Опубликовано : 20-11-2018, 17:05 | Категория: Новости » Нефтяные качели



Нефтяные качели

Ещё в начале октября баррель Brent торговался на уровне 86 долларов. Это был максимум аж с ноября 2014-го. И всего пару месяцев назад многие аналитики предсказывали 100 долларов за бочку к концу года. Однако этого не произошло, в ноябре нефть испытала серьёзнейшее снижение, и сейчас цена ближе к 50 долл., чем к 100.

Что же произошло? Почему вместо роста произошло снижение и теперь те же аналитики говорят о возможном повторении сценария конца 2014-го, когда нефть подешевела за несколько месяцев в три раза?

Перед тем как перейти к ответу, отметим, что важная особенность нефтяного рынка — исключительная волатильность и гиперреакция цен даже на небольшие изменения баланса спроса и предложения.

Всё производство нефти в мире — это около 100 миллионов баррелей в день (мбд), спрос примерно такой же (если чуть больше — запасы расходуются, чуть меньше — накапливаются). При этом любое отклонение баланса спроса и предложения даже на 0,5–1 мбд, то есть на 0,5–1 %, вызывает непропорциональное и часто нелинейное изменение цены.

Даже один процент дефицита или профицита нефти на рынке способен взвинтить или обвалить цену на десятки процентов, что делает рынок исключительно чувствительным к малейшим изменениям в динамике спроса и предложения и их прогноза.

Итак, нефтяные качели развернулись от ожидания заветной сотни за баррель к опасениям обвала а-ля конец 2014-го. Что в итоге ждёт рынок нефти в 2019-м?

Со стороны предложения

Со стороны предложения произошло сразу несколько важных событий, существенно поменявших существовавший до этого баланс.

Во-первых, в октябре на рынке господствовало представление, что «обамовский» (мягкий) вариант антииранских санкций вряд ли повторится. Все были напуганы Трампом и его непредсказуемостью, поэтому соблюдение американских санкций, даже до их официального введения с 5 ноября, было дисциплинированным. Крупные потребители иранской нефти — страны ЕС, Япония, Южная Корея, Тайвань — заранее, ещё к сентябрю, обнулили свой импорт из Ирана. Аналитики полагали, что серьёзный шанс получить послабления санкционного режима был разве что у Индии, чрезвычайно чувствительной экономически к росту цен на импортную нефть (иранцы продавали свою нефть индусам с небольшим дисконтом).

Но 5 ноября произошла большая неожиданность — США предоставили исключения из санкционного режима на шесть месяцев сразу восьми крупным импортёрам иранской нефти: Италии, Греции, Китаю, Индии, Южной Корее, Японии, Тайваню и Турции. Вышло, что некоторые из них ранее снизили импорт из Ирана до нуля, а теперь США сказали им: «Вольно!», то есть позволили импортировать ограниченное количество иранской нефти (какое точно — секрет). Для рынка это означало своего рода разворот. Дефицит, ожидавшийся в ноябре из-за предполагаемого выбывания иранских баррелей, сменился ожиданием того, что иранской нефти на рынке в ноябре и тем более в декабре станет не меньше, а больше чем в сентябре — октябре. Дело в том, что обнулившие иранский импорт страны получили возможность его возобновить. О чём сразу с радостью поведали миру. Например, о намерении возобновить импорт из Ирана заявила Япония.

Во-вторых, Трампу удалось «объегорить» ОПЕК и его крупнейшего производителя — Саудовскую Аравию.

Нефтяные качели

После анонса антииранских санкций в мае США убедили ОПЕК в необходимости поднять производство нефти для компенсации всё той же выбывающей иранской нефти.

