Опубликовано : 9-04-2019, 14:05 | Категория: Новости » Выборы без выбора



Выборы без выбора

21 апреля на Украине состоится второй тур президентских выборов. Первый тур завершился предсказуемым прохождением Петра Порошенко (не зря он вложился в создание своей избирательной сетки, контроль над наблюдателями и Центральной избирательной комиссией), но преподнёс ряд сюрпризов.

Во-первых, Владимир Зеленский сумел аккумулировать практически весь протестный электорат, которого оказалось больше, чем ожидали эксперты и политологи: разрыв между Зеленским и Порошенко составил свыше 14,29 % — больше, чем получила голосов Юлия Тимошенко (13,4 %). Во-вторых, Юрий Бойко набрал 11,67 %, более чем в два раза опередив своего конкурента от оппозиции Александра Вилкула (у него 4,15 %). В-третьих, главный украинский радикал Олег Ляшко уступил практически неизвестному широкой общественности экс-силовику Игорю Смешко, который в ходе кампании явно подражал Лукашенко. В-четвёртых, пожалуй, впервые Юго-Восток опередил по явке традиционно политически активную Западную Украину, что является, помимо политической активизации Юго-Восточной Украины, приговором социально-экономической политике Петра Порошенко: именно его политика вытолкнула его же избирателей на заработки в Польшу. Тем не менее за пророссийского кандидата Бойко проголосовал преимущественно восток, тогда как юг отдал голоса Зеленскому. В-пятых, итоги выборов стали лучшим показателем психического здоровья граждан Украины: они отказались голосовать за Порошенко, вынеся приговор его политике, но в который раз оказались обмануты политической системой, созданной единственными носителями власти в стране — олигархами.

Пока же в Москве даже нет окончательного решения по вопросу признания итогов голосования: Кремль в лице Дмитрия Пескова попросил общественность дождаться итогов второго тура, а ЛДПР под руководством Владимира Жириновского уже направила в Госдуму проект заявления о непризнании итогов выборов президента Украины. Позиция Беларуси осталась неизменной: власти республики будут работать с любым президентом страны, а также продолжат позиционировать республику в качестве переговорной площадки по проблеме Донбасса, но предпочтение отдают всё же предсказуемому Порошенко.

И пока публичная активность Зеленского и Порошенко чем дальше, тем больше становится похожей на фарс и клоунаду, за которой вынуждены наблюдать граждане Украины в ожидании второго тура, Россия и Беларусь оказались в ситуации, когда никак не могут повлиять на Украину. Союзу остаётся только наблюдать за происходящими на Украине политическими процессами, пытаясь составить сценарии развития длинной избирательной кампании (сразу же после президентских выборов партийные штабы начнут готовиться к выборам парламентским) в надежде на возможность сыграть на противоречиях в украинской политике.

Феномен Голобородько

Главное отличие текущих выборов президента Украины от всех предыдущих избирательных кампаний состоит в том, что на них победил не Владимир Зеленский, а его альтер эго из сериала «Слуга народа» Василий Голобородько. Кандидат Голобородько победил в силу ряда причин.

Во-первых, почву для победы Голобородько подготовил Пётр Порошенко, который вместе со своими соратниками по Евромайдану довёл общество до гражданской войны, страну до распада, а экономику до краха. Население устало от длящейся уже пятый год идеологической накачки смесью национализма и русофобии. И эту усталость хорошо показывают данные социологии. Слоган «Армия. Вера. Язык» не помог ни Порошенко, ни подражающей ему Тимошенко — они загнали себя в избирательное гетто Западной Украины, разделив между собой голоса националистического электората.

Справка: социологические трансформации украинцев

Эксперты Киевского международного института социологии (КМИС) разбили «русский вопрос» на три части: отношение к России, русским и властям РФ.

Выборы без выбора


Наилучшее отношение у наших сограждан именно к россиянам. Если суммировать ответы «хорошее» и «очень хорошее», то вместе будет 77 %. Причём запад, который традиционно считают антимосковским, дал 70 % «в карму» русским, а юг и восток — 85–87 %. То есть разница не столь уж и велика.

Отношение украинцев к России как государству тоже может удивить. На западе хорошо и очень хорошо к нему относится 41 % населения. В центральных областях больше половины — 51 %. И 70–75 % на юге и востоке. Всего позитивно оценивают Россию 57 % украинцев.

Не столь радужная картина в отношении к руководству Кремля. Но в целом тоже достаточно сенсационная. Как минимум 13 % украинцев позитивно относятся к российским властям: 4 % на западе, 11 % в центре, 14 % на юге, 34 % на востоке.

Надо учитывать и то, что в современной Украине свои симпатии к Путину высказывать опасно. И многие, вероятно, не стали о них говорить социологам.

Кстати, в сентябре 2018 года руководитель социологической группы «Рейтинг» Алексей Антипович оценивал число сторонников российского президента в Украине как 16 %. То есть выше, чем показало исследование КМИС.

Февральские цифры КМИС стали самыми высокими за последнюю пятилетку. Они превысили уровень мая 2014 года — времени начала активных боёв в Донбассе. Тогда позитивно относилось к России 52 % украинцев. Теперь 57 %.

