Опубликовано : 24-06-2017, 12:09 | Категория: Новости, Политика » Владимир Зазнобин о том, ждет ли мир термоядерная война, тупике наук, Путине и культуре в которой мы живем



Владимир Зазнобин о том, ждет ли мир термоядерная война, тупике наук, Путине и культуре в которой мы живем


Известный философ о том, ждет ли мир термоядерная война, тупике наук и Путине, который не знает, кто он такой.

«От России ждут новую повестку дня, которую ни Восток, ни Запад предъявить не могут», — считает один из создателей концепции общественной безопасности Владимир Зазнобин. В своем докладе, представленном на круглом столе «Глобальные вызовы человечеству и пути их преодоления» в офисе «БИЗНЕС Online», ученый рассказал о том, почему должен быть уничтожен агитпункт капитализма в лице США и кто поднимает знамя современного фашизма.

«В КАКОЙ КУЛЬТУРЕ МЫ ЖИВЕМ?»

— Я представляю авторский коллектив «Внутренний Предиктор СССР», который сформировался еще в советское время, — так отрекомендовался, начиная свой доклад на круглом столе в московском офисе «БИЗНЕС Online», вице-президент фонда концептуальных технологий, известный ученый Владимир Зазнобин. — Тогда одним людям в науке не нравилось, как строится социализм, другим не нравилось, что вообще строится социализм. В результате мы начали с того, что решили разобраться: а в какой культуре мы живем? Это не так сложно. Идите в музеи: Русский, Эрмитаж, Национальную галерею Лондона, музеи в Мадриде, в галерею Уффици. Там вы увидите, что 70 — 80 процентов картин написано на библейские сюжеты. То же самое в классической литературе и музыке: «Страсти по Матфею» Баха, «Страсти по Иоанну»… Мы живем в библейской культуре. Проблема только в том, что Библия на русском языке появилась в 1876 году. До этого Библию даже класс дворян не очень-то читал. Она была на французском, немецком, английском. Даже Пушкин просил, когда писал «Бориса Годунова», брата Льва: «Пришли мне Библию, лучше на французском.


Читать Библию — это психологически очень сложная штука. Я это испытал на себе. Хотя говорят, что в советские времена невозможно было найти Библию, но тем не менее мне удалось. Я учился в Суворовском училище, пришел в библиотеку и спросил. Я хотел узнать, кто такие лаодикийцы, про которых мне прабабушка рассказывала. И библиотекарша мне принесла Библию, но наказала: «Только сиди за полками и не носи в класс». И я читал об Апокалипсисе и нашел: «И Ангелу Лаодикийской церкви напиши: „Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч… Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих“». А потом мы услышали, что все зло в этом мире совершается с молчаливого попустительства равнодушных… Так вот, дворяне тоже не знали Библию. Поэтому крещение Руси было насильственным. И нам еще предстоит с этим разбираться, с церковью будут очень большие проблемы.

Почему произошла революция? У всякой революции есть объективные и субъективные причины. Субъективных много, я не буду их перечислять, а одна из главных объективных причин — это остановка в развитии. Несмотря на то, что либералы говорят, что если бы России дали сколько-то лет покоя, то мы бы все школы построили, всех выучили и достигли бы больших результатов, и нас было бы чуть ли не 500 миллионов, на самом деле это не так. Ко времени революции 85 процентов населения было безграмотным. И не надо забывать закона о «кухаркиных детях» Александра III. История поставила эксперимент: одновременно с уничтожением в России крепостного права в Японии проходила революция Мэйдзи. В чем отличие? В Японии император сказал: «Все — мои подданные, и все должны учиться: и крестьяне, и дворяне». А у нас в результате — 1905 год, Русско-японская война, на наших кораблях матросы, из которых 60 — 70 процентов безграмотны. А техника уже новая. И техника эта была не наша. Даже в знаменитом крейсере «Аврора», который выстрелил и обозначил сигнал революции. техника была либо французская, либо немецкая, а нашей не было, — так же, как ее не было ни в артиллерии, ни в машинах. Про авиацию я вообще не говорю.

В результате эта объективная причина и породила революцию. Сейчас мы находимся на новом этапе. Все остановилось, развития нет, и никто не знает, в чем дело. Но вот группа, к который принадлежу и я, расписала так называемую концепцию общественной безопасности. Есть полная функция управления, как мы ее называем, где на первом этапе выявляется некий фактор среды, который давит на психику. В отношении этого фактора формируется ряд целей, а потом формируется и концепция достижения этих целей. Потом строится структура, и дальше — концептуальная власть во главе всего: она законодательно формирует законы, а идеологическая власть, если эта концепция не добродетельная, делает ее добродетельной. Потом — исполнительная власть и судебная: все работает как часы. Судебная власть защищает данную концепцию от вторжения в нее чуждого.

