Опубликовано : 28-12-2017, 22:05 | Категория: Новости » Бухгалтерия войны в Сирии



Бухгалтерия войны в Сирии

11 декабря 2017 года президент России Владимир Путин посетил российскую авиабазу Хмеймим. Выступив перед личным составом Верховный главнокомандующий заявил об окончательной победе над ИГИЛ, что ставит победную точку в российской военной операции в Сирии. 

«За два с небольшим года Вооружённые силы России вместе с сирийской армией разгромили наиболее боеспособную группировку международных террористов. В этой связи мной принято решение: значительная часть российского воинского контингента, находящаяся в Сирийской Арабской Республике, возвращается домой, в Россию. Если террористы в Сирии вновь поднимут голову, мы нанесем по ним такие удары, которых они пока и не видели » - отметил он.

Кроме того, был официально объявлен приказ о начале вывода частей и подразделений МО РФ «домой», то есть в места их постоянной дислокации.

Бухгалтерия войны в Сирии


Выступление Президента РФ перед личным составом ВБ Хмеймим, Сирия.

Таким образом, активную фазу боевых действий в САР, продлившихся 2 года 3 месяца и 15 дней можно считать законченной. Самое время оценить результат и подвести итоги.

Обычно оценка любой войны начинается с проверки степени достижения ее главной стратегической цели, которая является главным критерием победы. По крайней мере так выглядит классический подход, однако новые времена диктуют несколько иные критерии. Уже совершенно очевидно, что главный страх либеральных критиков на счет неизбежности увязания России в Сирии как это случилось с СССР в Афганистане, оказался безосновательным. Операция заняла ровно 838 дней с момента заключения российско-сирийского соглашения о развертывании в Сирийской Арабской Республике группировки ВКС РФ 26 августа 2015 года. Так что сначала мы рассмотрим несколько другой аспект.

Сколько стоила России эта война

Общая цифра суммарных расходов российского бюджета на операцию в САР в открытых источниках отсутствует. Владимир Путин объявил, что первые пол года войны стоили 33 млрд. рублей, из чего ряд изданий подсчитали, что один день боевых действий обходился стране в 156,3 млн. рублей. В свою очередь специалисты партии «Яблоко» провели собственные расчеты, опираясь на которые объявили, что суммарные расходы за два года достигли 140 млрд., из которых от 90 до 117 млрд. руб. пришлись на долю авиации. Это много или мало? Попробуем разобраться.

Если считать на основе официальных данных иностранных государств, также воевавших в регионе в составе так называемой Коалиции, то она в среднем тратила «на борьбу с ИГИЛ» только в одном Ираке 12,3 млн. долл. или примерно 800 млн. рублей в сутки, а все ее военные расходы там с 8 августа 2014 по сентябрь 2016 года (то есть за 25 месяцев) составили 9 млрд. долл. или 584 млрд. рублей. Иными словами, что-то около 230 - 240 млрд. рублей в год. Как сообщает Росбизнесконсалтинг на пике численности российской группировки в Сирии за 2016 год российский бюджет израсходовал на сирийскую операцию всего 58 млрд. рублей.

Бухгалтерия войны в Сирии


Общая структура стоимости операции в Сирии за 2016 год по основным направлениям.

Например, дислоцированная в Хмеймим авиационная группировка насчитывала чуть более полусотни машин. В том числе: 12 штурмовиков Су-25СМ; 12 фронтовых бомбардировщиков Су-24М; 6 многоцелевых бомбардировщиков Су-34; 4 истребителя Су-30СМ; 12 многоцелевых вертолетов Ми-8МТВ; 12 ударных Ми-24. В ряде операций также применялись новейшие вертолеты Ми-28Н "Ночной охотник" и Ми-35. Отмечалось использование в Сирии самолета-разведчика Ил-20. На пике компании, в ноябре 2015 года в Хмеймиме находилось одновременно 69 российских машин всех типов и назначения. Они совершали в среднем по 52 вылета в день. Больше было только в августе 2016, когда нагрузка достигла 70 вылетов в сутки. Их действия поддерживались рейдами дальней авиации ВКС с аэродромов на российской территории.

Бухгалтерия войны в Сирии


Посадка Су-34 после задания.

