Опубликовано : 1-12-2017, 23:05 | Категория: Новости, Политика » Американцы не успели к дележу «арктического пирога»



Американцы не успели к дележу «арктического пирога»

Будто чиновники в Брюсселе и Вашингтоне последние годы спали крепким сном и, вдруг очнувшись, обнаружили, что Россия приступила к освоению богатств арктического региона. И ещё Россия заботится о безопасности своих северных границ.


Ничего удивительного в «набате» Й. Столтенберга нет. Он вызван переменами в позиции Вашингтона, который в силу личных особенностей двух последних американских президентов допустил промедление в наступлении на Арктику. Поначалу президент Обама сделал ставку на борьбу с потеплением глобального климата и, с его точки зрения, разработка арктических залежей была неприемлема. Это заставило американские компании осторожничать во вложении средств в этот регион – ожидались запреты. К тому же ситуацию усугубили санкции против России и падение цен на нефть. В результате уже втягивавшиеся в Арктику американские компании дали задний ход. ExxonMobil покинула совместный с «Роснефтью» проект по работе в Карском море, ушли Statoil, ConocoPhillips, Chevron.


Теперь стало понятно, что они поспешили. Международное сообщество не поддержало Барака Обаму в его атаках на добычу полезных ископаемых в этой зоне, хотя и предъявляет к ней повышенные требования. В Арктике разлитая в воде нефть приносит куда больший ущерб, чем в других регионах планеты. Нерешённость ряда юридических вопросов в Арктическом совете также не может быть тормозом в освоении богатств, особенно когда речь идет об исключительной экономической зоне.


Наличие гигантских запасов энергоносителей в океанском дне является настолько сильным побудительным мотивом к действию, что добыча здесь неизбежно будет нарастать. По данным Геологической службы США, под толщей арктических льдов скрывается 90 млрд баррелей нефти (13% мировых неразведанных запасов), 48,3 трлн кубометров природного газа (30% мировых неразведанных запасов) и 44 млрд баррелей газового конденсата (20% мировых неразведанных запасов). Всего же за Полярным кругом покоится порядка 412 млрд баррелей нефтяного эквивалента, или 22% мировых неразведанных запасов углеводородов. Львиную долю этих ресурсов делят между собой Россия, США и Дания, которым в сумме принадлежит более 88% богатств региона. Оставшиеся полярные ресурсы приходятся на долю Канады, Норвегии и Исландии, их запасы существенно ниже.


Президент Трамп радикально изменил курс своего предшественника относительно освоения Арктики. Началось сравнение с тем, что уже сделала Россия, и, казалось бы, это должно в первую очередь касаться работающих мирных мощностей. Однако в мире Столтенберга главную роль играют военные реалии, а чаще – военные иллюзии. И то, что Россия делает для разработки недр Арктики, и то, что она предпринимает для защиты своих северных границ, превратились в этом мире в нарастание российской военной угрозы.


Столтенберга беспокоит, что за последние годы Москва расширила своё военное присутствие в Арктике. Она открыла «несколько военных баз в этом районе, запустила в действие флотилию новых ледоколов и даже проводит там военные учения». По мнению генсека НАТО, десять лет назад, опустив на дно Северного полюса российский флаг, Москва заявила всему миру, что Арктика принадлежит ей. А в своей заявке в комиссию ООН по внешним границам шельфа на обладание 1,2 млн кв. километров дна по хребту Ломоносова она решила получить территорию, равную Украине, Польше и Германии, вместе взятых. При этом Москва аргументирует заявку не наличием здесь богатейших залежей, а тем, что данный участок является продолжением российской части континента. Всё равно эта заявка, по мнению генсека НАТО, является актом агрессии.


В Арктике действительно появились две российские военные базы – «Арктический трилистник» на земле Александры (архипелаг земли Франца Иосифа) и «Арктический клевер» в районе архипелага Новосибирские острова. Обе базы предназначены для установки на них в перспективе систем ПРО с целью перехвата американских стратегических ракет, запущенных с подводных лодок в районе Северного Ледовитого океана. В общей сложности базы будут размещены на шести островах. Они немногочисленны (150 военнослужащих) и имеют только собственную систему охраны.