В 1953 году был заговор, и вначале был убит Сталин, а потом без суда и следствия в собственном доме расстрелян Берия. В результате был совершен государственный переворот 26 июня 1953 года. Во главе его стоял Хрущев, поддержал его Жуков. А в 1991 году августовский путч был сделан под копирку с путча 1953 года, на чем и завершил свое существование Советский Союз. Но никто пока не может объяснить, почему так получилось Я в одной из реплик задал Михаилу Геннадиевичу [Делягину] вопрос: «Что вы знаете о таком понятии, как общий кризис капитализма?». Он сказал: «Знаю», но я понял, что не очень. Он совсем не про то стал говорить. Общий кризис капитализма начался где-то в XVIII веке, когда в таких странах, как Англия, Германия, Голландия появилось машинное производство. До этого времени общество было строго стратифицировано. Была элита — императоры, графы, князья, которые имели всё, а вся остальная «шелупонь» имела по остаточному принципу. Как только началось машинное производство, то те, кто отвечал за глобальное развитие, поняли, что когда на Земле (а тогда был всего 1 миллиард населения) будет 3, 4, 5, 8 миллиардов людей, то они «объедят» всю планету. И марксизм был создан для того, чтобы разрешить общий кризис капитализма, а вовсе не для того, чтобы построить справедливое общество.

Сталин это понял во время войны. Когда Черчилль обратился к нему за помощью (в Арденнах немцы готовы были сбросить американские и английские войска в Атлантику), Сталин имел полное моральное право ответить: «Ребята, мы три года ждали открытие второго фронта, ну потерпите месяц, два, три, произойдет перегруппировка войск — поможем. Заодно ощутите на собственной шкуре, что такое военная машина Запада». Это была военная машина не только Гитлера, но всего фашистского Запада. Весь Запад был в то время фашистским. Поэтому у Гитлера сложилась иллюзия, что он парадным маршем прошелся по всем этим странам, где у власти уже были готовые фашисты.

«ТРАМП МОЖЕТ ПОДТОЛКНУТЬ АМЕРИКУ К ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ. ОРУЖИЯ ТАМ СТОЛЬКО, ЧТО МАЛО НИКОМУ НЕ ПОКАЖЕТСЯ»

Теперь самая фашистская страна — это США. Кто в Северной Америке оказался? Бандитские структуры, которые занимались геноцидом местного населения. Уничтожили около 100 миллионов. Неудивительно, что когда фашизм стал набирать обороты в Германии, то и Форд, и семейство Буша, и многие другие тоже начали выращивать фашизм. Это потому, что их задача была сокрушить СССР. Да, они нам помогали, но помогали и Гитлеру. Сейчас Америка фактически создала новую фашистскую организацию.

Если смотреть на ситуацию с точки зрения глобализации, то этот процесс существует со времен послепотопной цивилизация. Концепция глобализации также отражена в Библии. Концепцией социальной доктрины Западной цивилизации является институт ростовщичества. Под кнутом института ростовщичества сформирована и создана техносфера, с помощью которой Западный мир, а за ним и все остальные, защищаются от биосферы. В результате мы имеем дело с глобальным кризисом: биосферным, экологическим, финансовым, экономическим, социальным. Мир стоит на грани третьей термоядерной войны. Если она произойдет, планеты Земля просто не будет. Вспыхнет, как маленькая звездочка, и все.

Кто такой Трамп и откуда он появился? Мы смотрим на это так: Советский Союз не был, конечно, социалистической страной. Никакого социализма тут не было. Это был агитпункт социализма. А Соединенные Штаты — агитпункт капитализма. Агитпункт социализма разрушен; чтобы баланс сохранить, нужно уничтожить и агитпункт капитализма. Что будет делать Трамп? Это не всегда зависит от него, но его действия могут подтолкнуть Америку к гражданской войне. Оружия там столько, что мало никому не покажется. И социальные кризисы, которые там уже начались, мы еще будем наблюдать. Показательна попытка бросить Катар в качестве жертвы. Вот видите, мы действительно начинаем бороться с ИГИЛ. Но это только отвлечение внимания. На самом деле, под ковром идут более серьезные процессы. Здесь все задаются вопросом: есть ли у Путина стратегия или концепция? Я думаю, об этом не знает сам Путин. Меня как-то раз за границей спросили: кто такой Путин? Я ответил: «Он и сам не знает, кто он такой». Но он тем не менее является инструментом решения глобальных проблем.

