Опубликовано : 9-01-2018, 12:05 | Категория: Новости » Союзная интеграция Русской православной церкви



Союзная интеграция Русской православной церкви

Накануне Рождества митрополит Павел, предстоятель Белорусской православной церкви (БПЦ), заявил, что Минск станет одним из городов, где будут проводиться заседания Синода РПЦ. Новость облетела все белорусские СМИ, но не все поняли, а что же это означает для Беларуси. Сейчас мы в этом разберёмся. Но для начала проясним один важный нюанс.

Большинство медиа перепечатали друг у друга ремарку о том, что сейчас среди постоянных членов Синода есть сразу два белорусских митрополита: митрополит Павел и ушедший на покой митрополит Филарет. Получается, что у БПЦ в Синоде постоянно есть два голоса. Но это не так.

На самом деле почётный Патриарший Экзарх, митрополит Филарет в декабре 2013 года не только был отпущен Синодом РПЦ на покой, но и получил право, по сути тоже почётное, участвовать в работе Священного Синода и занимать протокольное место, опять же почётное, во время богослужений и в официальных церемониях. Он не стал никаким постоянным членом и не спешит ездить на все подряд заседания упомянутого церковного органа.

Для постоянных членов участие в заседании — не право, а, как говорится в Уставе РПЦ, «каноническая обязанность». Только в исключительных случаях допускается кворум 2/3 членов. Так что никакого исключения для Минска не сделано, и двух постоянных голосов никто БПЦ не давал.

Полномочия и участники Синода

Синод РПЦ — это высший коллегиальный орган управления. В юрисдикции Московского патриархата есть несколько «внутренних» церквей с разной степенью самостоятельности: от самой широкой автономии в Украинской православной церкви до более ограниченной версии, каковой является БПЦ. У каждой такой церкви есть свой «региональный» синод.

Главнее всех, как вы уже догадались, именно Синод РПЦ. Это, конечно, не единственный орган управления. Есть Межсоборное присутствие, Высший церковный совет. Но всё-таки Синод — основная точка опоры. Отдалённо он напоминает политбюро, которое решает важные вопросы между «партийными съездами» — архиерейскими соборами.

К примеру, Синод РПЦ может назначить куда-то нового митрополита, архиепископа и другого церковного «начальника». Он решает, кто поедет в дальнее зарубежье служить в том или ином приходе, который находится под юрисдикцией Московского патриархата. Он может образовывать и упразднять экзархаты (своего рода автономии внутри РПЦ), переводить монастыри из епархиального подчинения в подчинение лично патриарху, утверждать решения о канонизации новых святых. И это далеко не полный список того, что может делать данный орган. Полномочия очень широкие.

Кто входит в этот орган? Во-первых, это патриарх. Во-вторых, есть церковные должности, которые являются постоянными членами. Именно должности. Не люди. Если перевели на другое место, то уже автоматически человек не входит в Синод РПЦ. Таких должностей девять. Имеются в виду важные епископские кафедры: Киевская, Санкт-Петербургская, Крутицкая и Коломенская (это вспомогательная московская кафедра), Минская, Кишинёвская, Астанайская (Казахстан), Ташкентская. Кроме того, к постоянным относятся «министр иностранных дел» — глава Отдела внешних церковных связей и управделами Московской патриархии.

Ещё пять кресел занимают всё время разные епископы в порядке ротации.

Где проходят заседания

Церковный устав не предписывает, что Синоду РПЦ нужно собираться в каком-то особом месте. Но на практике всё иначе.

Негласно существует как бы перечень городов. Долгое время заседания проводили в Москве (в Даниловом монастыре, а до этого в резиденции патриарха в Чистом переулке). Однако в 2009 году недавно избранный на свой пост патриарх Кирилл впервые в истории провёл такое заседание в Киеве (в Киево-Печерской лавре). Именно он начал активно позиционировать РПЦ в качестве многонациональной церкви, паства которой состоит из граждан совсем не только одной России. Да и буква «Р» в названии расшифровывается не как «Российская», а как «Русская». Имеется в виду восточнославянская культурная база.

В 2009 году патриарх Кирилл в Киеве сделал своё знаменитое заявление: «Я патриарх — не Российской Федерации». Сообщалось даже, что он готов принять гражданство Украины, а украинские епископы предложили архиерею по полгода жить то в Москве, то в Киеве.

