Опубликовано : 6-10-2017, 16:07 | Категория: Новости » Каталония и Евросоюз: эпидемия избирательной амнезии



Каталония и Евросоюз: эпидемия избирательной амнезии
Празднование очередной годовщины объединения Германии – феномен любопытный с точки зрения медицины. Все политики, принявшие участие в официальных торжествах, которые на сей раз состоялись в федеральной земле Рейнланд-Пфальц, отчётливо помнят: 27 лет тому назад в этот день произошло эпохальное событие немецкой и европейской истории – объединение Германии. Только вот почему все как один запамятовали тогдашний лозунг «Мы народ!» (Wir sind das Volk!).
Медицина называет подобный вид расстройства памяти избирательной амнезией: универсальная память сохранилась, а отдельные черты события стёрлись, будто их и не было. Оказывается, болезнь заразная. Страдают ей не только государственные деятели, но и организаторы торжеств. Придумывая девиз праздника, они явно пытались вспомнить знаменитое Wir sind das Volk … но получилось не то – Zusammen sind wir Deutschland («Вместе мы Германия»).
Медики обычно ищут не только симптомы болезни (они налицо), но и её причину. Похоже, в данном клиническом случае причиной является вирус политкорректности, которым давно страдает европейский политический истеблишмент. Поражённый этим вирусом не может публично произносить такие слова, как «народ», «нация». Слова эти, конечно, ему известны, но выдавить их из себя можно только морщась от отвращения к презренным популистам и националистам. Ведь ясно, что они наносят урон светлому образу Европейского союза, который, как следует из текста Лиссабонского договора, обязался защищать права человека, причём особенно неукоснительно - принципы Устава ООН (раздел 1, ст. 3, п. 6). Значит, и право на самоопределение народов? А вот тут есть небольшой нюанс.
Текст Лиссабонского договора писали опытные юристы, и не случайно пресловутый п. 6 ст. 3 р.1 эти предусмотрительные юристы начали со слов: «В своих отношениях с остальным миром Союз утверждает и продвигает…» Получилось отлично: в отношениях с остальным миром (с Китаем, Россией и т.д.) право на самоопределение следует утверждать и продвигать, а вот у себя… как бы ни к чему. И без того всюду, куда ни глянь, – демократия и свобода. Наций в Евросоюзе – столько же, сколько и стран, и ни одна не ущемляется. В Европе, конечно, есть меньшинства, и Европейский союз, как говорится в том же Лиссабонском договоре (раздел 1, ст. 2), «основан на ценностях… соблюдения прав человека, включая права лиц, принадлежащих к меньшинствам». Права меньшинств соблюдаются: с недавних пор в Германии право сочетаться «браком» имеют однополые особи. Прекрасный подарок обществу к годовщине объединения Германии!
Национальные меньшинства в национальных государствах? Так о них в Лиссабонском договоре ничего не сказано. Там чёрным по белому прописано: Союз «уважает национальную индивидуальность государств-членов, присущую их основополагающим политическим и конституционным структурам, в том числе в области местного и регионального самоуправления. Союз уважает основные функции государства, особенно те, которые направлены на обеспечение его территориальной целостности, на поддержание общественного порядка и на охрану национальной безопасности» (раздел 1, ст. 4, п. 2).
Отсюда мораль по поводу Каталонии: правительство Мариана Рахоя обеспечивает территориальную целостность Испании так, как предписывает испанская Конституция, и Европейский союз исходит из этого. Правительство Польши не собирается идти навстречу требованиям учреждения силезской автономии? Так это его неотъемлемое право, Евросоюз палки в колеса ставить не будет (1). В Литве, в педагогическом университете Вильнюса, ликвидировали факультет польской филологии, а литовские поляки протестуют? И тут всё хорошо, каждый в своём праве.
Права национальных меньшинств в странах ЕС попали под действие эпидемии избирательной амнезии. Болезнь эта прогрессирует. В середине 1990-х гг. Еврокомиссия подготовила доклад Euromosaic, в котором были приведены следующие данные: к этническим меньшинствам принадлежат около 8% населения Евросоюза, или 30 миллионов человек (тогда в объединённой Европе было всего 12 стран). В докладе констатировалось: из 48 языков, на которых говорят представители этих меньшинств, 23 фактически обречены на исчезновение (демонстрируют «ограниченную способность к сохранению» или «не способны к сохранению»). К сожалению, мы не располагаем данными о том, относились ли к этой категории сорбы (они же лужичане, или полабские сербы), проживающие в Германии.
Наряду с цыганами, датчанами и фризами, сорбы имеют в Германии официальный статус этнического меньшинства. Датчане и фризы живут на севере, в федеральной земле Шлезвиг-Гольштейн; у них есть своя партия «Союз избирателей Южного Шлезвига» (SSW), которая на правах партии национального меньшинства обязательно входит в земельный парламент, то есть ей не нужно преодолевать 5%-й барьер. У лужичан своей партии нет: с 1912 г. существовала «Домовина», представлявшая интересы сорбов, да в 1937 году германские национал-социалисты её запретили (кстати, Франко тоже положил конец этническим автономиям – только после его смерти были воссозданы автономии басков и каталонцев).
Статус лужичан как национального меньшинства формально подтверждён законами федеральных земель Саксония и Бранденбург, на территории которых проживают представители этого славянского народа. Правовое положение лужичан в социалистической ГДР было закреплено в конституции: «Граждане ГДР сорбской национальности имею право поддерживать родной язык и культуру. Реализации этого права способствует государство» (ст. 40 Конституции 1974 г.). «Домовина» на правах «социалистической национальной организации ГДР» проводила регулярные конгрессы (последний состоялся в 1987 г.). В союзах писателей, композиторов, художников были сорбские отделения, на киностудии DEVA с 1980 г. – отделение «Сорбский фильм». Что из этого осталось в современной Германии? Разве что Институт сорабистики Лейпцигского университета, созданный при социализме, в 1951 г. Да и численность сорбов в условиях «свободы и демократии» сократилась почти вдвое: сегодня их 50-60 тыс. человек, а в ГДР было больше 100 тысяч (по некоторым оценкам, даже 150 тысяч). Куда расточились?… И помнит ли канцлер Ангела Меркель, которая с раннего детства жила в ГДР, о сорбском меньшинстве? Или на ГДР у неё тоже избирательная амнезия? Диктатура была, Штази свирепствовала, гражданских прав не было… а вот насчёт прав сорбского меньшинства… выпало из памяти.
О правах нацменьшинств в Европе сегодня помнит Федералистский союз европейских народностей. 5 сентября 2017 года эта организация выступила с инициативой в защиту прав меньшинств в Европе. До апреля 2018 года она должна собрать миллион подписей, чтобы её проект был рассмотрен на европейском уровне. После драматических событий в Каталонии эта инициатива приобретает особую актуальность.
(1) Мариус Блащак, министр внутренних дел Польши, заявил, что события в Каталонии 1 октября – это предостережение для его страны, и указал как на источник беспокойства на «Движение автономии Силезии». Из его слов следует, что правительство Польши, извлекая урок из произошедшего, не допустит повторения ошибки Мадрида с его «разрешительной политикой».
Фото: irishtimes.com
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Смотрите также: 



(голосов:0)

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.