Опубликовано : 11-10-2017, 05:06 | Категория: Новости, Политика » Язык как инструмент коммуникативной магии



Язык как инструмент коммуникативной магии

Когда в науке говорят о магии, речь идёт не о волшебных палочках, а о способах управления энергиями, которые, заложены в сути вещей и могут проявляться в результате тех или иных воздействий. И слово, язык - не исключение. Ибо в них таятся такие ресурсы воздействия, которые трудно переоценить. В этом смысле правы те, кто считают родной язык едва ли не главным условиям существования культур и цивилизаций. И, возможно, поэтому на протяжении всей истории в культуре человечества неискоренимы разного рода учения о «магии слова» и об освоении этого искусства воздействия на течение событий в Жизни.
В предельно алчных своих выражениях они доходят до стремления узнать «сокровенное имя Бога» для того, чтобы обрести власть над Ним. А вторая их сторона выражается в традициях, свойственных в разное время разным обществам, согласно которым истинное имя человека в праве знать только он сам и самые близкие ему люди, а все остальные могут знать человека только по прозвищам. Из ощущения «магии слова» проистекают и традиции именования по иносказательным прозвищам тех сил (природных объектов и субъектов), призывать которые по тем или иным реальным или мнимым причинам представляется нежелательным.
Так, например, в русском языке: "медведь" (тот, кто мёд ведает) вместо "бер" (берлога — логово бера); "сохатый" вместо "лось" (поскольку рога лося по форме несколько напоминают лемехи плуга); "лукавый", "нечистый" — тоже слова-заместители сущностного наименования известного рода субъектов. Есть в русском языке и исторически длительный каскад замен такого рода. "Хер" — в прошлом название буквы "Х", ныне именуемой "Ха". Некогда название буквы — "Хер" — стало заместителем запретного слова, с этой буквы начинающегося. С течением времени иносказание "хер" само обрело значение недозволенного слова, и его — в качестве допустимого слова-заместителя — заменило название той же буквы в её современном просторечном звучании "Хэ".
А в наиболее светлом и жизнеутверждающем виде такого рода учения живут в некоторых волшебных сказках для детей. И это — тот случай, когда сказка не ложь и не вымысел чего-то неестественного, а точный намёк на жизненно значимые обстоятельства и открытые пути развития личности и человечества в целом. Кстати в наши дни это объективное обстоятельство, ощущаемое многими, — одна из причин популярности произведений Дж.Р.Толкиена (филолог по основной профессии) и книг про Гарри Поттера (еврей, который ценой невероятных усилий и особых талантов спасает весь мир... "Чему учат" такие сказки на ночь? - вопрос риторический), которыми увлекаются многие подростки, и интереса к магии и оккультизму некоторой части взрослых.
Возможность такого рода воздействия живым изустным или мысленным словом в той или иной мере закрыта или открыта в зависимости от ответа на вопросы:
▶ что именно предполагается избрать в качестве объекта воздействия?
▶ какой каскад переизлучателей для оказания этого воздействия необходим?
▶ подвластны ли воле конкретного субъекта:
▶ необходимый каскад переизлучателей?
▶ возможности создания каскада переизлучателей или каких-то его компонент в случае их отсутствия?
▶ способность выдать целеуказание для действия каскада переизлучателей?
И если всё названное прямо или опосредованно подчинено воле человека, то язык, речь действительно становятся средством «магического» воздействия на Мир. И это средство — так или иначе — доступное всем.
А освоение такого рода возможностей — путь из экологически самоубийственной для всего человечества технократической цивилизации, в которой люди — заложники созданной ими же техносферы, в биологическую цивилизацию. В ней, воплощая в себе Высшее предопределение бытия Человека, люди-человеки будут свободны от необходимости защищаться от биосферы Земли и от Космоса средствами техники, но будут пребывать в ладу с Землёй и Космосом, в ладу с Богом, на основе качественно иной культуры, которую им необходимо построить в нынешнюю эпоху.
Кроме того подход к рассмотрению языка с позиций теории колебаний и общей физики неизбежно приводит к двум выводам:
▶ разные языки не эквивалентны друг другу в качестве средства виброакустического (включая и переизлучение) воздействия человека на течение событий в Жизни в силу того, что в каждом из них свои наборы звуков, возможные и невозможные последовательности которых определяются структурными особенностями языка (морфологией — внутренней структурой слов и законами словообразования; грамматикой, определяющей возможные взаимосвязи слов во фразах и взаимосвязи фраз; ситуационно и контекстуально обусловленным подбором слов во фразах и порядком фраз);
▶ сквернословие и ругань по характеру своего воздействия на течение событий и на самогó сквернословящего субъекта в каждом языке неизбежно образуют особую, во многом изолированную, область языка, за которой стоит иного порядка энергетика, в целом направленная на разрушение внутреннего энергетического ядра. Хотя иногда оно помогает в противостоянии с чем-то иным.
Неприятие сквернословия и прямые запреты на сквернословие (включая и ситуации, когда человек находится наедине с самим собой) это — не безсмысленное требование этикета, а реакция общества на тот объективный факт, что сквернословие по своему виброакустическому (включая переизлучение) воздействию на Жизнь и на самогó сквернословящего действительно объективно, — мягко говоря, — неблаготворно.