Так вот, есть Запад как цивилизация со своей концепцией глобализации, есть Восток. Запад — это Западная Европа, Соединенные Штаты, некоторые страны Южной Америки, Канада, Австралия. А Восток неоднороден. Сейчас лидером является Китай. В Восточную цивилизацию входят Япония и все страны исламского региона. Когда появился ислам, он выступил против ссудного процента, считая его неприемлемым с точки зрения религиозных догм. По этому вопросу сейчас идет борьба. Есть еще третья цивилизация — Российская, поскольку «Запад есть Запад, Восток есть Восток, вместе им никогда не сойтись, пока небо с землей не соединятся». (Цитирует Редьярда Киплинга — прим. ред.) По территории Россию можно соотнести и с Востоком, и Западом, но не по населению. На востоке только в Индии и Китае больше трех миллиардов людей, да и на Западе больше миллиарда. Так что у нас есть потенциал для развития. Это неплохо.

Мне много приходилось бывать в восточных странах, беседовать с их лидерами. Все они говорят, что от России ждут новой программы. Хотя лидер КНР Си Цзиньпин и заявил в экономическом плане кое-что, но это не новая глобальная повестка для человечества.

Мы считаем, что Россия должна заявить новую глобальную повестку дня. Надо создавать новую модель, но для этого вначале нужно создать свой понятийный язык. В концепции общественной безопасности предложен новый понятийный аппарат общей теории управления. В книге «Экономика инновационного развития» расписана новая модель, отличная от либеральной. Со временем, мы уверены, она будет принята.

Есть еще один очень важный момент, который мы выяснили, — это проблема ноосферного управления. Все наши мысли, мысли всего земного сообщества, уходят в ноосферу. И там формируется толпо-элитарная пирамида на основе следующего принципа: каждый в меру своего понимания работает на себя, а в меру непонимания на того, кто понимает больше.

Я ничего не говорил о типах строения психики, о психологическом времени. Типов времени может быть много: время может быть социальным, биологическим, физическим, экономическим, психологическим. Время — это мера соотношения взаимоуложенных частот колебательных процессов, один из которых выбирается в качестве эталона. Вот выбрали вращение Земли вокруг Солнца и собственной оси — это эталон частоты астрономического времени. Однако остальные процессы тоже колебательные. Поэтому получается, что время — это субъективная категория, а не объективная. Но вы не найдете ни в одном труде по физике или астрономии определения времени. Тем не менее определение времени существует. Проблема современной науки — а она вся библейская — в ее фундаменте. А в фундаменте лежат предельно обобщающие понятия. Например, до революции у нас в гимназиях читался курс Водовозова про Бога египетского Амона, где был Бог материи, Бог энергии, Бог пространства и Бог времени. Эти обобщающие категории продолжают действовать и сегодня. Поэтому придется менять неадекватные для реальной жизни предельные обобщения на адекватные.

А из того, что все эти предельные обобщения неадекватны, следует очень много глупостей. Например, совершенно очевидно, что американцы не могли летать на Луну, и на Марс никто тоже не полетит. Вообще, летать куда-либо не имеет никакого смысла. Можно передавать информацию, если наука опирается на предельные обобщения: материю, информацию и меру.

«В ОСНОВНЫХ ОТРАСЛЯХ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ СМЕНА ТЕХНОЛОГИЙ ПРОИСХОДИТ РАЗ В ПЯТЬ ЛЕТ»

Об одном моменте еще хочу сказать. Начали мы с того, что определили так называемую смену отношений эталонов частот биологического и социального времени. В Ленинградском университете был ученый Лев Гумилев, который изучал этногенез и биосферу Земли. Он взял неопределенность Гейзенберга и сказал, что нельзя рассматривать вместе процессы биологические и социальные. Было время, когда в едином технологическом мире происходила смена десятков и сотен поколений. Потом наступил период в истории земной цивилизации, когда период смены поколений и периоды смены технологий (а на них основано социальное время) сравнялись. Это равносильно очень быстрому возникновению резонанса, земля и отреагировала соответствующим образом. Все это происходило в первой половине XX столетия. Как отреагировала? Две мировые войны, множество революций, то есть полное потрясение. Потом все закончилось к 1950 году. Революция в Китае, революция в Индии и Вторая мировая война закончились. Мы назвали этот период сменой отношений эталонных частот биологического и социального времени. Сегодня мы живем в совершенно новом периоде. Сейчас за время жизни одного поколения частота смены технологий в пять — шесть раз превышает частоту смену технологий в прошлые времена. В основных отраслях жизнедеятельности смена технологий происходят раз в пять лет.

