» » Путь в две тысячи лет
Опубликовано : 14-04-2018, 09:05 | Категория: Новости » Путь в две тысячи лет



Путь в две тысячи лет

Название Великий шёлковый путь придумали в Европе. Подразумевается, что главный смысл этого грандиозного проекта сводился к экспорту дорогостоящего товара статусного потребления — китайского шёлка, который очень ценили богатые люди древнего мира за красоту и лёгкость. А также за то, что в скользкой шёлковой ткани не заводятся вши.

Бесспорно, шёлк был ходовым товаром, к тому же удобным для транспортировки. Однако не ради шёлка и не ради выгоды всё это было затеяно. Транспортный коридор с Востока на Запад сыграл намного более важную роль в истории цивилизации, чем просто торговый маршрут. И вполне возможно, что ещё сыграет.

 Большое путешествие

Климат Великой Китайской равнины был чрезвычайно благоприятным для того, чтобы именно здесь зародилась одна из первых человеческих цивилизаций. Трудолюбивые предки китайцев многими поколениями созидательного труда создали гигантские ирригационные системы, окультурили множество растений, построили города и богатые храмы. Но как назло, география Китая преподнесла его жителям неприятный сюрприз. Плодородная равнина граничила со степью, не будучи защищённой от неё природной преградой. Волна за волной оттуда накатывались воинственные племена кочевников, желающие поживиться чужим богатством.

Дальше — хуже. Для того чтобы безнаказанно грабить Китай, кочевники объединились в мощный военный союз, известный под названием держава Хунну.

Путь в две тысячи лет


Китай вёл постоянную и безуспешную борьбу со Степью на фронте протяжённостью несколько тысяч километров.

Для защиты от набегов китайские императоры мобилизовали 2 миллиона крестьян, рабов и солдат для строительства барьера — огромного и почти бесполезного оборонительного объекта, который потом был назван Великой китайской стеной.

Стена стала символом неэффективности пассивной обороны. Враги находили в ней слабые места, подкупали или запугивали стражу и без особых препятствий налетали на беззащитную равнину. Ни тогда, ни сейчас самоизоляция не была действенным методом.

Путь в две тысячи лет


Тяжёлая стройка истощила силы народа, на неё шла значительная часть бюджета, а Китай как был, так и оставался беззащитным перед набегами.

В поисках союзников против могущественного противника китайский император У-ди отправил в неведомые земли большое посольство во главе с умным и решительным офицером по имени Чжан Цянь. Посол получил туманную инструкцию: двигаться на запад, найти воинственный народ юэчжей (восточных сарматов), у которых, по слухам, хунну недавно убили вождя, подкупить их и договориться о совместных действиях против общего врага.

Однако китайский отряд недалеко ушёл от границы. Хунну захватили их в плен, десять лет Чжан Цянь провёл в рабстве. Наконец, ему удалось бежать. Отправился он не домой, а дальше на запад, выполняя приказ императора.

Чжан Цянь перевалил горный хребет Алтынтаг, высота вершин которого достигала 6 километров (спустя две тысячи лет тем же путём, но с другой стороны пройдёт Николай Пржевальский). Дальше тысячу километров он шёл через пески пустыни Такла-Макан. Потом снова горы и большое солёное озеро Иссык-Куль. Наконец, спускаясь с перевалов Восточного Памира, Чжан Цянь увидел зелёную долину, уходящую далеко на запад. Это была Фергана.

Путь в две тысячи лет


Карта путешествия Чжан Цяня, 139–126 гг. до н. э.

Великое географическое открытие

Оказалось, далеко за пределами Китая существовал целый мир. Там были города и крепости, государства и храмы. Ранее китайцы ничего об этом не знали. Они думали, что являются единственной цивилизацией, Серединной империей, со всех сторон окружённой дикарями, необитаемыми пустынями и горами, упирающимися в небо. Чжан Цянь обязан был доставить домой эту стратегическую информацию.

Путь в две тысячи лет


Китаецентрическая картина мира. В центре Сын Неба (император). Дальше — «внутренние слуги» (придворные), третий круг «внешние слуги» (Китай), четвёртый «окультуренные варвары» и, наконец, пятый «дикие варвары». Выяснилось, что реальный мир немного сложнее.

На обратном пути Чжан Цянь опять попал в плен к хунну. Он сбежал и на этот раз. О том, насколько сложным был путь, свидетельствует тот факт, что из всего посольства, кроме Цяня, уцелел лишь один человек его раб из народа хунну, искусный стрелок из лука, воин и охотник. В конце концов, путешественники явились к императорскому двору с коротким, но очень ёмким отчётом о проделанной работе:  



Сарматы не имеют никакого желания снова воевать с хунну. Однако на западе существует несколько десятков развитых государств, часть из которых можно завоевать, а с другими заключить союз против кочевников.