Всего за время операции, командование ВКС сообщает о более 30 тыс. совершенных самолето-вылетов, в том числе 13 тыс. дислоцированной в Сирии группировкой за 2016 год. Примерно 80% из них относились к так называемой ближней зоне, то есть для работы по относительно близким целям в провинциях Идлиб, Хама, Хомс и в окрестностях Дамаска. Средняя продолжительность вылета составляла порядка 40 минут. Один вылет специалистами оценивается в 3,5 млн. рублей, включая как эксплуатационные расходы машины, так и затраченные средства поражения. До 20% вылетов приходилось на дальние задачи в Ракке, Деир-эз-Зоре и Аль-Хасаке, со средней продолжительностью полета от 1 до 1,5 часов и средней стоимостью до 5,5 млн. рублей. За два года дальняя авиация произвела до 600 вылетов.

Боевая эффективность российской авиационной группировки в Сирии, особенно в первые несколько месяцев, оказалась неприятным сюрпризом не только для исламистов, но и для командующих ВВС практически всех стран НАТО. Они не могли поверить, что столь малыми силами на столь сложной технике в нынешние времена действительно можно обеспечивать такой огромный результат. Позднее нагрузка на одного пилота несколько снизилась, но по-прежнему продолжила оставаться заметно выше показателей, принятых в западных странах.

Кроме самолетов российская армия по целям в Сирии активно применяла крылатые ракеты морского базирования «Калибр», вообще ставшие фактически визитной карточкой наших новых вооруженных сил, наравне с танками «Армата». Как сообщается, за операцию было произведено 56 (по другим данным до 90) пусков ракет типа 3М-54 с кораблей и подводных лодок. Точные данные об их стоимости отсутствуют, но если судить по информации на счет контракта по продаже их экспортного варианта Klub-S 3M-14E в Индию, то можно заключить, что один пуск обходится в 750 - 900 тыс. долл., а всего на удары «Калибрами» израсходовано до 2,8 млрд. рублей.

Бухгалтерия войны в Сирии


Пуск Калибр-НК с малого ракетного корабля «Град Свияжск».

Отдельным вопросом стоит численность использованных в Сирии сухопутных сил. Для обслуживания российских самолетов на авиабазе Хмеймим был развернут отдельный батальон аэродромно-технического обеспечения и отдельный батальон связи, каждый из которых насчитывал по 200 человек. Охрану авиабазы и морской стоянки в Тартусе осуществляла батальонная тактическая группа из состава 812й бригады морской пехоты Черноморского флота, численностью до 600 человек.

Кроме них в Сирии были задействованы подразделения Сил Специальных Операций, а также другие части и подразделения различного назначения, начиная от военных советников в боевых порядках САА, заканчивая персоналом центров по обеспечению зон безопасности, саперов для разминирования освобожденных территорий и российской военной полицией. Их подробной структуры и состава в открытых источниках нет, но эксперты оценивают общую численность личного состава задействованной в САР наземной группировки в 3 тыс. военнослужащих. Хотя в отдельные периоды она достигала 4 тыс. в ноябре 2015 и даже 4,37 тыс. в сентябре 2016. Просто на протяжении всей операции личный состав активно ротировался с целью оптимизации под характер текущих задач. Часто отдельные формирования разворачивались в Сирии только под конкретную тактическую задачу и возвращались в ППД сразу после ее выполнения.

Также следует упомянуть деятельность ряда частных российских военных компаний. Хотя пресса чаще всего упоминает ЧВК Вагнера, в действительности их там действует несколько. Количество их персонала еще менее известно, чем численность официальных сил МО РФ. Здесь приходится оперировать слабо подтвержденными слухами, говорящими о привлечении к боевым действиям в Сирии от 1,5 до 2,5 тыс. частных военных специалистов.

Кроме всего упомянутого еще были расходы на логистику, к обеспечению которой привлекались три больших морских танкера проекта 1599-В один танкер проекта 577 трех из четырех российских флотов. Кроме них в работе так называемого «Сирийского экспресса» по снабжению российской группировки участвовали большие десантные корабли Черноморского флота, действительно ходившие с методичностью железнодорожного экспресса. Например, в апреле 2017 года интенсивность движения составляла шесть рейсов в месяц, а в ноябре 2015 было осуществлено 14 проводок.

Бухгалтерия войны в Сирии


Большой морской танкер «Иван Бубнов» (проект 1599-В) заходит в бухту Севастополя.

Все это показывает, что проведенная операция была большой, многоплановой и сложной. Но не делает картину расходов понятнее. Если судить только по сухим цифрам, то мы потратили по меньшей мере вчетверо меньше, чем Коалиция, при несопоставимо большем конечном результате. Однако здесь приходится отметить, что у них и должностные оклады много выше и оружие стоит сильно дороже, так что простые цифры толком ни о чем не говорят.