Конечно, этим цифрам далеко до эры, когда число симпатиков РФ достигало 80 % — последним таким месяцем стал февраль 2014 года.

Выборы без выбора


Данные КМИС и Левада-центра. Парадоксально, но украинцы относятся к русским лучше, чем русские к украинцам. Возможно, потому что украинцы просто не смотрят шоу на федеральном ТВ.

А в марте КМИС провёл другое исследование, в ходе которого выяснилось, что больше половины украинцев выступили против запрета российских телеканалов.

Так, 53,5 % респондентов заявили, что запрет российского телевидения на территории Украины — это ошибка, которая приводит только к ущемлению прав жителей страны. Отмечается, что процент респондентов, которые выбирают этот ответ, постепенно растёт с февраля 2018 года: в феврале таких было 43,7 %, в сентябре — 49,6 %.

В то же время придерживаются противоположного мнения около трети опрошенных (31,7 %), которые считают, что запрет российских телеканалов на Украине является необходимым шагом для защиты государства. Процент тех, кто выбирает этот вариант, снизился с 36,6 % в феврале 2018 года.

Ещё 14,7 % респондентов затруднились с ответом или отказались отвечать на этот вопрос.

Касательно запрета отдельных российских артистов и фильмов 59,6 % респондентов считают, что это было ошибкой, которая ограничивает права украинцев. 27,7 % участников исследования придерживаются мнения, что это необходимый шаг для защиты государства.

Больше половины опрошенных (53,2 %) считают, что запрет российских соцсетей является ошибкой и приводит лишь к ущемлению прав граждан. 28,8 % украинцев соглашаются с мнением, о том, что запрет российских соцсетей является необходимым шагом для защиты государства.

И свыше половины опрошенных КМИС граждан Украины высказались за предоставление автономии ЛНР и ДНР.

Во-вторых, скамья запасных украинской политики оказалась слишком короткой, а новых лиц в ней практически нет. Поэтому Зеленский — это приговор украинской политической системе, которая оказалась не в состоянии не только создавать новые идеологические политические партии, но и просто восполнять потери в кадровом составе политиков, которые быстро становятся жертвами политических банкротств.

В-третьих, антиэлитная волна добралась и до Украины, а у её жителей возник массовый запрос на новую искренность (категория Евгения Минченко) — человека, который в первую очередь кто-то другой и лишь затем политик.

Зеленскому удалось привлечь на свою сторону молодёжь, которая, несмотря на весь скепсис экспертов, пришла в день голосования на избирательные участки, тогда как ранее игнорировала выборы из-за участия в них профессиональных политиков. Во многом именно молодёжь позволила Голобородько пройти во второй тур. Украина — пример того, как к власти приходит новое поколение политиков, рождённых в 70-80-х годах прошлого века.

Голосование оказалось протестным даже при том, что у Зеленского, в отличие от Голобородько, нет чёткой идеологической позиции, внятной избирательной программы (в том числе по важнейшим социально-экономическим вопросам) и даже своей команды, чьих представителей можно было бы назначить на ответственные посты.

В «Слуге народа» Зеленскому и его студии «Квартал 95» удалось предоставить людям две модели будущего: с Зеленским-Голобородько и без Зеленского. Первая модель — успешная Украина, вторая — модель без Украины.

Залог успеха Зеленского в том, что победил не он, а Голобородько, который в сериале чётко отвечал на все вопросы: слал куда подальше МВФ, расстреливал депутатов и хоронил Порошенко, пока Зеленский молчал. Весь первый тур Зеленскому удавалось молчать, но в те моменты, когда он всё же переставал быть Голобородько, оказывалось, что Зеленский поддерживает самого ненавистного украинского министра Ульяну Супрун — «доктора смерть» — и выступает за жёсткое преследование СМИ, ничего не имеет против сотрудничества с МВФ, а томос и вовсе для него «самое важное».

При этом называть Зеленского клоуном несколько некорректно. Да, он шоумен, однако при всё этом и миллионер, а также вполне успешный медиаменеджер, которого характеризуют как властного и весьма деспотичного. Вероятно, не будь Зеленский таким, он бы не достиг успеха. Деидеологизация политики привела к доминированию популизма с его медийно-конспирологической повесткой, где у комиков и артистов преимущество перед классическими политиками в коммуникационных навыках, что стирает грань между ними, давая преимущество первым.

И над схваткой кандидатов в президенты находятся США, которым всё равно, кто победит, так как новый президент, кем бы он ни был, продолжит политику в рамках той системы координат, которую определяет Вашингтон. Украина для США — это антироссийский таран. Таким она останется и в случае победы Зеленского.

Однако если США как системе безразлично, кто будет новым президентом, то отдельным группам влияния крайне важна победа Порошенко. Например, Курт Волкер ориентируется на Порошенко как представителя партии войны и связан с ним в том числе и денежными отношениями через лоббистов из компании BGR-Group.