Казалось бы, эти сугубо оборонительные мощности не должны беспокоить. Однако Столтенбергу становится страшно и от гражданского ледокольного флота России. В настоящее время в нём насчитывается 40 ледоколов. Строятся новые ледоколы, в том числе с атомными энергоустановками. Цель этого строительства – продлить летнюю навигацию по Северному морскому пути и гарантировать проводку судов круглогодично. Для этого разрабатываются новые суда, в том числе с лазерными ледорезами.


Какие возможности открывает Арктика для торгового мореплавания, показывает первый проход нового российского танкера-газовоза «Кристоф де Маржери» без сопровождения ледокола во время летней навигации 2017 года. Газовоз преодолел расстояние от Норвегии до Южной Кореи за 19 дней, что на неделю короче, чем через Суэцкий канал. Если иметь в виду, что танкер построен на южнокорейской верфи Daewoo Shipbuilding & MarineEngineering (DSME), которая выиграла тендер на строительство 15 таких судов, предназначенных для перевозки СПГ, то масштаб задумок очевиден: Северный морской путь станет международной торговой артерией и в том числе маршрутом доставки российского СПГ в ЮВА наименее затратным способом.


По большому счёту Столтенберг прав: это выигрыш России в стратегическом измерении и Западу нужно беспокоиться. Только не таким истерическим способом, какой вызвало намерение России создать вооружённый ледокол. Речь идет о проекте 23550, задуманном как универсальный военный корабль, ледокол и буксир. Эти ледоколы будут оснащены модульным комплектом вооружений. Помимо радиоэлектронного оборудования и тяжёлого корпуса, ледоколы проекта 23550 будут включать в себя возможность развёртывания ракетного оружия. Ракетные системы «Калибр-NK» [крылатая ракета] могут быть размещены на судне за посадочной площадкой вертолёта. На борту можно развернуть восемь пусковых установок. Первый ледокол этого проекта «Иван Папанин» заложен в апреле с. г. Скорее всего, он войдёт в состав Северного флота России.


Вместе с тем не во всех областях освоения Арктики лидерство РФ столь очевидно. В геологоразведке Россия уступает Соединённым Штатам и Норвегии. По оценке Министерства природных ресурсов РФ, геологическая изученность российского шельфа в десять раз уступает изученности американского шельфа Чукотского моря и в 20 раз изученности шельфа Норвегии. Такое отставание в изучении месторождений приводит к отставанию в их разработке. По добыче газа в регионе Россия серьёзно отстаёт от Норвегии, развившей бурную деятельность на континентальном шельфе, а по добыче нефти проигрывает не только северному соседу, но и Соединённым Штатам, осваивающим прибрежные месторождения Аляски. Более выигрышно Россия смотрится на фоне Канады и Дании, которые к добыче нефтегазовых ресурсов в своих арктических владениях до сего дня не приступали.


Судя по всему, временное замешательство в выработке позиции США по Арктике закончилось. Интервью Столтенберга имеет сигнальный характер. Оно последовало вслед за заявлением Трампа о планах строительства суперледоколов для американского флота. Сегодня США имеют лишь два ледокола в Арктике, но Трамп уже объявил, что это должно измениться. «Впервые за 40 лет, – сказал он, – мы построим первый тяжёлый ледокол», за которым последуют другие. Его поддерживает группа сенаторов от обеих партий, которая требует, чтобы таких судов было не менее 6 единиц. Этим сенаторам также не терпится встать на трассы Северного морского пути.


Недолго осталось ждать и голоса Пентагона. Не в обычаях американских генералов молча наблюдать за появлением новых военных мощностей у России. Какая разница, оборонительные они или нет. Всё равно воспринимаются как угроза. Схватка за арктические богатства только разворачивается.





Смотрите также: 


(голосов:0)
Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.