Произошло превентивное увеличение добычи в преддверии санкций со стороны прежде всего Саудовской Аравии и ОАЭ (плюс России в рамках ОПЕК+). К тому же некоторые традиционно нестабильные производители вроде Ливии и Анголы тоже чуток увеличили производство. В итоге, по данным OPEC Monthly Oil Market Report — November 2018, добыча стран ОПЕК в октябре достигла 32,9 мбд, выше показателей второго квартала 2018-го аж на 0,7 мбд. Казалось бы, всё это для компенсации эффекта выбывающей иранской нефти, но производство Ирана упало в октябре на 0,5  мбд относительно среднего уровня, а компенсировали на 0,7 мбд. А в ноябре — декабре производство Ирана вообще вырастет (см. выше).  Второй шок со стороны предложения!

В-третьих, у не входящих в ОПЕК независимых производителей всё тоже очень неплохо. Например, хороший рост добычи показывает наш сосед Казахстан — 1,8 мбд (рост производства нефти и газоконденсата на 5,2 % за январь — сентябрь 2018-го по отношению к январю — сентябрю 2017-го). Добыча в Бразилии стагнирует на уровне 3,3 мбд, однако в связи с вводом в эксплуатацию нового месторождения Р-69 FSPO ожидается существенный рост добычи в ближайшие месяцы. Существенно растёт добыча и в Канаде (по итогам года рост составит около 6–7 %), хотя экспорту в США и мешают логистические сложности с транспортировкой. Чуть падающее производство в Норвегии и Мексике и чуть растущее в Великобритании этой картины не меняют. Третий шок со стороны предложения!

В-четвёртых, игроки рынка, буквально разинув рты от удивления, наблюдают за тем, что происходит в Америке.

Нефтяные качели

Добыча сланцевой нефти в США демонстрирует фантастические темпы роста, перекрывающие все консервативные прогнозы Управления по энергетической информации (EIA) Минэнерго страны начала года.

Так, отчёт от EIA за неделю, оканчивающуюся 4 ноября, показал поистине взрывной рост добычи за неделю на 0,4 мбд (рост более чем на 20 % год к году!). Такой недельный рост вообще был бы неплохим годовым ростом для любого крупного производителя! Аналитики было подумали, что эти данные — какой-то статистический артефакт, случайный выброс, который будет скорректирован в следующем отчёте. Однако следующий недельный отчёт показал ещё одно увеличение добычи на 0,1 мбд. Когда и чем этот рост закончится, непонятно. США уже стали крупнейшим производителем нефти и газоконденсатов в мире (Россия и Саудовская Аравия теперь отстают), при этом доля ОПЕК на рынке падает.

Одновременно в США стали бодро увеличиваться коммерческие запасы нефти и нефтепродуктов — явный признак профицита нефти на рынке. До кучи: в октябре — ноябре произошла небольшая распродажа нефти из американских стратегических резервов (Special Petroleum Reserve, SPR). Последний раз продажа из SPR производилась прошлой осенью, после урагана «Харви», с целью компенсировать его последствия, нарушившие снабжение топливом в Техасе. Сейчас — опять же «под Иран». Четвёртый шок со стороны предложения!

Со стороны спроса

Мало того что неприятные сюрпризы посыпались как из рога изобилия со стороны предложения, со спросом тоже всё нехорошо.

В Китае наряду с внешними (торговые войны с США) проявляются и внутренние проблемы.

Нефтяные качели

Статистика по розничным продажам за октябрь вышла просто ужасной. Продажи дорогих товаров (прежде всего автомобилей) ушли в крутое пике.

Частный сектор испытывает проблемы с ликвидностью. Пузырь недвижимости, возможно, близок к печальному финалу. И всё это на фоне стартующих с нового года жёстких импортных тарифов со стороны США. Вместе с Китаем охлаждаются экономики стран, сильно зависящих от китайского рынка, — Тайваня, Южной Кореи, Австралии, стран ЮВА.

В Европе тоже всё нехорошо. ВВП еврозоны за 3-й квартал 2018 года показал исключительно слабый рост — 0,2 % кв/кв против 0,4 % кв/кв во 2-м квартале 2018-го (1,7 % г/г против 2,2 % г/г во 2-м квартале 2018-го). Это в два раза ниже ожиданий. Экономика охлаждается на глазах.