Таким образом, перед тем, кто станет президентом Украины 21 апреля 2019 года, уже проведены красные линии, которые он не может переступить:



Вашингтон будет как минимум требовать продолжения текущей антироссийской политики.



МВФ продолжит настаивать на сохранении существующей людоедской социально-экономической политики.



Олигархия продолжит жить по принципу «Техас грабят техасцы» и будет препятствовать любым попыткам ограничить свою власть как извне (с помощью антикоррупционных судов), так и изнутри.



Националисты и неонацисты останутся фактором политической реальности — кроме как на них, украинским политикам больше не на кого опереться.



Альтернативные группы (Фирташа — Лёвочкина) и персоналии (Коломойский, Тимошенко, Ахметов и прочие) будут выдвигать свои условия сотрудничества с президентом и готовиться к парламентским выборам.



Принятые ранее законы и решения, в том числе о создании ПЦУ, ограничат манёвр в гуманитарной сфере — любая попытка изменить статус-кво будет восприниматься как покушение на государственность.



Количество доступных схем быстрого обогащения в стране лишь уменьшится, что увеличит соблазн не разрушить их, а возглавить — «Роттердам+», газовый реверс, контрабанда, добыча янтаря и иные схемы обогащения за счёт грабежа продолжат своё существование.



Новому президенту достанется страна с опустошённой казной — часть денег уже истрачена на подкуп избирателей в интересах Порошенко за счёт средств местных и государственного бюджетов. Поэтому принятие новых, крайне непопулярных социально-экономических мер является неизбежным. Будут монетизированы льготы и в разы урезан перечень лиц, претендующих на получение субсидий на оплату услуг ЖКХ.

Впрочем, победа Зеленского отнюдь не предопределена: ему важно не только стать президентом, но и обеспечить себе большинство в парламенте, выборы в который состоятся лишь осенью — к тому времени у Голобородько закончится медовый месяц с избирателем. И чем больше Голобородько будет заниматься реальной политикой, а не шоу-бизнесом, тем быстрее он будет становиться Зеленским, теряя поддержку избирателей, многие из которых ожидают от него магии и быстрых улучшений во всех сферах жизни.

Да, у Голобородько пока наивысшие шансы на победу: ему удалось набрать в два раза больше голосов, чем у Порошенко, навязать ему борьбу в формате шоу-бизнеса, а не содержательной политики, саботировать дебаты, на которых Голобородько терял бы поддержку избирателей. Однако на стороне Петра Порошенко капиталы, пусть и ослабленный, но административный ресурс и, что важнее, предсказуемость.

Поэтому, несмотря на преимущество Зеленского, рассматривать необходимо все варианты развития событий — шансы Голобородько стать президентом составляют не 100 %, а скорее 75 %.

Украинская многовариантность

Рассматривать экзотические варианты с прекращением Зеленским политической борьбы в силу достижения договорённостей между Коломойским и Порошенко, а также совершением Зеленским каких-то критических ошибок, способных обрушить его рейтинг, мы не будем. Равно не стоит всерьёз относиться к конспирологическим теориям, которые любят сторонники Порошенко на зарплате: работа Зеленского на Путина или сговор между Путиным и финансируемой им частью вашингтонских элит, которые желают сдать Украину России.

Итак, рассмотрим наиболее вероятные варианты развития событий на Украине: победу Порошенко во втором туре, а также два варианта развития событий после победы Зеленского: с успешным формированием им нового правительства и проведением конституционной реформы и с превращением в хромого селезня украинской политики.



Второй срок Порошенко

Первый вариант — Пётр Порошенко остаётся президентом Украины. Никаких новых майданов не случится: США категорически против их проведения, так как смогут совладать с любым политиком на посту президента Украины.

Внешняя политика Украины остаётся без изменений: сохраняется антироссийский курс, а товарооборот между Украиной с одной стороны и Россией с Беларусью с другой стороны растёт.

В целом это наиболее приемлемый для союза сценарий развития событий, так как он обеспечивает сохранение текущего статус-кво: пусть и предельно плохих, но понятных отношений, которые, хотя и не позволяют решить проблему Украины, но дают возможность на ней зарабатывать.

Внутренняя политика на Украине рискует стать жёстче: Порошенко в случае переизбрания попытается как минимум до парламентских выборов укрепить свою власть и отомстить всем своим оппонентам, уверовав в правильность проводимой им во время первого президентства политики.

Есть ключевые факторы, снижающие шансы Порошенко на переизбрание.

Во-первых, усталость населения от его правления, которая выражается в крайне высоком антирейтинге, а второй тур — это борьба антирейтингов, то есть выбор населением меньшего из зол.

Во-вторых, невозможность навязать Зеленскому свою повестку. Попытки политика Порошенко обыграть комика Зеленского на его же поле обречены на провал. Втянуть Зеленского в дебаты и предметное обсуждение аспектов украинской политики, которые, независимо от успехов Зеленского, будут откалывать от него избирателей просто потому, что им будет становиться понятной позиция их кандидата, у Порошенко не удаётся.