Рашид Галямов: Из-за этого происходит обострение глобального кризиса?

Владимир Зазнобин: Это происходит из-за того, что руководители стран не имеют представления об этом и управляют, не обращая на это внимания. А это все вызывает катастрофы, и всем мир кажется катастрофичным. А некоторым кажется, что время ускоряется. Но это все от непонимания того, что реально, объективно происходит.

Айрат Бахтияров: Владимир Михайлович, что сегодня необходимо, на ваш взгляд, прежде всего сделать людям, чтобы осознанно войти и преодолеть этот кризис, который приближается к своему пику?

Владимир Зазнобин: Прежде всего на это должна отреагировать официальная наука. Вот мы выделили шесть групп объективных закономерностей. Это закономерности биосферные, в которых регулируются взаимоотношения видов homo sapiens со всеми остальными видами. Вторая группа — это видовые, сам человек и его психика. Третья группа — это религиозные, этико-религиозные закономерности, но о них вы ни в одном ВУЗе, ни в одной школе не услышите ни слова, чтобы наших детей к этому готовили. Потом — закономерности экономического порядка и чисто управленческие. При том, что мы единое человечество, однако, по типам строя психики, инстинктам и стереотипам поведения мы отличаемся. Еще есть культурные привычки и интеллект. И последнюю группу закономерностей мы называем так: Божье водительство. Мир в целом-то атеистичен, поэтому и возникает вопрос: «Он в Бога верит или Богу верит?». Путь, промыслы Его (Бога), многим неведомы, поскольку есть вера в Него, но веры нет Ему. Бог — это надмирная реальность. Конечно, говорят, что нельзя доказать как существование Бога, так и Его отсутствие. Тем не менее доказательства бытия Бога существуют. И у нас это прописано детально.

Сейчас общество, особенно молодежь, жестко стратифицированная. Когда мне было 20 лет, все были более или менее одинаковые, в меру пили, курили, дурачились. Сейчас четко выделяются группы молодежи именно по интересам. Поколению, которому за пятьдесят, это все неинтересно, а молодежь должна жить будущим. Когда меня мои ровесники спрашивают: «Володя, зачем ты этим занимаешься?», я говорю: «У нас есть дети, будут внуки, и мне небезразлично, в каком мире они будут жить». Поэтому мы этим и занимаемся. Концепцией общественной безопасности, конечно, интересуется только молодежь. А в силу того, что есть интернет — множество сайтов, множество групп, — они быстро это осваивают. Во многих вузах читается достаточно общая теория управления. Это первое, с чего надо начинать. То есть нужно образование, несколько отличное от того разрушительного, которое есть. Когда я начинал свое образование, обучение было раздельным (девочки, мальчики), все носили форму, то есть во время урока ничто не отвлекало. Во времена Хрущева объединили мужские и женские школы. Для учеников это был шок. Про учебу уже не думалось. А сейчас еще очень важно, в чем пришла девочка, какие у нее кольца, сережки, — на это обращается внимание. И смотришь: к 9–10 классу учатся единицы, остальные только делают вид. Я уж не говорю о том, что курят, пьют, хотя и не все такие.

Так что необходимо изменить жизнь, а для этого воплотить мечту. Какая мечта в концепции? Все люди должны стать Человеками с большой буквы. Мы даже решили уравнение межотраслевого баланса. Почему? Мы разделили демографически обусловленные потребности от паразитных. Уравнение Леонтьева удалось замкнуть и найти решение. Демографически обусловленные потребности можно планировать хоть на 100 лет вперед, они неизменны. Конечно, если вообще все свалить в одну кучу, то никогда ничего не хватит. Ни машин, ни квартир, ни вкусной еды.

Рашид Галямов: Что нужно сделать?

Владимир Зазнобин: Запускать модель развития. Примеры уже есть на ряде заводов, это изучается. Вот директор Кировского завода Сергей Серебряков даже выступал с этой позиции.

«Я УВЕРЕН, ЧТО ЧЕЛОВЕЧЕСТВО НЕ ПОГИБНЕТ»

Айрат Бахтияров: Еще один вопрос насчет человеческого психологического строя личности. Сегодня же идет явная деградация. Как сохранить человеческий строй психики?

Рашид Галямов: В условиях осознанного расчеловечивания.

