света, а именно – за безрассудную внешнюю политику на Ближнем Востоке и Африке, результатом чего и стал масштабный миграционный кризис. Это явно вступает в жестокий когнитивный диссонанс с представлениями об «общеевропейском доме» как о царстве изобилия и процветания. В очередной раз радужные идеалистические мечты разбиваются о суровую политическую реальность.


***


В свою очередь, во влиятельном американском издании The National Interest появился материал «Старое НАТО мертво?» за авторством обозревателя Сальваторе Бабонеса. Продолжая набирающую оборот в западных СМИ тему антагонизма между странами Восточной Европы и официальным Брюсселем, автор отмечает, что еще в 2015 году нынешний польский лидер Анджей Дуда заявил, что Польша должна заменить Германию в качестве «главного восточного форпоста Североатлантического альянса». «Действительно, Варшава – один из немногих членов НАТО, который выделяет положенные два процента своего ВВП на оборону, в отличие от Германии, которая тратит на военные нужды лишь 1,19 процента своего ВВП. Кроме того, в отличие от Польши, Германия, несмотря на свой несравненно более высокий экономический потенциал, выделяет гораздо меньше средств на закупки новой техники и оружия, из-за чего некоторые подразделения немецкой армии приходится вооружать разве что метлами, а не автоматами», – подчеркивает автор.


По его словам, до 1990 года армия Западной Германии находилась на переднем краю обороны Европы и была главной силой НАТО, готовой принять на себя удар мощного танкового кулака стран Варшавского договора. «И это в то время, когда Франция трусливо пряталась за немецкими спинами», – пишет обозреватель. Теперь же, отмечает он, некогда главная военная сила Европы, Германия фактически лишилась способности проводить серьезные войсковые операции, что делает вакантным кресло военного лидера Старого Света.


Эту престижную, но очень тяжкую ношу готова взять на себя 40-миллионная Польша, утверждает Бабонес. «В дополнение к этому Варшава постоянно ратует за увеличение американского присутствия на своей территории. В Вашингтоне это видят и, кажется, благосклонно относятся к польским амбициям. А с учетом того, что украинский кризис и не думает завершаться, значение Польши для Соединенных Штатов будет только увеличиваться», – добавляет он. В таком случае, утверждает автор, роль западноевропейских союзников США сведется лишь к обработке заказов на американскую военную помощь. «В отличие от 20 века, Германия больше не является линией разлома, теперь таковой стала Украина. А раз так, то на передний край борьбы выходит Польша, которая имеет силы и задор бросить вызов «русскому медведю», – резюмирует обозреватель.


Вполне возможно, что в Вашингтоне действительно делают ставку на Варшаву, которая в отличие от Германии и Франции нисколько не колеблется в ведении антироссийской политики, полностью поддерживая санкционную и военную политику Вашингтона. Посему такой союзник, который к тому же расположен прямо у российских границ, является для глобалистских элит в Вашингтоне ценным материалом для дальнейшего давления на Москву и выстраивания «санитарного кордона» между Западной Европой и Россией. Быть может, уже в скором времени мы увидим очередную «реинкарнацию» проекта Междуморья – союза стран центральной и восточной Европы во главе с Варшавой.


***


Любопытный материал был также опубликован в издании Project Syndicate. В статье под заголовком «Новый Шелковый путь Китая подожжет Евразию» обозреватель Джозеф Най пишет, что китайские планы по созданию транспортных коридоров в Европу с инвестициями в триллионы долларов могут оказаться не более чем политическим пиаром. «По данным британской газеты The Financial Times, за последнее время объемы инвестиций в китайскую инициативу значительно снизились, инвесторы не уверены в доходности и целесообразности этого предприятия. Еще бы, ведь, к примеру, каждую неделю из китайского Чунцина в Германию по суше отправляются пять тяжело груженных поездов, однако возвращается обратно с таким же количеством грузов лишь один поезд», – пишет Най.


На этом фоне, продолжает он, инвесторы опасаются плохой окупаемости проекта, что может привести лишь к наращиванию огромных долгов и непогашенных кредитов. «Более того, несмотря на внешнее одобрение, проекту Нового Шелкового пути не совсем рады Россия и Индия, которые опасаются потери своего влияния в Средней Азии и в регионе Индийского океана», – утверждает автор.


В 19 веке, напоминает он, геополитическое соперничество вокруг великих держав заключалось в том, кто будет контролировать территории распадавшейся Османской империи – Балканы, Африку и Ближний Восток. «Сейчас на смену «Восточному вопросу» приходит «Евразийский вопрос», который рискует стать драйвером геополитической напряженности в Евразии из-за масштабного китайского проекта. «Большая игра» 21 века начнется там, где Китай проложит свои маршруты, ведь вряд ли ведущие евразийские игроки будут спокойно сидеть и смотреть, как Пекин укрепляет влияние в тех регионах, которые они считали своей зоной влияния. Это может быть на руку Соединенным Штатам, для которых объединение сил Евразии было бы совсем неприятным сюрпризом», – подчеркивает Най.