В-третьих, ограниченность фальсификаций и схем подкупа избирателей. Команде Порошенко и его системе фальсификаций удалось не допустить Тимошенко во второй тур, но компенсировать уже существующий по итогам первого тура разрыв в 15 % голосов не помогут никакие фальсификации.

Выборы без выбора

Моделирование результатов второго тура выборов с учётом перетока голосов.

«Сетка» Порошенко сделала голос за него самым дорогим по сравнению с голосом за какого-либо другого политика, а сама оказалась не слишком  эффективной даже в первом туре: автору известен случай, когда из 160 проплаченных избирателей голос за Порошенко отдали лишь 100 человек. И это в первом туре, во втором эффективность «сетки» снизится ещё сильнее.

Фактически Петру Порошенко для победы во втором туре потребуется найти столько же своих сторонников (по экзитполу, который провели в день голосования в первом туре, Зеленский во втором туре наберёт в 2,5 раза больше голосов), сколько проголосовало за него в первом туре: борьба пойдёт за голоса примерно 10 млн человек, которые в первом туре проголосовали не за Порошенко и Зеленского.

В-четвёртых, нежелание проигравших кандидатов поддерживать Порошенко.

Выборы без выбора

Например, Игорь Смешко и Анатолий Гриценко категорически отказались поддерживать действующего президента — слабых поддерживать невыгодно.

В-пятых, деморализация его сторонников. Если до первого тура телеканалы могли позволить себе игнорировать Зеленского, то теперь игнорировать его нельзя. Двукратный разрыв между Зеленским и Порошенко не может не натолкнуть чиновников, политиков и бизнесменов на необходимость вступить в переговоры с Зеленским, ведь если Порошенко проиграет, то дело придётся иметь с Зеленским. Против Порошенко уже поднял бунт губернатор Одесской области Степанов, который отказался покидать свой пост после увольнения президентом за провал схем фальсификаций выборов.

Деморализация сторонников и понимание слабости Порошенко его подчинёнными делают невозможным жёсткие и беспредельные схемы фальсификаций.

Расценивать же призывы Курта Волкера и посла Йованович голосовать за Порошенко как поддержку со стороны Вашингтона не стоит: Йованович уже летом отправится в США, а Курт Волкер слишком связан с Порошенко и его радикализмом, чтобы поддержать другого кандидата.

Проблематичным будет и срыв выборов.

Во-первых, для него потребуется резкая активизация боевых действий в Донбассе или же очередная провокация по типу той, что была в Керченском проливе. Однако для неё необходимы одобрение со стороны США и ЕС (а Германия и Франция отказались отправлять свои суда для совместного прохода с кораблями ВМФ Украины через Керченский пролив). Желание только США может привести к обострению отношений между ними и Германией, которой важно достроить «Северный поток — 2».

Во-вторых, потребуются исполнители данной провокации, а голосование в первом туре показало перевес Порошенко над Зеленским среди военных лишь в 61 голос.

В-третьих, сорвать выборы введением военного положения на двое суток (именно в такой срок должен собраться парламент для одобрения указа о введении военного положения) невозможно. Парламент отказался вводить ВП в ходе первого керченского инцидента, а сейчас позиции Порошенко ещё слабее, чем тогда.

Тем не менее Пётр Порошенко будет драться за своё будущее до последнего: ему важна даже не столько победа во втором туре, сколько гарантии сохранения своих капиталов, которые ему никто не может (да и не захочет) дать. Порошенко и его окружению приходится рассчитывать только на себя.



Последний полноценный президент Украины

Второй вариант — Зеленский остаётся комиком в президентском кресле, но его власть ограничивают с помощью конституционной реформы, превращающей страну из президентско-парламентской в парламентско-президентскую или и вовсе парламентскую республику. Касательно необходимости и желательности проведения конституционной реформы уже достигнут олигархической консенсус. По крайней мере, достигнут на словах, так как ослабление власти президента выгодно всем украинским олигархам, кроме тех, кто будет управлять самим президентом.

Одной из причин бунта против Виктора Януковича было его желание сконцентрировать в своих руках слишком много власти и финансовых ресурсов. Януковича сверг не столько Евромайдан, сколько олигархический консенсус, он же привёл к власти Петра Порошенко, который, нарушив договорённости, не просто стал вторым Януковичем по уровню своего влияния, но и превзошёл его.

Справка: Порошенко и олигархия

Порошенко сильно проредил ряды украинской олигархии: в стране остались лишь два настоящих олигарха — сам Порошенко и его союзник Ринат Ахметов. Только им удаётся наращивать свои капиталы. Главный источник прибыли Рината Ахметова — угольная схема «Роттердам+», и то только потому, что Ахметов делится прибылью с Порошенко.

В стране не оказалось никого, кто мог бы бросить открытый вызов Порошенко и Ахметову:



Дмитрий Фирташ находится под домашним арестом в Вене и угрозой экстрадиции в США, его соратник Лёвочкин не является олигархом по меркам Украины, при этом азотным заводам Фирташа и его газораспределительным станциям Порошенко перекрыл кислород;



Валерий Хорошковский, хотя и имеет дружественные контакты с рядом российских бизнесменов, постоянно проживает в Монако и не обладает приносящими прибыль активами на Украине;



Игорь Коломойский скрывается от американской Фемиды в Израиле, а большая часть его активов под арестами и иными обременениями в связи с делом «Приватбанка».

