Опубликовано : 17-04-2019, 21:05 | Категория: Новости » Из Варшавы с гонором



Из Варшавы с гонором

После распада Советского Союза во внешней политике Польши Китай никаким значимым образом не фигурировал и вообще отошёл на третий, а то и на четвёртый план. После присоединения Польши к НАТО (1999 год) и к Европейскому союзу (2004 год) двусторонние отношения также не отличались особой интенсивностью.

В 2010 году Польша уже один из самых активных торговых партнёров Китая в Центральной и Восточной Европе как в экспорте, так и в импорте. Объём польских инвестиций в Китае достигает 170 млн долларов, а китайских в Польше — около 140 млн. В 2012 году в Польше открылись филиалы крупных китайских банков Bank of China и ICBC.

В 2004 году Китай и Польша установили отношения дружественного партнёрства. В декабре 2011 года они были повышены до стратегического партнёрства. В 2015 году утверждён среднесрочный план сотрудничества между Китаем и Центральной Европой до 2020 года. В дополнение к межправительственному сотрудничеству в форме ежегодного стратегического диалога в том же году открыт польско-китайский Межправительственный комитет под председательством министров иностранных дел.

В результате к 2015 году товарооборот между Польшей и Китаем составил уже 24,7 млрд долларов (китайская статистика существенно отличается от польской, по данным Национального бюро статистики Китая, товарооборот составил 17,1 млрд).

Эффект низкой базы

20 июня 2016 года по результатам переговоров председателя КНР Си Цзиньпина и президента Польши Анджея Дуды было принято решение о повышении уровня межгосударственных отношений до всеобъемлющего стратегического партнёрства.

В рамках данного соглашения лидеры двух стран обязались усилить сотрудничество в политической, экономической, социальной, культурной и иных сферах, координацию и сотрудничество в международных и региональных вопросах, а также повысить уровень двусторонних отношений.

Из Варшавы с гонором

Сегодня официальная Польша не без оснований рассматривает Китай как важного экономического партнёра и выступает за всестороннее расширение польско-китайских торговых отношений.

В 2017 году товарооборот двух стран достиг 22,331 млрд долларов США.

Из Варшавы с гонором

Отметим, что по итогам 2018 года Китай не вошёл даже в топ-15 стран с точки зрения польского экспорта. Первое место традиционно занимает Германия, Россия — почётное 7-е место.

Что касается импорта, то в прошлом году Польша импортировала товаров на сумму 266,5 млрд долларов США, что на 22,3 % больше, чем в 2017-м. Больше всего страна закупала товаров в следующих категориях: машинное оборудование, включая компьютеры — 32,9 млрд (12,4 % от общего объёма импорта); электрические машины, оборудование — 30,6 млрд (11,5 %); транспортные средства — 26,2 млрд (9,8 %), а также минеральное топливо, включая нефть — 23,5 млрд долларов США (8,8 %).

Самый большой дефицит торгового баланса у Польши уже традиционно, как и в прошлые годы, сложился с Китайской Народной Республикой (в размере 18,7 млрд долларов США) и с Российской Федерацией (11,2 млрд).

Для Поднебесной Польша — привлекательный партнёр (особенно в свете реализации стратегии «Пояс и Путь»), прежде всего как обладающее выгодным географическим положением логистическое звено на пути из Азии в Европу. Отметим, что некоторые китайские эксперты на тот момент считали как раз именно Польшу самым выгодным партнёром из всех 16 стран Центрально-Восточной Европы.

Относительно инвестиций Поднебесной в Польше отметим следующее: с 2010 по 2018 год объём накопленных китайских инвестиций в Польше составил порядка 1,4 млрд евро (1,5 % инвестиций в Европу). Для сравнения: инвестиции в Великобританию — это почти 47 млрд евро, в Германию — 22,2 миллиарда евро, в Италию — 15,3 млрд.

По итогу 2018 года приток прямых иностранных инвестиций в Польшу сократился с 9,14 млрд долларов США до 8,79 млрд.

Среди сделок, осуществлённых в последние годы, выделим следующие:



В ноябре 2017 года China Investment Corporation приобрела 100 % акций компаний Logicor за 13,8 млрд долларов США (крупнейший владелец европейских логистических объектов и недвижимости). Компания Logicor имеет значительные активы в Польше, в том числе 28 логистических парков и 900 тыс. кв. м коммерческой недвижимости. Хотя China Investment Corporation напрямую не купила польскую компанию, она фактически контролирует её и владеет её активами через другую компанию, которая была объектом приобретения.