Более того, отсутствие четких критериев и официальных сопоставимых данных подвигло ряд экспертов и изданий придумывать свои методики подсчета расходов, заполняя пробелы в цифрах сведениями «по аналогии» с другими армиями. В том числе цифрами из расходов стран НАТО. Именно таким путем в интернете появились заявления о том, что неделя войны в Сирии обходилась нам в 1 млрд. рублей.

Бухгалтерия войны в Сирии


Пример популярной инфографики с цифрами расходов «на сирийскую войну»

Потому расходы следует рассматривать не в самих по себе абсолютных цифрах, а взглянуть на них относительно размеров собственного российского бюджета, скажем, за тот же 2016 год. В нем расходная часть предусматривалась в размере 16,099 трлн. руб.. в том числе 3,145 трлн. - на национальную оборону.

Бухгалтерия войны в Сирии


Бюджет РФ на 2016 год

Сравнение показывает, что год боевых действий в Сирии стоил стране 1,8% заложенных в бюджет военных расходов. Сколько там предусматривалось на проведение обычных учений видов и родов вооруженных сил - неизвестно, однако похоже, что Владимир Путин на счет «не вышли из бюджета учений» говорил правду.

По состоянию на сентябрь 2017 года 86% военнослужащих ВКС России получили боевой опыт в Сирии, в том числе 75% авиационных экипажей сил «дальнего» действия, 79% тактических авиационных экипажей, 88% экипажей военно-транспортной авиации и 89% армейских авиационных экипажей.

Силами ВС РФ или при их участии и прикрытии за время боевых нами нанесено 92 тыс. авиаударов и уничтожено 97 тыс. целей. В том числе: 8,3 тыс. командных пунктов; 970 полевых и подготовительных лагерей; 6,77 складов оружия боеприпасов и СМ; 53,7 тыс. скоплений живой силы противника; 212 нефтяных месторождений; 184 нефтедобывающих завода и нефтяные станции; 132 станции перекачки топлива и колонны топливозаправщиков. Ликвидировано 53707 боевиков.

Россия продемонстрировала выдающиеся качества своих вооруженных сил, как инструмента, при этом обойдясь без введения каких-либо чрезвычайных финансовых мер для покрытия "трат на войну".

Другая сторона медали

Впрочем, анализ был бы неполным без сравнения российских расходов на военную операцию в Сирии с аналогичными затратами других там воевавших стран. Некоторые из них, как, например, министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан , считают, что беду над ИГИЛ в Сирии Россия присвоила себе несправедливо. По его словам, российские войска пришли с опозданием, в то время как Коалиция, в том числе Франция, воевали там существенно больше.

Формально господин иностранный министр конечно прав. Воевать в Африке против исламистов Франция начала еще с отправки экспедиционного корпуса из 680 человек на помощь Мали в 2013 году, а в боевых действиях в составе Коалиции против ИГ в Сирии и Ираке -с сентября 2014. За это время «через компанию прошло» 6000 французских военных. Авиация совершила 4,5 тыс. самолето-вылетов, с суммарным налетом 22 тыс. часов.

Бухгалтерия войны в Сирии


Официальные цифры МО Франции с итогами «войны против ИГ»

Правда, при детальном рассмотрении становится не совсем понятным, что же французы там делали на самом деле, так как непосредственно для удара по наземным целям французские самолеты вылетали всего 980 раз или всего в 21,7% случаев. Не менее загадочными остаются итоги визита к берегам Сирии французского атомного авианосца «Шарль Де Голль». Его авиагруппа совершила 630 вылетов или по 9,4 вылета в сутки на авиагруппу из 36 машин, что чрезвычайно мало. Тем более что об их результативности не сообщается. Для справки, во время наступательной операции в провинции Дейр-эз-Зор российские ВКС только одной вертолетной группировкой за 30 суток осуществили 7000 вылетов или примерно по 6 вылетов на машину в сутки.

При этом французские источники оценивают затраты Минобороны Франции на этот морской вояж в 300 млн. евро. Тогда как палубные самолеты «Адмирала Кузнецова» за 420 вылетов поразили 1200 целей и стоило это от 127 до 170 млн. долл.

Эта разница не удивительна, если сравнить цифры с похожей по характеру операции сил западных стран против Ливии, протяженностью в 25 недель.