Все остальные не рискуют бросить вызов Порошенко, предпочитая занимать позицию нейтралитета: Вадим Новинский — фигурант уголовных дел Генпрокуратуры, у Виктора Пинчука убытки, Константин Жеваго занимает позицию нейтралитета (сам он под российскими санкциями).

Выборы президента Украины — это ещё и противостояние двух оставшихся олигархов с теми, кого им удалось победить.

О желании ограничить полномочия президента его оппоненты говорят уже давно: Юлия Тимошенко, например, ратовала за введение на Украине должности канцлера, Арсен Аваков и Арсений Яценюк лоббируют превращение Украины в парламентскую республику (правительство формирует парламент, а президент является верховным главнокомандующим лишь во время действия военного положения). Сам же Зеленский говорил, что президентом он будет на один срок.


Зеленский не может не понимать, что на Украине от любви до ненависти один шаг, а его предвыборную эпитафию Порошенко очень быстро перепишут уже для самого Зеленского. В президентско-парламентской республике Зеленский завтра — это Порошенко сейчас. Рейтинг Петра Алексеевича в 2014 году позволил ему победить в первом туре, в 2019-м он с трудом вышел во второй, задействовав все возможные способы фальсификаций.

Следовательно, Украина вплотную приблизилась к моменту перехода к парламентской республике, которая позволит:



Избежать эксцессов Януковича и Порошенко, которые пытались узурпировать власть и ограничить олигархию. Порошенко был поддержан противниками Януковича не для того, чтобы стать вторым Виктором Фёдоровичем, но он не просто стал им, а превзошёл его по силе давления на депутатов и уровню концентрации власти и финансовых ресурсов.



Сделать модель управления страной проще, удобнее и понятнее для олигархии. Своя депутатская группа в парламенте станет гарантией участия в политических торгах без лишних президентских надстроек и затрат.

При этом данная трансформация снизит риски от необдуманных действий крайне неопытного в публичной политике Зеленского, который, не обладая командой, не сможет воспользоваться на начальном этапе всей полнотой власти (у него просто не хватит людей для назначения даже на наиболее ответственные должности), а также обезопасить самого Зеленского от ускоренного превращения в политического покойника.

Сам же переход к парламентской форме правления приведёт к окончательному превращению Украины в некий аналог Речи Посполитой накануне её разделов. Зеленский же рискует стать последним полноценным президентом Украины, а страна пойдёт ещё дальше по пути неофеодализации, что в итоге может сделать реальностью описанный в одной из серий «Слуги народа» сценарий распада Украины на 28 государств.


В сериале можно расстрелять всех депутатов, в реальности же с ними придётся работать.

Однако у данного сценария есть один существенный изъян: украинские олигархи никогда не верили друг другу, что и выливалось в неспособность создать систему сдержек и противовесов и уже дважды приводило к цветным революциям.

Поэтому данный вариант развития событий в краткосрочной перспективе (до конца года) является маловероятным, однако вероятность его реализации будет возрастать по мере стабилизации политической системы Украины после завершения выборов.



Пауки в банке

Третий вариант — президентом становится Зеленский, а власть получает Игорь Коломойский, который, пытаясь взять реванш, развязывает войну олигархических кланов.

Стоит учесть, что за Зеленским стоит не только Игорь Коломойский, но и Валерий Хорошковский, а также Виталий Антонов и ряд других бизнесменов средней руки. По словам политолога Константина Бондаренко, у Коломойского около 30 % условных акций в ЗАО «Кандидат Зеленский». Существует вероятность, что в пул инвесторов входит и Сергей Лёвочкин. В Одесской области в Зеленского инвестировали бывшие члены «Партии регионов».

Для успешного проведения конституционной реформы украинской олигархии потребуется достичь договорённости, главным препятствием для которой является хроническая недоговороспособность олигархов и нежелание давать преимущества своим конкурентам в самый ответственный период избирательной кампании: уступки могут быть истолкованы избирателями как признак слабости.

Всем им будут противостоять не менее сильные субъекты со своими политическими и бизнес-интересами:



Порошенко заинтересован в политическом выживании, сохранении своих капиталов, прохождении в парламент, где он желал бы занять нишу главного оппозиционера;



Ахметов вложился в Вилкула, Порошенко и Ляшко, которые должны будут отработать инвестиции, защищая своего патрона;



Тимошенко желает стать премьер-министром;



Амбиции Смешко удовлетворил бы пост министра обороны или главы СБУ;



Желания Гриценко и Садового пока что неизвестны.



Бойко, вероятно, удовлетворился бы контролем над ГТС Украины и должностью главы «Нафтогаза».

Как видим, у каждого из политиков свои амбиции, желания и, что важнее, обиды на конкурентов по олигархическому цеху.