В 2015 году Shanghai Jin Jiang International Hotels Development приобрела 100 % акций Louvre Hotels Group за 1,3 млрд евро. Шанхайская компания владеет и управляет 1215 отелями (более 140 тыс. номеров) в Азии. Louvre Hotels Group — вторая по величине группа отелей в Европе, обладет сетью из более чем 1100 отелей (90 тыс. номеров) в 40 странах мира, в т. ч. и в Польше.



28 декабря 2015 года China Three Gorges приобрела 49 % акций EDP Renováveis (портфель активов в области ветроэнергетики мощностью 598 МВт в Польше и Италии) на общую сумму 392 млн евро. Соглашение заключено в контексте стратегического партнёрства указанных компаний на сумму 2 млрд евро.



В 2018 году китайский концерн Jiangsu Guotai International Group приобрёл участок земли площадью 6,4 га возле г. Годзиковице (Нижнесилезское воеводство, Олавский повят), где будет построен завод по производству электролитов, используемых в аккумуляторах для электромобилей (объём инвестиций — 47 млн долларов). К 2020 году завод должен выйти на производственную мощность в 40 тыс. т электролитов в год.



Компания TCL Corporation в Жирардове занимается производством ЖК-панелей.



Nuctech в Кобылке под Варшавой создаёт системы рентгеновского контроля.



Филиалы четырёх китайских банков расположены в Варшаве, в том числе два крупнейших — «Банк Китая» и «Промышленный и коммерческий банк Китая» (оба являются филиалами их основных офисов в Люксембурге).



Sinohydro, основной китайский государственный подрядчик по гидроэнергетике, приобрёл линию электропередачи Люблин — Хелм с 2015 года. С 2016 года эта же компания участвует в проекте по углублению и расширению каналов системы Вроцлавского водного пути.


На Варшавской фондовой бирже котируются 3 китайские компании:



Peixin International Group NV (с конца 2013 года), производитель оборудования для производства средств гигиены;



JJ Auto CG, компания, производящая запчасти для автомобилей и тяжёлой техники;



Fenghua SoleTech (с конца 2014 года), производитель обувных компонентов для мировых брендов.

Из Варшавы с гонором

Китайская государственная компания Zhonglu Fruit Juice Co., Ltd. в июне 2018 года приобрела польскую частную компанию Appol (3 завода) за 18 млн долларов США. Это крупнейшая европейская компания по переработке яблок, малины, смородины и других фруктов.

Отметим, что за активным развитием польско-китайских отношений в первую очередь стоят экономические соображения. Польский рынок является относительно большим (по сравнению с остальными странами ЦВЕ, в том числе и Беларусью). Центральное расположение в Европе и достаточно хорошее транспортное сообщение делают Польшу перспективной для Китая в качестве логистического, распределительного и производственного хаба.

Польские элиты на геополитическом распутье

Тем не менее единодушной поддержки проекта «Новый шёлковый путь» в стране до сих пор нет.

Так, в частности, пару лет назад министр национальной обороны Польши (на тот момент Антоний Мацеревич — Antoni Macierewicz) заблокировал важную сделку с китайским бизнесом, а именно покупку участка земли в Лодзи (площадь 33 га), принадлежащего Агентству военного имущества, на территории которого планировалось строительство крупного железнодорожного терминала, где должны были обслуживаться поезда с китайскими товарами для стран Евросоюза.

Из Варшавы с гонором

Антоний Мацеревич польский политик. Министр национальной обороны Польши с 16 ноября 2015 года по 9 января 2018-го. Инициатор реформы польских вооружённых сил, приоритетами которой являлись увеличение численности и технического оснащения Войска Польского; создание 17 бригад территориальной обороны, прежде всего в восточных воеводствах страны; привлечение на территорию Польши войск стран — союзниц по НАТО, прежде всего США; поддержка Украины в борьбе с «российской угрозой». До этого в разное время он работал министром внутренних дел, главой контрразведки, являлся депутатом сейма и Европейского парламента.

Антоний Мацеревич, являющийся представителем значительной части польских элит, неоднократно открыто выражал своё несогласие с проектом «Пояс и Путь». Ещё в далёком октябре 2016 года он заявлял, что «Концепция Нового шёлкового пути и экспансия Китая — это договорённость Западной Европы (в лице Германии) с Россией и Китаем по исключению из евразийского пространства влияния Соединённых Штатов и ликвидации геополитической субъектности Польши. Польша, самое большое государство на стыке российско-китайской и немецкой зон влияния, — единственная, кто мог бы создать потенциальную альтернативу этой евразийской сверхсиле».