На новых землях есть много интересных и полезных товаров. В Китай следует привезти саженцы растения с гроздями сладких ягод (виноград), семена травы для скота (люцерну), а самое главное — «небесных коней» невиданной силы и выносливости. Покупка этих лошадей будет весьма желательной для императорской кавалерии и позволит перейти от оборонительных действий в борьбе против кочевников-хунну к наступательным.



На рынках стран Запада продаются китайские товары — изделия из бамбука и шёлк. Очевидно, они попадают туда через каких-то посредников южным путём через море. Необходимо как разведать эти маршруты, так и проложить сухопутный транспортный коридор по пути следования Чжан Цяня.

Путь в две тысячи лет


Ахалтекинская лошадь — древнейшая из чистокровных пород, эталон скакового коня на протяжении нескольких тысячелетий. Именно таких лошадей встретил Чжан Цянь в своём путешествии по Средней Азии.

Контуры китайской державы

На родине Чжан Цяня встречали, как космонавта, установившего контакт с внеземными цивилизациями. Император сделал его вначале советником, затем одним из девяти министров, а также наградил уникальным титулом Бован-хоу — «человек прозорливый и с широким кругозором». Его раб, сопровождавший господина все тринадцать лет путешествия, получил высокую должность чиновника особых поручений.

Китай охватила мания географических открытий. Чиновники наперебой подавали проекты разных экспедиций, описывали иноземные диковинки и просили назначить их послами в другие страны. Не обходилось без злоупотреблений. Вот как описывают ситуацию исторические записки Ши цзи, созданные на рубеже II и I вв. до н. э.:

«Те, у кого доклады были большие, получали верительные знаки [послов], а те, у кого поменьше, становились их помощниками. Поэтому бессовестные люди несли всякий вздор, а другие его повторяли… Послы наперебой сообщали о стихийных бедствиях в иноземных странах, о том, что во всех них есть обнесённые стенами города, но войска слабы и их легко разбить».

«Ши цзи», глава 123

 

Путь в две тысячи лет


Император У-ди (годы правления 141–87 гг. до н. э.), покровитель китайских путешественников.

Многие направления для экспансии оказались бесперспективными. Однако западный маршрут, проложенный Чжан Цянем, оказался в фокусе большой китайской политики, которая повернула ход исторических событий не только в Юго-Восточной Азии, но и во всём тогдашнем мире.

Глядя на карту, можно сказать, что империя Хань начала как бы «отращивать» длинный аппендикс вдоль западного транспортного коридора. Пробивая дорогу к платёжеспособным рынкам для экспорта китайских товаров, а что ещё более важно — к «небесным коням» Ферганской долины.

Спустя семьсот лет всё тем же протоптанным путём пошла империя Тан. Это уже была без всяких натяжек мировая держава — к огромным ресурсам Китая добавился сильный тюркский милитаризм, поэтому достижения Тан во всём превзошли империю Хань, а границы протянулись ещё дальше на запад.

Путь в две тысячи лет


Империя Хань в I веке до н. э. и империя Тан в VII веке н. э., периоды максимального могущества Китая. Обе карты показывают, что главным условием для превращения Китая в мировую сверхдержаву является контроль над Великим шёлковым путём.

Вдоль пояса стабильности

В китайских исторических хрониках новые земли получили название Западный край. Их статус отличался от административного устройства центрального Китая. Регион находился под военным протекторатом империи Хань, но в то же время там было около 50 отдельных княжеств, которые сохраняли формальную независимость. Некоторые руководящие посты заняли офицеры китайской армии, в основном же при власти сохранилась местная племенная знать, подвергнутая цивилизационному влиянию Поднебесной и получившая ханьские титулы.

Значительная часть из этих княжеств ранее находилась на догосударственной стадии развития, и появлением своих держав они обязаны китайскому завоеванию. Их включение в систему Великого шёлкового пути способствовало значительному развитию края. Например, в княжестве Хотан по первой проведённой переписи насчитали 19300 жителей, а по второй спустя сто лет — уже 83 тысячи. Причём если вначале лишь каждый восьмой по своему статусу и имущественному положению мог иметь оружие, то потом таких граждан было уже почти 40%. Т. е. население не только выросло численно, люди стали намного богаче.

С государством Хотан связана интересная история, как Китай лишился шёлковой монополии. Местный правитель, сватаясь к китайской принцессе, сказал, что его страна богата драгоценными камнями, однако шёлковых тканей, к которым она привыкла, у него нет. Намекая, что надо бы захватить с собой в качестве приданого. Практичная девушка привезла с собой не платья, а яйца тутового шелкопряда, спрятав их в бумажную шапочку. Даже если это просто легенда, страны транспортного коридора объективно стали местом транзита научных знаний и изобретений.

Путь в две тысячи лет


Коконы тутового шелкопряда. За пределы Китая секрет производства шёлка вышел в I веке н. э., достигнув Европы к 522 году.

Смена маршрута Великого шёлкового пути меняла границы государств и геополитическую обстановку. Так, постоянные войны на Ближнем Востоке в VIII–X веках заставили купцов проложить новые маршруты через речные системы Восточно-Европейской равнины. Что стало ключевым фактором, повлиявшим на формирование государственности у хазар, волжских булгар и русов.