Смогут ли они договориться, большой вопрос. У каждого из них есть свои причины для упорного торга: Аваков контролирует МВД и влияет на парамилитарные формирования националистов, Гройсман управляет правительством, для смены глав СБУ и Генпрокуратуры потребуется торг в парламенте, Тимошенко и Коломойский обладают реноме обманщиков.

Кроме того, всем без исключения противникам Зеленского выгодно подвесить его до парламентских выборов:



препятствовать ему в формировании правительства;



не размениваться с ним передачей ему контроля над СБУ и Генпрокуратурой в обмен на сохранение контроля над экономическим блоком — Зеленский и Коломойский, получив контроль над силовиками, смогут быстро получить контроль над всей вертикалью власти.

Чем дольше Зеленский будет в статусе хромой утки, чем сильнее ему будут мешать, тем больше ошибок он совершит и тем сильнее упадёт его рейтинг, что крайне выгодно его конкурентам: они ослабят партию Зеленского и усилят свои политические силы за счёт перетока голосов.

У Зеленского же задача максимально продлить период медового месяца со своим избирателем. Достичь этого возможно двумя способами:



Создать коалицию в парламенте текущего созыва и провести реформы, которые приведут к резким имиджевым изменениям. Идеальный вариант — раскулачить Порошенко и судить его соратников.



Уйти до парламентских выборов в оппозицию к текущей власти в надежде на успешные итоги парламентских выборов и формирование коалиции, где партия Зеленского будет доминировать или же и вовсе возьмёт большинство голосов.

Вероятность второго варианта с Зеленским-оппозиционером выше, особенно если учесть те реформы, которые намерена провести его команда.

Так, советник Зеленского Александр Данилюк утверждает, что его шеф в случае избрания президентом сконцентрируется на проведении реформ, которые могут дать быстрый результат, в частности:



Реформа СБУ — США давно настаивают на необходимости лишения спецслужбы функции следствия;



Трансформация судебной системы и антикоррупционных органов — создание антикоррупционной вертикали в том виде, в котором её хотят видеть США для принуждения украинских элит к полной покорности.

За экономику в команде Зеленского отвечают уже упомянутый Александр Данилюк и экс-министр финансов Айварас Абромавичус, которые будут советовать ничего не понимающему в экономике Зеленскому следовать рекомендациям и требованиям МВФ.

Ещё одно перспективное направление для Зеленского — скорейшее урегулирование проблемы Донбасса — пока выглядит утопией: у Зеленского нет контроля над парламентом и силовыми структурами, которые могли бы разрубить гордиев узел проблем, превративших войну на Украине в одну из наиболее выгодных отраслей экономики.

Градус олигархического противостояния в случае проигрыша Порошенко снизят:



Сепаратные переговоры политиков и их партий с Зеленским и его инвесторами. Например, глава МВД Арсен Аваков назвал Зеленского «нормальным парнем», а «Удар», который является частью Блока Петра Порошенко, ведёт переговоры с Зеленским. При этом данные переговоры являются непубличными — в открытую никто не желает вступать в коалиции или призывать своих сторонников голосовать за Зеленского во втором туре, опасаясь за результаты парламентских выборов.



Общая ненависть к Порошенко и желание поквитаться с ним. При этом Ринат Ахметов как самый богатый человек Украины всегда сможет договориться с победителем и не будет до последнего защищать Порошенко, если он начнёт с треском проигрывать. Ахметов, помимо поддержки Порошенко, финансирует «Радикальную партию» Олега Ляшко и раскольническую часть «Оппозиционного блока» с Александром Вилкулом.



Желательность принесения Порошенко и его окружения, в первую очередь Свинарчуков-Гладковских, в жертву ради роста рейтингов накануне парламентских выборов.



Умеренность финансовых требований ключевых инвесторов Зеленского. Коломойскому не нужен «Приватбанк», он слишком проблемный, чтобы желать его возвращения, однако Коломойскому важны судебный иммунитет и освобождение от какой-либо юридической ответственности, снятие ареста и иных форм обременений со своих оставшихся активов, а также 2 млрд долларов, которые олигарх считает своими, но украденными при содействии МВФ. Дмитрий Фирташ желает отбиться от США в австрийских судах, вернуться на Украину и запустить свои химические заводы, выбив для себя приемлемую цену на газ. А так как главным выгодополучателем от передела собственности после 2014 года стал Порошенко, то раскулачивать будут его, что не вызовет протестов среди настроенных против него политиков и бизнесменов.



Позиция США, которые не заинтересованы в хаотизации Украины и кардинальных переменах внутри украинской политики.

Количество подвариантов развития событий в случае противостояния олигархов друг другу является поистине бесконечным и не может быть исчерпывающе описано, так как в этом противостоянии слишком много переменных как внутреннего, так и внешнего плана.

Нет ясности и с позицией США: они могут как поддержать Зеленского в обмен на проведение им реформ (как анонсированных Данилюком, так и иных, в частности запуска рынка земли), так и настоять на проведении конституционной реформы. Возможен и вариант безразличного отношения к конфликтам украинской олигархии. Всё будет зависеть от настроя вашингтонских элит и градуса внутриамериканского противостояния между Трампом и его оппонентами.