Из Варшавы с гонором

В свою очередь, Витольд Ващиковски, бывший министр иностранных дел, акцентирует внимание польских граждан на китайском вопросе, заявляя следующее: «Китайцы проявляют общий интерес к Польше на дипломатическом уровне, но слова не превращаются в факты».

Справка. Витольд Ващиковский (Witold Jan Waszczykowski) — польский историк, дипломат и политик, заместитель министра иностранных дел (2005–2008), заместитель главы Бюро национальной безопасности (2008–2010), депутат сейма VII и VIII созывов, с 16 ноября 2015 года по 9 января 2018 года был министром иностранных дел Польши.

Так, по информации польских СМИ, перед визитом премьер-министра Беаты Шидло в Пекин в 2017 году китайская сторона запросила польскую о предоставлении подробной информации о потенциальных объектах для инвестирования.

Варшава в ответ подготовила масштабную презентацию с указанием желаемых объектов для инвестиций, среди которых были указаны автомобильные, железнодорожные и речные логистические проекты, а также новый аэропорт для Варшавы. Однако с тех пор, по мнению польских экспертов, ощутимых подвижек не произошло.

Такое отношение Пекина к Варшаве вполне объяснимо — внешняя политика Польши слишком тесно интегрирована с позицией США, а это представляет высокие риски для крупных китайских инвестиций (особенно ввиду обострения отношений по линии Вашингтон — Пекин).

Вместе с тем, по оценкам экспертов, Польша могла бы стать для Китая в прямом смысле воротами в Европу, но лишь при условии, что Варшава пожертвует политическими соображениями ради экономических. В противном случае данными воротами станет Германия, что в настоящий момент и происходит (не без помощи России). Уже сейчас 45 % экспорта из ЕС в КНР приходится на Германию.

Фактор США

Часть польских элит сей факт понимает и ищет приемлемые для себя способы взаимодействия с Пекином. Приемлемый — значит такой, при котором в Вашингтоне бы излишне не напрягались из-за опасений, что и Польша, ключевой союзник американцев в ЕС, «ушла» к китайцам.

В свою очередь, сам Вашингтон весьма внимательно следит за развитием польско-китайских отношений и не заинтересован в росте уровня их политического взаимодействия.

По мнению аналитиков, разгоревшийся в начале 2019 года польско-китайский дипломатический скандал, связанный с арестом служащих китайской корпорации Huawei в Варшаве, произошёл не без помощи США. Польша, как и ряд других стран, просто прогнулась под Вашингтон, очередной раз продемонстрировав всему миру (в первую очередь китайским товарищам) «полную самостоятельность» своей внешней и внутренней политики.

Из Варшавы с гонором

Напомним, один из директоров польского отдела концерна Huawei Вэйцзин В., а также бывший высокопоставленный сотрудник Агентства внутренней безопасности (ABW) Польши Пётр Д. арестованы 8 января 2019 года по подозрению в шпионаже в пользу КНР. Им предъявлено обвинение по статье «о шпионаже против Польши».

Справка. Капитан Пётр Д. являлся сотрудником Агентства внутренней безопасности Польши до 2011 года, занимал пост замглавы департамента по делам телеинформационной безопасности, а также советника руководителя спецслужбы. Польские СМИ отмечают, что он имел доступ к информации о функционировании правительственной системы связи, предполагающей секретную передачу данных первым лицам государства. (Доля Huawei только на рынке смартфонов оценивается в 27 %).

В ответ на сие «остроумное и дальновидное» действие польских властей в ряде китайских СМИ, в том числе Global Times (считается «рупором» правительства Китая), вышли серии обличительных репортажей, в которых Польша названа «пособником США», а также было заявлено, что в ответ на действия Варшавы Пекин «будет действовать жёстко».

Активное заискивание Польши перед США (в т. ч. и в военной сфере), несёт в себе высокие риски для развития экономического взаимодействия с Китаем. К тому же Пекин, по оценке аналитиков, исходя из всё возрастающих проблем на данном направлении, в среднесрочной перспективе способен переориентировать большую часть своего сухопутного транзита в пользу России и её северных портов (по мере их готовности).

Данный вопрос является весьма актуальным, поскольку в настоящий момент рост транзитного потока грузовых поездов Китай — Европа достиг определённого предела. «Шёлковый путь» из Китая столкнулся с препятствиями. Дело в том, что пограничные пункты не успевают пропускать поток китайских товаров. Грузовые поезда из КНР простаивают на границе Беларуси по 5–6 суток, а Польша не спешит расшивать «узкие места». При этом подчеркнём, что внутренние железнодорожные сети стран Евразийского союза и Китая удовлетворяют текущим и перспективным потребностям международного транзита.