***


Интересная статья с названием «Чем блошиные рынки Москвы привлекают кубинцев?» была опубликована в The Wall Street Journal. Как отмечает обозреватель Сирануш Шароян, строгий пограничный контроль и в целом напряженные отношения с Вашингтоном приводят к тому, что в последние годы все больше граждан «острова свободы» ездят в Россию – единственную крупную страну, которая не требует у них виз. «Что они там делают? Красная площадь и Кремль им безразличны, зато очень важны джинсы, галантерея и, самое главное, – автомобильные запчасти, которые кубинцы везут в огромных мешках на свою родину. Это очень выгодно: что бы они ни купили в России, на Кубе они продадут это гораздо дороже», – пишет Шароян.


Дело в том, отмечает автор, что из-за торгового эмбарго с США, большая часть автомобильного парка на «острове свободы» – «драндулеты» советской эпохи, которые уже давно исчезли с улиц Москвы. «В российской столице за «Москвич» 80-х годов можно выручить разве что пару сотен долларов, тогда как на Кубе он стоит астрономическую по местным меркам сумму – 14 тысяч долларов. Кубинцы на московских блошиных рынках накупают то, что большинству жителей российской столицы показалось бы не чем иным, как бесполезным хламом», – добавляет обозреватель.


По его словам, на Кубе сложилась практика, что «гонца» в Москву собирают целой деревней, часто используя для этих целей переводы от родственников, которые работают в соседних США. «После распада СССР многие связи России и Кубы оборвались. Может ли «челночная миграция» кубинцев в столицу России как-то помочь восстановить стратегическое партнерство этих двух стран? Вполне возможно, ведь где экономика, там рано или поздно появляется политика. Тем более что Вашингтон своими безрассудными действиями не оставляет Гаване ничего иного, кроме как налаживать отношения с оппонентами Америки», – заключает автор.


***


В свою очередь, влиятельная газета The New York Times опубликовала материал «Китайский город с русскими корнями борется за свое прошлое». Как отмечает обозреватель издания Кики Чжао, еще в 1984 году маньчжурский город Харбин блистал великолепием старинной архитектуры, возведенной пришедшими в эти края в конце 19 века русскими людьми. «Город был создан как дальневосточный форпост и перевалочный пункт Российской империи для Восточно-Китайской железной дороги», – пишет автор.


В 1898 году в эти места прибыли российские инженеры и рабочие, которые помогали строить стратегически важную для власти Петербурга в этом регионе Восточно-Китайскую железную дорогу, добавляет обозреватель. «После окончания Гражданской войны в России в Харбине было уже более 100 тысяч русских. Город был украшен широкими бульварами, куполами православных церквей, поместьями русской знати, гостиницами и магазинами. Русские эмигранты возвели на своей новой родине банки и театры, начали выпускать газеты и основали балетные труппы и симфонические оркестры», – отмечает Чжао.


Теперь же, по его словам, все то, что было построено русскими, беззастенчиво уничтожается нынешними китайскими властями. В числе прочих, продолжает Чжао, угроза нависла над мостом Цзихун, созданным при участии русских инженеров из числа эмигрантов в 1920-х годах. «Власти решили, что мост необходимо разобрать, чтобы освободить место для новой железнодорожной линии», – утверждает обозреватель The New York Times. По его словам, первые сносы русского Харбина последовали с началом так называемой Культурной революции Мао Цзэдуна, когда была снесена большая часть из имеющихся на тот момент в городе 40 православных церквей, включая огромный собор Святого Николая, воздвигнутый в 1900 году.


Затем усилил снос китайский экономический бум в 1980-х годах. «За последнее время исчезла по меньшей мере треть старого города, который теперь изменился до неузнаваемости», – приводит газета слова одной из местных жительниц. По ее словам, в центральном районе города власти пустили под слом огромное количество старинных зданий, фактически уничтожив облик того самого русского Харбина. «Китайским чиновникам нет никакого дела до исторического наследия русских», – подчеркивает автор.


Конечно, история не терпит сослагательных наклонений, но если бы не революционная стихия, Харбин и Маньчжурия, скорее всего, стали бы еще одним российским владением на Дальнем Востоке, наряду с Приморьем, Сахалином и другими территориями. Для этого, по сути, были все условия: транспортная инфраструктура, развитый город, служащий центром русского влияния в регионе, военная мощь вместе с базой Порт-Артур, а также общая слабость тогдашнего Китая. Думается, что при таком варианте развития событий история российско-китайских отношений развивалась бы совсем в другом русле. А вообще глупо требовать от китайцев уважения к русскому наследию. Мы сами относимся к нему самым наплевательским образом, разрушая памятники истории или уродуя их самым нелепым образом. А раз так, то с китайцев тем более нет никакого спроса.



Смотрите также: 



(голосов:0)

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.