С такого рода неэквивалентностью разных языков в качестве средства виброакустического (включая и переизлучение) воздействия на течение событий в Жизни связаны разные учения об особой роли и особых возможностях некоторых из языков человечества, а обратной стороной этого вопроса является аспект сквернословия в том смысле, чья ругань обладает большей досягаемостью и разрушительнее по своему воздействию. Сторонники такого рода учений доходят до того, что возводят тот или иной земной язык в ранг Языка, которым Бог осуществил Творение Мироздания. Такого рода заявления делаются большей частью в отношении иврита (язык Торы — Ветхого Завета, библейских эзотеризма и оккультизма), арабского (язык Корана и суфийского эзотеризма), древнерусского (церковнославянского), санскрита (язык Вед), китайского и японского. И хоть "великодержавникам" США влезть в этот список ой как хочется, но сделать это им весьма затруднительно, поскольку современный английский (включая и его американскую версию) возник после завоевания Англии норманнами во главе с Вильгельмом-Завоевателем, т.е. уже в довольно позднее историческое время в процессе развития смеси из древнего языка англосаксов, латыни и чего-то франко-норманнского.
Но если соотноситься с представлениями земной науки об информации, то создание разного рода систем в большинстве случаев требует предварительного определения свойств самóй системы и её компонент на объемлющем её языке, который может быть запечатлён в системе в неявном виде, а в явном виде — только отчасти. И чем сложнее система — тем выше при её создании потребность в языке, выходящем за пределы этой системы.
Однако в условиях толпо-“элитаризма” с количественным преобладанием в обществе носителей нечеловечных типов строя психики чьи бы то ни было “элитарные” претензии на возведение в ранг «супер-языка» того или иного языка из числа исторически сложившихся, значимость которого якобы полностью обесценивает значимость всех прочих, жизненно несостоятельны и просто вздорны, поскольку для действенности «магии живого слова» — осуществления виброакустического воздействия (включая переизлучение в других частотных диапазонах) — объективно необходимы переизлучатели, а часть переизлучателей несёт в себе сам человек — единственный и неповторимый. Последнее обстоятельство означает:
Для того, чтобы переизлучение свершилось, необходимо, чтобы не только имелось целеуказание в отношение объекта или субъекта, на который предстоит воздействовать вольно (или невольно в алгоритмике безсознательного поведения), но и структуры переизлучателей:
▶ были достаточно развиты, чтобы быть пригодными к действию в сложившихся условиях (иными словами объект предполагаемого воздействия должен находиться в пределах их досягаемости);
▶ были активны в соответствующий период времени, для чего необходимы:
▶ накачка их соответствующими видами материи и энергии;
▶ информационно-алгоритмическое обеспечение их функционирования должно быть не только доступно, но и должно быть «загружено» в систему;
▶ субъект должен пребывать при определённом — соответствующем целям и средствам их достижения — типе строя психики.
Вследствие названных обстоятельств:
«Волшебные слова» и «магические языки», владение их словарём и грамматикой представляют собой далеко не всё, что необходимо для их употребления в целях воздействия на течение событий. Субъективная обусловленность эффективности каждого из языков в качестве средства виброакустического воздействия на течение событий не является однозначным результатом освоения их словаря и грамматики. Это является следствием того, что эффективный каскад необходимых переизлучателей может быть набран из разных элементов, организованных на разных материальных носителях (как вещественных, так и полевых), по-разному настроенных. Соответственно субъективная способность воздействовать на течение событий оказывается во многом независимой от того или иного определённого языка. Так, например, более чем 2000 лет существует широко известный библейский сюжет об исцелении Христом инвалида. Спрашивается: Много ли людей, чьи слова «встань и ходи», обращённые к настоящему калеке, окажут объективное исцеляющее воздействие в соответствии с их общепонятным смыслом? И если таких людей мало, то вследствие чего их мало?
Все эти обстоятельства делают во многом ущербным или безпредметным рассмотрение некоторых вопросов языкознания в отрыве от обладающих личностной спецификой нравственности и организации психики носителей языка. С другой стороны и ответы на многие вопросы психологии в каждом конкретном случае могут быть обусловлены языком (языками), которым пользуется рассматриваемый субъект, и его личностной культурой речи.
В частности, в русском языке "война" и "вой" созвучны, если не однокоренные. На протяжении всей истории бабий вой сопутствовал проводам на войну. А в английском языке отчасти созвучны и побуквенно совпадают "war" (война) и "ware" (продукция, товар). Отсюда и разное отношение и к войне, и к товару в русскоязычной и в англоязычной культуре... Также для сопоставления: в англоязычном описании жизни "truth" — и "истина", и "правда"; "justice" — "справедливость", "правосудие", "оправдание"; "righteousness" — "праведность". То есть грамматически это не однокоренные слова, вследствие чего справедливость, праведность и правда связываются друг с другом дополнительными языковыми средствами, а сам язык допускает возможность некой "справедливости" помимо Правды-Истины. В русском же языке Истина — составляющая Правды. Правда, справедливость, право — однокоренные слова.
Поскольку в алгоритмике психики, особенно для уровня сознания, язык — одна из основ мышления, то различия в алгоритмике мышления на основе языковых средств разных языков неизбежны.
Но «магия слова» — только одна из функций языка. Однако она неразрывно связана с другими функциями языка в жизни общества и каждого человека. И в зависимости от того, как люди употребляют язык в этих функциях (т.е. вне «магии слова» непосредственно), — язык в его историческом развитии изменяется так, что объективные возможности виброакустического (включая переизлучение) воздействия с его помощью на течение событий в Жизни либо нарастают, либо утрачиваются...



Смотрите также: 


(голосов:0)
Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.