Справка. Поток китайских товаров, идущих из Китая в страны Евросоюза, к 2020 году может вырасти в 3 раза, до 500 тыс. TEU (двадцатифутовый эквивалент измерения вместимости грузовых транспортных средств).

По данным китайской железной дороги, с 2011 по 2016 год годовое число отправленных поездов составляло 17, 42, 80, 308, 815 и 1702 соответственно. Резкий скачок был отмечен в 2017 году, когда по маршрутам Китай — Европа было отправлено 3673 поезда. В 2018 году это число выросло до 6363 составов — на 73 % больше, чем в 2017 году.

Доля грузов, релевантных для перевозки в контейнерах на направлении КНР — Европа, достигает порядка 80 %. Более половины грузов в ЕС приходится на товарную группу «машины, оборудование и промышленные изделия», 10–15 % — на металлопродукцию, 5–10 % — товары из стекла и керамики, готовые стройматериалы, одежду, обувь, текстиль.

Справка. К существенному росту трафика, по оценкам специалистов, привело именно снижение тарифа на перевозки контейнеров. Так, железнодорожные тарифы достигли уровня, когда такие конкурентные преимущества ж/д транспорта по сравнению с морским, как скорость, перевозка по расписанию и сохранность грузов, существенно увеличили свой вес. Для больших партий товаров с высокой стоимостью даже двукратное увеличение затрат на транспортировку не очень заметно влияет на себестоимость. При этом ускоряется оборот капитала. Увеличение числа маршрутов и частоты отправок контейнерных поездов расширяет возможности этого сегмента грузоперевозок и стимулирует интерес к нему со стороны грузовладельцев. Отметим, что основным контрагентом Китая в Европе является Германия, которая обеспечивает приём порядка 60 % всех контейнеров на этом направлении.

Исходя из имеющихся угроз, Китай продолжит вкладываться в расширение других «узких мест». В данном контексте представляется важным упомянуть о таком проекте, как строительство тоннеля, который свяжет железную дорогу Финляндии со странами Балтии. Он интересен нам в первую очередь объёмом предполагаемых инвестиций со стороны Поднебесной, которые, отметим, будут поступать постепенно в течение ряда лет (их можно рассматривать и как плату за лояльность данных стран, ведь эти государства лежат на перспективном пути доставки китайских товаров из российских портов в Германию).

С целью развития евразийской транспортной инфраструктуры в рамках проекта «Один пояс — один путь» китайский фонд Touchstone Capital Partners вложит в него до 15 млрд евро.

Согласно проекту Таллин и Хельсинки будут соединены двумя тоннелями — для грузовых и для пассажирских поездов. Длина тоннеля под Финским заливом составит от 50 до 70 км, что сделает его самым длинным морским тоннелем такого рода. По оценкам Helsingin Sanomat, строительство пассажирского тоннеля между Таллином и Хельсинки окупится в течение 17 лет при условии, что стоимость поездки в обе стороны будет составлять около 100 евро.

***

Итак, что мы имеем в итоге: польские надежды на массовый поток китайских инвесторов, создающих новые фабрики и огромное количество рабочих мест, пока не оправдались.

По оценкам польских экспертов, китайские инвесторы в Польше заинтересованы в основном в улучшении своего доступа к местному рынку и ЕС. Никто из них не хочет налаживать крупное производство в Польше (исключение составляет небольшое количество предприятий по экспорту в Европу). Очевидно, маркировка «Сделано в Польше» или даже «Сделано в ЕС» не имеет большого значения с их точки зрения. Китайский бизнес хочет быть ближе к своим клиентам, чтобы лучше обслуживать их и получать большую долю на польском и европейском рынке. Некоторые из них разрабатывают местные продукты, так как знают, что товары с китайскими брендами не нравятся многим западным покупателям. Бизнес Поднебесной хочет вести бизнес в основном с государством. С другой стороны, частный бизнес, который не может получить деньги на рынке и с удовольствием хотел бы получить наличные деньги в Китае, не очень привлекателен для китайцев, поскольку он не принимает чрезмерного риска.

Данные выводы польских аналитиков можно переложить на белорусскую реальность, в результате мы увидим, что они достаточно точно описывают и белорусско-китайские отношения.

В целом АТР — новый для Варшавы регион. Нельзя сказать, что она обладает достаточным дипломатическим опытом, который бы позволил ей сразу выдвинуться в ведущие партнёры азиатско-тихоокеанских государств, в частности Китая. Польша пока ищет свою нишу на рынках АТР, налаживая сотрудничество с наиболее перспективными странами.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.