Бухгалтерия войны в Сирии


Стоимость военной кампании в Ливии

За 6,5 месяцев активной операции Великобритания потратила 320 млн. евро, Франция - 350 млн. евро, США - 1,1 млрд. долл. Одними только французами израсходовано 4621 бомба и ракета, в том числе: 15 крылатых ракет SCALP (по 626 тыс. евро каждая); 225 высокоточных бомб AASM (по 350 тыс. евро за штуку); 350 американских высокоточных бомб (от 52 до 67 тыс. долл. каждая); 431 ракета HOT (по 40 тыс. евро за выстрел). Таким образом выходит, что один день войны (по курсу на 27 октября 2015) британцам стоил 174,5 млн. рублей, французам - 117 - 138 млн. руб., американцам 393 млн. руб.

Война в Сирии за два года обошлась бюджету РФ в 140 млрд. руб., что в 4,2 раза ниже аналогичных расходов западной Коалиции, и не превышает 1,8 - 2,2% от сметы оборонного бюджета страны.

Уже одно это является впечатляющим достижением, хотя им одним разница не ограничивается. По официальным цифрам за войну с ИГ в Сирии и Ираке Пентагон потратил 6,4 млрд. долл. что в 13 раз больше уровня аналогичных расходов РФ. Причем это только официальные цифры. Специалисты Уотсоновского института провели собственные расчеты и пришли к выводу, что военное ведомство США не то чтобы прямо лжет, оно просто несколько лукавит с методиками калькуляции. Например, в приведенные цифры не включены обязательные страховки военнослужащим, а также последующие выплаты по медицинским полисам, а также расходы на регламентные и ремонтные работы с техникой. Конкретно войну только в Сирии они в отдельную графу не выделяли, однако о масштабах неточности можно судить по косвенным признакам. МО США общую стоимость участия в войнах на Ближнем Востоке с 2001 года (включая Афганистан и Пакистан) озвучивают в размере 1,5 трлн. долл., а специалисты Уотсоновского института о 5,6 трлн. долл, что вчетверо больше. Стало быть, есть все основания полагать, что в Сирии и Ираке на войну с ИГ США потратили до 6 млрд. долл. или в 10 раз выше нашего. При совершенно несопоставимой разнице в конечных результатах.

О них детально можно говорить долго. В том числе отмечая тот момент, что у Белого дома в графу «война с ИГ» вносятся как расходы на удары по ИГ, так и суммы военной и военно-технической помощи местным группировкам, только формально относящимся к «умеренной оппозиции», а по факту являющимся как раз тем самым ИГ, с которым США как бы неустанно воевали. Важно другое.

Сравнение показывает, что, имея военный бюджет на порядок меньше, чем американский, мы сумели создать вооруженные силы, не только не уступающие США, но и существенно превосходящие их

А если судить по странам с сопоставимы размером военных расходов, то можно вспомнить Саудовскую Аравию и посмотреть на то, как их армия проявляет себя в Йемене.

И что еще важнее, Россия научилась свой военный инструмент использовать грамотно, хорошо понимая, где требуется решительно применять силу, а где - дипломатию. Из трех параллельных процессов по примирению реального результат достигли тоже только мы. Добиться прекращения огня и перехода к переговорам не получилось ни у саудитов в Эр-Рияде, ни у американцев и европейцев в Швейцарии. Тогда как по итогам Астаны в Сирии действуют уже четыре зоны деэскалации.

Таким образом, резюмируя сказанное выше следует признать итоги российской операции в Сирии во всех смыслах успешными. В том числе экономически. По данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI) структура продаж вооружений на мировом рынке на протяжении последних 15 лет оставалась довольно стабильной. 32,8% продаж обеспечивали США, 25,4% - Россия. Третье место занимает Франция с объемом в деньгах вчетверо меньше российского и Китай, чей объем продаж уступает российскому почти в пять раз. Боевые действия в Сирии более чем наглядно показали преимущество российского оружия в реальных условиях, что, по мнению SIPRI в ближайшие пять лет позволит России если не превзойти, то точно сравняться с СЩА по размеру доли рынка.

Эксперты полагают, что мы сможем увеличить экспорт вооружений с 35,4 до 46 - 47 млрд. долл. в год. Только за счет этого страна в ближайшую пятилетку получит по меньшей мере до 50 млрд. долл. дополнительного дохода, что на порядок больше российских затрат на сирийскую войну

Важно отметить, что речь идет не просто о деньгах выручки, ведь увеличение экспорта означает рост количества рабочих мест и наращивание масштабов производства в самых наукоемких, а значит и самых высокомаржинальных областях российского производства.


(голосов:0)




Смотрите также: 


Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.