Пока же ФБР, по данным издания The Daily Beast, ведёт расследование против Коломойского по подозрению в финансовых махинациях, а также отмывании средств, но олигарху пока не предъявлены обвинения ни в одном преступлении. Данную новость можно рассматривать как желание «подвесить» олигарха на крючок и сделать его более сговорчивым при конструировании украинской политики.

Не доволен Зеленским Берлин, который в лице зампредседателя ХДС Иоганна Вадефула потребовал от Зеленского дистанцироваться от Коломойского.

Впрочем, независимо от того, состоится переход к парламентской форме правления или нет (а мы не можем знать, удастся ли олигархии реализовать конституционную реформу), выборы президента являются разминкой перед осенними выборами в парламент, по итогам которых будет сформирована система украинской власти на следующие 5 лет.

Интересы союза

Итак, самое страшное, что могло случиться с Украиной, уже случилось: она потеряна, и все ошибки, которые можно было совершить, Россия уже совершила.

Однако, несмотря на всё это, отношение украинцев к россиянам за последние годы улучшилось: оно не вернулось к домайданным временам, но к пятому году майдана стало наилучшим. И у этого парадокса есть более чем логичное объяснение: фронт в Донбассе стабилизировался, Крым утратил свою актуальность, а Киев, исключив Россию как фактор из украинской политики, остался наедине с украинскими же проблемами, которые больше не удаётся переложить на Путина и Россию. Пропагандистский ресурс исчерпался.

И это вместе с процессом смены власти открывает новое окно возможностей перед Россией и Белоруссией. Начнём, пожалуй, с России.

Интересы России на украинском направлении следующие:



Не допустить нового витка войны в Донбассе, так как он приведёт к жертвам, обострению отношений с ЕС и новым санкциям после неизбежного реагирования России.



Дальше замораживать вопрос Крыма.



Переломить негативные миграционные тенденции и обеспечить рост миграционного потока с Украины в Россию, а вместе с ним и ценных кадров, которых не хватает России.



Сохранить хотя бы на текущем уровне экономическое взаимодействие, то есть продолжить торговать с Украиной и зарабатывать на Украине. В идеальном случае — снизить издержки за счёт снятия части санкций и достижения договорённостей по судьбе российского бизнеса на Украине (в первую очередь украинской дочки «Сбербанка»).

Схожие интересы и у Беларуси. Очевидно, что Минск не будет предпринимать никаких резких шагов на Украине: отказываться от признания выборов, сворачивать минскую переговорную площадку для участников гражданской войны на Украине и тем более сворачивать экономическое сотрудничество. Впрочем, этого и не требуется. Задачи Минска на украинском направлении:



Не позволить втянуть Беларусь в украинские внутриполитические разборки, сделав её таким же фактором внутренней политики, как и Россию.



Сохранить, а в идеале и нарастить уровень экономического взаимодействия — Украина была, есть и остаётся важным рынком сбыта для белорусской промышленности.



Снизить влияние Польши на Украине как в экономике (за счёт роста торговли с Украиной), так и в гуманитарной сфере (благодаря активизации «мягкой силы»).

Следовательно, в интересах России как минимум сохранение текущего статус-кво с пусть и предельно плохими, но предсказуемыми российско-украинскими отношениями. И в этом аспекте Порошенко более удобен, чем Зеленский. Однако с большей долей вероятности новым президентом будет Зеленский. И это ставит перед союзом ряд вызовов.

Во-первых, необходимо обеспечить сохранение текущей острожной политики на украинском направлении, что позволит минимизировать вред от ошибок и противодействия украинской власти, а также сохранить существующие объёмы товарооборота между Украиной и Союзным государством. Если изменить политику Украины не представляется возможным, то за счёт неё нужно зарабатывать.

Кроме того, острожная политика позволит сохранить текущие социологические тенденции на Украине и продолжить оздоровление украинского общества, если новая украинская власть решит не играть на ещё большее обострение.

Во-вторых, важно попытаться максимально снизить разрушительное влияние неопытного Зеленского на российско-украинские отношения.

Сохраняет свою актуальность вопрос признания выборов. С позиции демократических стандартов выборы президента признавать не стоит. Во-первых, и первый, и второй тур проводятся по одним и тем же правилам, а граждане Украины, находящиеся на территории России, лишены права голоса по совершенно надуманным и крайне циничным причинам (якобы слежка за ними сотрудников ФСБ). Во-вторых, на выборах нет ни одного наблюдателя со стороны России, что устраивает как Порошенко, так и Зеленского. Признание выборов в таких условиях подаст крайне негативный пример другим странам и международным организациям, которые не пожелали надавить на Киев с целью принудить его к соблюдению демократических стандартов. Кроме того, от отказа вести переговоры с президентом Зеленским Россия вряд ли что-либо потеряет, зато сможет не реагировать на его экстравагантные заявления и предложения, а также снизить количество инсинуаций относительно вмешательства России в украинские выборы.