Владимир Зазнобин: Все говорят о расчеловечении: со времен Диогена, который в VI веке до нашей эры ходил днем с фонарем, искал человека и отказывал своему окружению в праве называться человеком, до мультфильма советских времен «Баранкин, будь человеком». Расчеловечению надо положить заслон. Кто это может сделать? Семья, школа, просто люди. К возрасту полового созревания каждый должен овладеть творческо-познавательной культурой согласно той методологии, которая у нас разработана. Мы задаем вопрос: как культура относится к творческой познавательной деятельности? Она способствует? Давит ее? Или безразлична? Дальше — отношение культуры к понятиям совести и стыда и отношение культуры к воле. Должна быть такая культура, что все к 16–17 годам, к возрасту полового созревания, должны овладеть творческо-познавательной культурой.

Михаил Хазин: Половое созревание скорее в 12, чем в 16. Это не акселерация, всегда так было. Это известная штука. Креативные способности — детские — как только переходят в период пубертата, резко падают. Это все учителя знают. И по этой причине, если речь идет об учении человека, то в него надо максимально вложить до этого момента. А дальше лет пять крайне тяжелых. А иногда этот тяжелый период, с точки зрения обучения, уже до без конца.

Рустам Курчаков: «Так природа захотела, почему — не наше дело, для чего, не нам судить». (Цитирует Булата Окуджаву — прим. ред.)

Михаил Хазин: Потому что основная задача после этого — размножаться и защищать потомство, а не тратить свою энергию на всякую, прости Господи, муть.

Рашид Галямов: Вы согласны с утверждением, что мир вышел на некую предельную траекторию? Или все нормально, и мы просто развиваемся, как и раньше, от кризиса к кризису? Что произошло, почему сейчас мы вышли на некий пик? Какие опасности и сценарии нас поджидают?

Владимир Зазнобин: Я уверен, что человечество не погибнет, хотя знаков к этому очень много. Потому что есть силы, которые противостоят этому. Большинство вообще не интересуют такие вопросы. Прожил жизнь, ушел в отбросы, ну и ладно. А в моем представлении эти проблемы скоро станут достоянием всех. Вы посмотрите на телевидение. Это же машина разрушения психики людей. Идет негатив. Любое убийство, самое незначительное преступление где-то в Южной Африке — мы об этом должны знать. Какой-то бандит схлестнулся с кем-то, домашние ссоры — все это вываливают. Вы думаете, это просто так? Нет. Это целенаправленная работа либералов. Путин — президент вроде бы хороший, а финансы — у либералов, экономика — у либералов, система образования — у либералов. То есть вся власть у либералов. Что творится в Высшей школе экономики, университетах? Я выступал в Европарламенте в 2010 году. Там были представители 25 стран, никто мне не возразил. Я сказал, что сейчас в мире пять отраслей наук в полном тупике. Никто не знает, что читать. То, что читали раньше, даже студенты не приемлют. Я сам убеждался. Это психология, философия, история, социология и экономика.

Рашид Галямов: Они в загоне?

Владимир Зазнобин: Полностью. Я помню на социологическом факультете нашего Ленинградского университета (ныне СПбГУ — прим. ред.) читал курс. Потом прибежал замдекана и говорит: «Извините, Владимир Михайлович, мы больше не можем с вами сотрудничать». Я интересуюсь: «А что такое?» Оказывается, студенты пришли группой к декану и сказали: «Что вы нам такое читали? Дали бы нам на первом курсе хотя бы десять лекций того, что прочитал доцент, а остальное мы и сами бы додумали». Я говорю: «Ну, не надо так не надо. До свидания». А студенты пошли за мной и говорят: «Вы не переживайте, мы уже на это подсели, ресурс ваш известен». Что сейчас в университетах? Ты должен обязательно две, а то и три статьи в английских, американских журналах напечатать, если нет — с тобой не заключат договор».

Рашид Галямов: Почему в работах «Внутреннего Предиктора СССР», в вашем большом корпусе работ КОБа вы уделяете такое важное внимание Корану? В чем функция этой книги с точки зрения вашей группы советских (в хорошем смысле этого слова) исследователей?

Владимир Зазнобин: Мы стали изучать Коран в 1989 году, еще когда был Советский Союз. И сразу увидели, что Коран противостоит институту ростовщичества, и в этом увидели столкновение цивилизаций, потому, что в этом вопросе для библейской цивилизации Коран — это очень жесткий противник. Но мы думали, что только лет через двадцать Европа будет наводнена мусульманами с Ближнего Востока и из Африки. Потом начнутся военные действия, потом, если Запад, обладая военный мощью, раздавит, то Коран будет объявлен вне закона, как «Майн Кампф». Оставят только для тех, кто изучает историю. Потому что Коран — это единственная концепция, открыто противостоящая всей западной цивилизации и, следовательно, ее руководству.

Ольга Вандышева

Смотрите также: 



(голосов:0)

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.