Это не единственная точка пересечения нашей и китайской истории. Вообще, в школьных курсах истории хотелось бы видеть больше подобных взаимосвязей, которые вписывают наше прошлое в более широкий евразийский контекст.

Путь в две тысячи лет


Основные направления и ответвления Великого шёлкового пути

Эффект домино

Многие века Китай ничего не мог сделать с набегами кочевников. Императорские армии уходили в степь и не возвращались. Ни единого раза ханьцам не удалось разгромить конницу хунну в генеральном сражении. Доспехи китайских пехотинцев не спасали от стрел, выпущенных из мощных хунских луков; потом кавалерия кочевников, вооружённая длинными копьями и мечами, просто завершала разгром ханьской армии. 

Однако освоение транспортного коридора в Среднюю Азию постепенно поменяло расстановку сил в этой войне. Взаимовыгодный торговый маршрут включил в орбиту Китая многочисленных союзников, готовых поддержать Хань в борьбе против кочевников. Главная слава в победе над хунну принадлежит союзнической коннице, хотя китайцы тоже сильно усовершенствовали военное дело.

Бежавшие от китайских границ хунну дошли аж до Европы, где они известны под именем гуннов. Переселение гуннов подтолкнуло другие народы, случайно оказавшиеся на их пути. Соседи гуннов, в свою очередь, давили на следующих. Подобно домино, посыпалась вся цепочка народов в Евразии, а этот «снежный ком» обвалил Римскую империю, которая оказалась совершенно неготовой к вторжению.

Путь в две тысячи лет


Композитный лук гуннов — вундерваффе того времени. Знаменитый римский полководец Флавий Аэций, который в юности несколько лет пробыл заложником у гуннов, поставил такой лук на вооружение в своей армии.

В интересах Пути

То, что транспортный коридор такого масштаба и значения, как Великий шёлковый путь, сам по себе становится сильным геополитическим фактором, сомнений не вызывает. Однако насколько сильным? Вопрос не праздный. Нужно понимать, как далеко нас может завести проект «Один пояс и один путь» в XXI веке.

Выше указывалось, как Шёлковый путь повлиял на Китай, усилил его позиции, «вытянул» границы на запад. Но на определённом этапе транспортный коридор обрёл такое значение, что уже он управлял историей Китая, а не наоборот. В конце концов, Шёлковый путь на всём своём  протяжении объединил транзитные страны в одну гигантскую державу.

Путь в две тысячи лет

Монгольская империя в XIII веке. Завоевания Чингисхана и его ближайших преемников.

Даже маленькая тропинка лучше путника знает, куда она его приведёт. Что говорить про такую большую систему, как Великий шёлковый путь. У историков есть много гипотез, объясняющих феномен монгольских завоеваний. Почему бы не добавить к ним ещё одну. Может, Чингисхан оказался лишь функцией, орудием для ликвидации всех барьеров, которые мешали Пути.

Немыслимая даже для того времени жестокость, тысячи сожжённых городов, огромные пирамиды из человеческих черепов — всё это привело не к упадку и деградации, а к установлению неожиданно человечного, правильного порядка на территории Евразии. Парадокс.

Метафорой «чингисханова мира», или Pax tatarica, как его называли итальянские современники, была фраза о том, что девушка с золотым кувшином на голове могла пройти от Чёрного моря до Японского, не опасаясь ни за золото, ни за свою честь. Наверное, это большое преувеличение. Тем не менее есть много свидетельств, что с появлением Монгольской империи путешествия стали намного проще, дешевле и безопаснее. Активные контакты между Западом и Востоком стали нормой жизни тогдашнего мира.

Знаменитый венецианский купец Марко Поло, который в XIII веке путешествовал по Ближнему Востоку, Центральной Азии и Китаю, совершенно незаслуженно пользуется славой первооткрывателя новых земель. На самом деле он турист и бизнесмен. Иногда советник, иногда иностранный технический специалист. Смешно называть первопроходцем человека, который едет в другую страну с отцом, дядей, братом, а потом и с малолетним сыном, покупает билет на «попутный караван», останавливается в хороших гостиницах, по дороге меняет перекладных лошадей. Да, и в придачу имеет золотую пайцзу от великого хана, которая открывает двери в дом чиновника любого ранга.

Путь в две тысячи лет


Караван на Великом шёлковом пути. Иллюстрация из «Путешествия Марко Поло».

За полторы тысячи лет от Чжан Цяня до Марко Поло условия путешествия по этому маршруту сильно изменились. Если китайский офицер и его спутник-гунн крались ночами через пустыню, чтобы не попасть на завтрак к людоедам, то в XIII веке срочная почта шла со скоростью сто километров в день. Перспективная идея рано или поздно пробьёт себе дорогу. Возможно, что возрождение Шёлкового пути является таким же многообещающим проектом. 


(голосов:0)




Смотрите также: 


Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.