Вероятность того, что с новым президентом сложится коммуникация, равна статистической погрешности — президент будет крайне ограничен в возможности политических манёвров и зажат в тисках националистической риторики. Неопытность Зеленского может привести к негативным последствиям. Ещё до окончания подсчёта голосов в первом туре выборов он заявил, что потребует от России выплаты компенсаций за Донбасс и Крым, за что получил от Кремля «жёлтую карточку» — предупреждение о том, что Владимир Путин «открыт к диалогу для решения всех проблем, которые стоят на повестке дня, но не в обрамлении провокаций и диверсий».

В то же время отказ о признания де-юре не означает невозможности признания их де-факто или признания ad hoc, то есть для каждого конкретного случая.

Непризнание результатов выборов президента позволит полностью развязать руки на украинском направлении и по полной программе воспользоваться разрывом (по инициативе Порошенко) договора о дружбе между Россией и Украиной, который, кроме всего прочего, гарантировал территориальную целостность Украины. Однако нужен ли России такой инструментарий — вопрос открытый, да и воспользоваться им Россия сможет лишь после завершения строительства газопровода «Северный поток — 2». В противном случае Москва подставит под удар США Берлин. Дальнейшая радикализация Украины не в интересах России, так и у неё будут слишком высокие политические и экономические издержки.

России важно добиться от Украины хотя бы видимости соблюдения демократических стандартов, а именно допуска наблюдателей на выборы и отказа от дискриминации своих же граждан в зависимости от того, на территории какого государства они проживают.

А вот в зависимости от соблюдения демократических стандартов в ходе парламентских выборов, успехов Бойко и «Оппозиционной платформы — За жизнь», а также контуров грядущих альянсов на парламентских выборах перед Россией будет стоять выбор: признавать парламентские выборы или нет. При этом к международному праву стоит относиться исключительно утилитарно, так же, как к нему относятся США и ЕС.

принять новый избирательный кодекс до парламентских выборов, что открывает возможность для торга между Зеленским, Бойко и Москвой.

Задача минимум — не растерять рейтинг Бойко и его партии до парламентских выборов, а также обеспечить «Оппозиционной платформе — За жизнь» привлекательность для избирателей, которые неизбежно будут разочаровываться в Зеленском.

Соответственно, логичным видится дальнейшая политическая поддержка Бойко по аналогии встречи, уже проведённой с ним Дмитрием Медведевым. У Бойко есть возможность стать одним из немногих, с кем Москва не просто может, а ведёт диалог. Важно вернуть в избирательный процесс украинцев в России, а ближе к парламентским выборам, например, Бойко может по аналогии с Додоном ходатайствовать о проведении миграционной амнистии для украинцев — России она не будет стоит ровно ничего, тогда как политически может стать хорошим средством поддержки кандидата и облегчит жизнь мигрантам.

Потенциально Бойко может заменить отсутствующих послов и стать каналом коммуникации между Киевом и Москвой.

В-четвёртых, желательным было бы более активное использование инструментария «мягкой силы». Но не Россией, а Беларусью, к которой у украинцев положительное отношение.

А пока же Украину нужно изучать — она куда сложнее, чем кажется, и куда интереснее, чем показывают по федеральным телеканалам. Украину плохо знают её жители, ещё хуже — эмигранты и совсем не знает большинство российских экспертов.

Необходимо исходить из того, что Украина уже вернулась к привычному для себя состоянию Руины, а в среднесрочной перспективе рискует превратиться в Дикое поле и территорию непрекращающегося инфраструктурного коллапса (к 2035 году из эксплуатации придётся вывести львиную долю энергогенерирующих мощностей).

Украину рано или поздно придётся реколонизировать, а для этого нужны кадры, которые можно взять на Украине, организационные структуры, которые можно создать из бывших граждан Украины, и качественно новая Россия, которая может быть примером для граждан Украины. Соответственно, Россия должна стать не только лучше и сильнее, но и доброжелательнее к украинцам.

Использовать фактор президентских выборов для усиления политического влияния на Украине Россия вряд ли сможет. А вот парламентские выборы дают шанс вернуться в украинскую политику.

И этим шансом Россия попытается воспользоваться.

***

Из истории украинских выборов можно извлечь важный внутриполитический урок как для России, так и для Белоруссии. Успех Зеленского — это история банкротства украинской политической системы и всех системных политиков.

Поэтому важнейшей задачей становится обновление политических партий, рекрутирование и взращивание новых политиков и лидеров общественного мнения, которые не были бы антисистемными и не являлись бы изначально профессиональными политиками либо общественниками. И в этом аспекте крайне важны наблюдения Глеба Кузнецова и Владимира Ворожцова.

Кузнецов акцентирует внимание на том, что российские системные коллеги Зеленского — это технократы, которым есть куда стремиться и развиваться: повышать коммуникативные навыки, сохранять эмпатию, осваивать новые форматы взаимодействия с избирателями. Ворожцов же указывает на причину банкротства системных политиков: неумение читать свою среду обитания, описывать её и способы её улучшения в документах, а также видеть реальность.

Российским чиновникам, равно как и их белорусским коллегам, важно повышать свой уровень компетенции, ведь Украина — это то, что может ожидать нас в будущем, если мы не справимся с настоящим.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.