С того времени Синод начал собираться ещё в нескольких местах. Как уже говорилось, среди них был Киев. Другие локации: историческая резиденция царского Святейшего Правительствующего Синода (где не было патриарха, а был госчиновник — обер-прокурор) в Санкт-Петербурге и Синодальный духовно-административный и культурный центр в Геленджике.

Итого. Получается, что все места российские и только одно зарубежное — Киев. При этом локация входит в общее цивилизационное историческое пространство. Это очень важно для такой консервативной организации. Но, как бы ни говорили епископы о церковной нейтральности в вопросах политики, на деле РПЦ ещё как приходится учитывать политическую конъюнктуру. Ещё в домайданные времена обстановка в украинских землях была неспокойной. Церковную среду не первый год штормило от расколов. Каждый визит патриарха Московского в Киев — это повод для провокаций по отношению к РПЦ, которые исходили от самых разных раскольнических и чисто политических проектов. Сейчас по понятным причинам эти риски многократно возросли и достигли критического уровня угроз. Хотя бы с точки зрения личной безопасности иерарха.

Чем полезен официальному Минску приезд Синода

Мы фактически наблюдаем начало процесса замены Киева на Минск в негласном перечне мест для заседаний Синода. Это, безусловно, признание роли Беларуси в качестве донора стабильности.

До этого признание было на политическом уровне: саммит в нормандском формате, многочисленные встречи контактной группы ОБСЕ по Украине и другие важные мероприятия. Появились выражения «минский процесс», «минская площадка». Затем этот статус стабильного и надёжного места город стал получать в кругах ИТ-бизнеса, и этот процесс продолжается. Вот сейчас такой сигнал пришёл и со стороны крупной конфессии, одной из самых влиятельных православных церквей мира. Ещё в советское время были периоды, когда власть значительно снижала градус обострения в отношениях с епископами, иерархи играли фактически внешнеполитическую роль. Например, минский митрополит Филарет входил в Советский комитет за европейскую безопасность и сотрудничество, имел важные должности в обществах дружбы СССР с Кипром и Грецией.

Сейчас никто не требует входить в какие-либо комитеты. Власть в Беларуси иначе взаимодействует с церковным руководством. Александр Лукашенко периодически принимает участие во встречах с епископами.

Союзная интеграция Русской православной церкви

Встреча Александра Лукашенко со святейшим патриархом Кириллом, предстоятелями поместных церквей и митрополитом Волоколамским Илларионом.

Была уже целая серия встреч главы государства с Синодом БПЦ. Кроме того, в Минске несколько лет назад был крупный форум епископов как православных, так и католических. Были гости из Сербии, Испании и многих других стран. С ними президент встретился, и государственные СМИ уделили событию особое внимание. Ещё более активно освещалась встреча Александра Лукашенко с несколькими православными патриархами, которая состоялась в Минске в 2013 году. Приехали главы Сербской, Кипрской, Грузинской и других церквей. Был епископ с одной из самых древних кафедр — Александрийской (Египет). Это патриарх всех православных Африки, а их не так уж и мало...

В общем, считается, что такие встречи положительно влияют на имидж высшего руководства страны. И такая точка зрения, как показывает жизнь, вполне уместна.

Белорусское государство при этом стремится к большему — организовать встречу Папы Римского и Патриарха Московского. Тот факт, что она состоялась впервые не в Минске, а на Кубе, на самом деле, явно не обрадовал белорусскую элиту. Получилось, что как бы упущен шанс получить ещё одно подтверждение авторитета минской площадки. Хотя, конечно, внешне к этому отнеслись спокойно.

Теперь появляется новый инструмент для повышения статуса донора стабильности. Этому в медийном поле и должно помочь первое в истории заседание Синода РПЦ в Минске. Пока известно, что оно намечено на осень. Видимо, время выбрано не случайно. В Беларуси пройдут местные выборы, а в России — президентские. Такое церковное событие должно проходить в спокойной обстановке, а не на фоне электоральной кампании. Это будет выгодно и для Минска, и в целом для всего Союзного государства. Взаимная «синодальность» столиц, естественно, станет ещё одним соединительным каналом. Всё же православие — одна из основных религий и для России, и для Беларуси.


(голосов:0)




Смотрите также: 


Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.