В США, по всей видимости, стартовало падение перегретого и переоценённого фондового рынка на фоне повышения ставки ФРС. Быстро охлаждаются наиболее чувствительные к ставкам секторы — ипотечное кредитование и продажа недвижимости. Скоро за ними могут последовать и другие отрасли.

Перекредитованные компании (вроде гиганта General Electric) из-за роста ставок начинают испытывать сложности с ликвидностью. Плохой знак.

Между тем рост спроса на нефть завязан на рост экономики. А крупные аналитические центры вроде МВФ, ОЭСР, той же ОПЕК или EIA традиционно пересматривают свои прогнозы в час по чайной ложке. Например, осенью 2008-го, когда всем уже было очевидно, что всё плохо, МВФ лишь немного скорректировал свои прогнозы темпов роста мировой экономики.

И сейчас, когда понятно, что прогноз на 2019-й неутешительный (разве что США и Китай подпишут новое соглашение, и Пекин избежит «жёсткой посадки» в 2019-м), прогнозисты продолжают игру в консерватизм. ОПЕК рассчитывает на рост потребления нефти на 1,3 % (хотя в июле прогноз был заметно оптимистичнее — 1,5 %), EIA — на 1,5 %. Но на рынке появляются опасения в обоснованности этих темпов роста (и вообще роста) потребления в 2019-м. Шок со стороны спроса? Более чем возможно!

Что делать?

На фоне всего этого страны ОПЕК встревожились. 12 ноября министр нефти Саудовской Аравии Халед Аль-Фалих заявил о возможном сокращении добычи монархией на 0,5 мбд в декабре, вместе с другими членами ОПЕК+ — на 1 мбд по отношению к уровням октября. Президент Трамп отреагировал на эти планы твитом, в котором заметил, что ОПЕК и Саудовская Аравия не должны сокращать производство нефти.

Однако, судя по расчётам, представленным в OPEC Monthly Oil Market Report — November 2018, сокращения добычи на 1 мбд со стороны ОПЕК недостаточно для балансирования спроса и предложения на рынке, необходимо снижение на 1,4 мбд в 1-м квартале 2019-го и 1 мбд во 2-м квартале 2019-го (в целом за год на 1,05 мбд).

Нефтяные качели

Гадания на нефтяной гуще, по версии четырёх экспертных организаций. Как видно, различия между прогнозами на 2019 год разительны.

Поэтому в середине ноября появилась информация об обсуждениях в рамках ОПЕК+ возможного сокращения производства на 1,4 мбд. Однако, видимо, даже этого будет недостаточно для балансировки рынка, так как ОПЕК и EIA до сих пор придерживаются нереалистичных (учитывая резкое замедление мировой экономики) прогнозов по росту спроса в 2019-м.

Вполне возможно, что роста спроса вообще не будет (или будет очень низким), в этом случае понадобится сокращение в районе 2-3 мбд. Увы, распределить такое масштабное сокращение по всем участникам картеля (возможно, будет участвовать и Россия) крайне сложно. К тому же фундаментальная проблема для ОПЕК в этом случае только обострится — за счёт искусственно сдерживаемой добычи картель будет терять свою долю на рынке и одновременно поддерживать более высокими ценами сланцевых производителей в США. Альтернатива есть: дать ценам упасть, но это болезненно для многих членов ОПЕК с раздутыми дефицитами бюджетов (у России, кстати, всё с этим нормально, бюджет при текущих ценах на нефть и даже немного ниже — профицитный).

Нефтяные качели

Цена барреля нефти — это всегда история о взлётах и падениях. Как видно, прогноз в 100 долларов за бочку оказался ошибочным.

Как бы то ни было, нефтяной рынок, по всей видимости, ждёт интересный 2019 год. Остаётся только надеяться, что ситуация сможет быстро измениться в противоположном текущему направлении. 





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 


Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.