» » Брат за брата: что осталось за кадром «Несокрушимого»?
Опубликовано : 1-12-2018, 16:05 | Категория: Новости, Политика » Брат за брата: что осталось за кадром «Несокрушимого»?



В жизни нет второстепенных героев. Если один брат погиб на войне, второй будет мстить — и постарается забрать как можно больше вражеских жизней. Так и произошло с двумя танкистами во время Великой Отечественной войны — братьями Гаузовыми.

Брат за брата: что осталось за кадром «Несокрушимого»?

Представлен к званию Героя

В 1942 году командование 15-й танковой бригады написало представление к званию Героя Советского Союза на своего танкиста. В июле он принял бой с немецкой танковой колонной, задержал её, подбил 16 танков, вёл огонь до последнего снаряда, а затем вышел из окружения к своим. Почти до буквы похоже на историю, которая легла в основу фильма «Несокрушимый». Только вот фамилия танкиста в этом представлении была вовсе не Коновалов.

Два танка

Сначала было тяжёлое отступление. Под натиском немцев наши части отходили на восток. В ходе марша сломались и остались чиниться силами экипажей два танка КВ. Один — лейтенанта Коновалова — остановился на окраине посёлка Глубокий. Второй — лейтенанта Гаузова — между сёлами Красновка и Ковалёв.

Четырнадцатого июля 1942 года экипажи этих танков приняли бой с подошедшей немецкой танковой колонной. Как сообщили побывавшие на месте боя на следующий день разведчики, КВ Коновалова уничтожил 14 танков и две бронемашины, а танк Гаузова — ещё восемь танков.

Брат за брата: что осталось за кадром «Несокрушимого»?

Танки КВ-1
По сообщению разведчиков, танкисты погибли в бою, но формально их тела всё же не нашли. Поэтому командира танка 15-й танковой бригады, лейтенанта Георгия Федоровича Гаузова, записали как пропавшего без вести. Извещение отправили жене Вере в Чкалов и наверняка написали матери в Казань. А вот брату писать не требовалось. Лейтенант Николай Гаузов командовал танком КВ в той же 15-й танковой бригаде.

Бой у перекрёстка

21 июля бригада получила задачу — задержать немцев, идущих к Раздорской переправе через Дон. Командир бригады, майор Савченко решил встретить немцев у перекрёстка дорог в районе хуторов Мокрый Лог и Мокрый Керчик. От бригады к тому моменту осталось всего семь машин — три КВ, два Т-34, два Т-60. Их замаскировали в стогах сена у перекрёстка. На рассвете появилась немецкая танковая колонна — 96 танков и сотня автомашин с пехотой.

КВ Николая Гаузова вступил в бой одним из первых, заставив немцев развернуться. Численное превосходство противника вскоре сыграло свою роль — КВ подбили, у него выбило прицелы.
Тогда Николай вылез на башню и начал корректировать огонь голосом. Он не остановился, даже когда боевая машина загорелась.

Бой с КВ Гаузова для немцев затянулся на три с половиной часа, пока в танке не кончились снаряды. Самого Николая тяжело ранили, но всё же он сумел с двумя танкистами выйти из окружения к своим. Меньше повезло командиру орудия КВ — старшина Рекун попал в плен, его освободили из концлагеря только в апреле 45‑го.

Брат за брата: что осталось за кадром «Несокрушимого»?

КВ-1, подбитый в ходе боёв
Как записано в отчёте бригады: «Наблюдавший командный состав других частей (295 сд, 41 мбр) говорил: „Поле боя представляло кладбище немецких танков и автомашин“».

Из этого кладбища на КВ Николая Гаузова записали 16 танков, две бронемашины, одну противотанковую пушку и десять автомашин с мотопехотой. Представление из бригады ушло на Героя, но… если считавшемуся погибшим Коновалову за 16 танков «звезду» одобрили, то живому лейтенанту Военный совет фронта утвердил только орден Ленина.

На Кавказе дело было…

Следующим «жарким» делом для Николая Гаузова стали бои на Кавказе. Третий танковый корпус фон Макензена рвался к Владикавказу. К началу ноября немцы уже были далеко «не те», что в июле, но ещё оставались достаточно сильными.

15-й танковой бригаде в намеченном советским командованием контрударе отводилась важная роль: отрезать и уничтожить прорвавшиеся в селение Гизель немецкие танковые дивизии. Со 2 ноября в окрестностях селения развернулись тяжёлые танковые бои. «Отрезать и уничтожить», как требовал приказ, не удавалось, но наступавшим советским бригадам удалось зажать противника в мешок с узким горлышком — оставшаяся в руках гитлеровцев единственная дорога простреливалась с двух сторон.

В итоге немцы сами принялись прорываться на запад, не дожидаясь, пока мышеловка захлопнется окончательно. Кому-то и впрямь удалось уйти, но одних только брошенных немецких танков насчитали в том районе больше 140.

Брат за брата: что осталось за кадром «Несокрушимого»?

Среди других танкистов отличился в этих боях и Николай.

«В боях со 2.11 по 9.11.1942 года в районе с. Архонская-Гизель товарищ Гаузов так же проявил мужество, стойкость и дисциплинированность» (из архивных документов).

В 5-й гвардейской танковой

В следующем, 43-м году, боевой счёт Гаузова продолжал расти. Как и счёт наград с формулировками: _«в боях против немецких захватчиков проявил мужество, храбрость и безграничную смелость».

В бою за деревню Попельнастое танк Гаузова уничтожил два «тигра» и одну самоходку «Фердинанд». Впрочем, теперь Николай мог мстить за брата не только своими руками. Старший лейтенант Гаузов уже командовал ротой в 25-й танковой бригаде, а после ранения комбата принял и батальон. В ноябре к высшему командованию ушло новое представление, на этот раз — к ордену Великой Отечественной войны. Пока бумага блуждала по штабам, старшему лейтенанту Гаузову доверили формировать в бригаде новый батальон. Срок — неделя, с 27 декабря по 3 января.

Ещё через два дня батальон Гаузова пошёл в бой и прорвал немецкую оборону возле деревни Покровское, обеспечив прорыв бригады к Кировограду. За эти бои 25-я танковая получила к своему именованию приставку «Кировоградская». На старшего лейтенанта снова написали представление на орден, но…

После взятия Кировограда советские фронты замкнули «котёл» в районе Корсуни. К 16 февраля окружённые занимали лишь три деревни: Шендеровку, Комаровку и Хильки. В этот день 25-я танковая бригада получила приказ — взять деревню Комаровко, из которой немцы могли пойти на прорыв. На ходу во всей бригаде в тот момент осталось всего пять танков.

Противник дрался отчаянно. Бой за село, начавшийся в 8:00, затянулся до вечера. Комаровку бригада взяла, однако один танк сгорел, а два подбили. Но главной потерей бригады в этом бою стал командир 3-его батальона — Николай Гаузов. К моменту гибели на его боевом счету числилось двадцать семь уничтоженных танков и самоходок.

Брат за брата: что осталось за кадром «Несокрушимого»?

Николай Гаузов
Наверное, он до конца так и дрался за двоих — за себя и за погибшего ещё в 42-м брата.

Андрей Бекасов














http://www.e-news.su/in-russia/253970-brat-za-brata-chto-ostalos-za-kadrom-nesokrushimogo.html#comment
(голосов:0)




Смотрите также: 


Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.