» » Времена новые, проблемы старые
Опубликовано : 11-09-2019, 10:05 | Категория: Новости » Времена новые, проблемы старые



Времена новые, проблемы старые

26 августа СМИ сообщили о том, что «Белорусская нефтяная компания» наняла американского лоббиста Дэвида Дженкарелли. Предположительно, перед ним ставят задачу поспособствовать получению компанией специальной лицензии Минфина США на покупку сырой нефти с последующей доставкой на белорусские НПЗ.

Первая ассоциация, приходящая в голову после прочтения такой информации, — закупки Украиной пенсильванского угля, а также намерение покупать американский сжиженный газ через польский LNG-терминал. И то и другое неоднократно критиковалось экспертами за отсутствие экономической логики (какой смысл тащить уголь с другого конца планеты, если он находится под боком, в паре сотен км?). Однако если мы критикуем Украину, то как нам относиться к планам БНК?

История диверсификации

Вряд ли они стали для нас новостью, ведь в республике уже не первый год прикидывают, как бы разнообразить число поставщиков сырья для своих НПЗ. Достаточно вспомнить географию проектов компании «Белоруснефть».

Времена новые, проблемы старые


Источник: belorusneft.by

Впрочем, впечатляющий разброс «компенсируется» величиной добычи. К примеру, в 2008–2018 гг. в Венесуэле добыто 9,2 млн тонн нефти (примерно по 840 тыс. тонн в год). Однако доля Беларуси в СП «Петролера БелоВенесолана» составляет только 40 %. Т. е. если когда-то и существовали планы загрузить белорусские НПЗ за счёт добычи нефти по всему миру, то практика показала их несостоятельность. Напомним, что текущая суммарная мощность Мозырского и Новополоцкого НПЗ составляет 18 млн тонн в год. А после завершения их модернизации она вырастет до 24 млн тонн. Тогда как даже суммарная добыча на венесуэльских, российских и эквадорских активах на сегодня немногим выше 600 тыс. тонн. И темпы её роста за потребностями НПЗ явно не успевают. Так, добыча на российском месторождении Янгпур в прошлом году достигла рекордных 192 тыс. тонн. В этом году ждут 210 тыс. По сути, это классическая задачка про трубы и бассейн: на его заполнение нужно очень много времени.


Лоббиста, о котором идёт речь выше, наняли не с бухты-барахты. Ещё в начале января Александр Лукашенко поручил министрам искать альтернативу российской нефти. Поставка планируется через порты Латвии и Литвы, испытывающие хронический дефицит грузооборота и имеющие необходимые терминалы. 

Почему ищут в США? Видимо, потому что с прочими направлениями руководство Беларуси более-менее знакомо. Напомним, что за последние 10–12 лет был опробован экспорт нефти из следующих стран:



Венесуэлы (2010–2011 гг.). Наиболее ранняя и известная попытка диверсификации. РБ тогда получила порядка 1,5 млн тонн нефти через порты Одесса, Клайпеда и Мууга. 



Азербайджана (2016 г.). Довольно скромная партия — 560 тыс. тонн. Поставка — через Одессу.



Ирана (2017 г.): две партии общим объёмом 1,4 млн тонн. Нефть пошла на Мозырский НПЗ через Одесский порт. 

Нетрудно заметить, что все прошлые попытки подыскать частичную замену российскому сырью совпадают по времени с периодами сложностей в российско-белорусских отношениях. 2010 год — это введение экспортной пошлины на нефть. Впоследствии она была отменена, однако актуальный налоговый манёвр, по сути, возрождает её. Поставки 2016–1017 гг. — это отражение довольно длительного и комплексного спора Минска и Москвы по поводу стоимости энергоносителей и накопившихся долгов. Спор завершился весной 2017 года, и одним из его плодов стало соглашение о поставках нефти, действующее и сегодня: до 2024 года Россия ежегодно продаёт Беларуси 24 млн тонн нефти (18 млн т для переработки и 6 млн т для реэкспорта). 


Времена новые, проблемы старые

Нынешняя активизация поиска, несомненно, связана с налоговым манёвром (его завершение, как нетрудно заметить, совпадает с конечным сроком действия нефтяного соглашения). Вернее, даже не с самим манёвром, а с тем, как во второй половине прошлого года зашла в тупик дискуссия относительно компенсации налогового манёвра Беларуси со стороны РФ.

Напомним, ещё в августе 2018-го министр экономики РБ Дмитрий Крутой заявлял о том, что  разработка компенсационного механизма будет завершена к концу 2018 года. Однако ни к началу 2019-го, ни позже такого механизма не появилось. От него не отказались окончательно, однако дали понять, что такая компенсация предполагает совсем иной уровень интеграции в рамках Союзного государства. Возможно, компенсация будет упомянута в интеграционном соглашении (подписание запланировано на конец текущего года).


Так Прибалтика или Украина?

Бросается в глаза и другое обстоятельство. До сих пор логистика альтернативных поставок нефти обеспечивалась совсем не тем маршрутом, на который ориентировал своих чиновников Лукашенко. Снова начались разговоры о возможности покупки Беларусью терминала в одном из портов Прибалтики. Однако в 2010, 2011, 2016 и 2017 годах для похожих поставок был задействован Одесский порт. Причём в двух последних случаях экспорт шёл только через Одессу. Да и в 2010–2011 гг. часть экспорта венесуэльской нефти шла через Украину. Те, кто хорошо помнит ту историю, наверняка в курсе, что часть поставок была прямой, а часть осуществлялась по своп-схеме: Беларусь меняла венесуэльскую нефть на азербайджанскую, экономя тем самым на логистике. А уж азербайджанскую нефть удобнее везти именно в Одессу. 

Надо сказать, что на Украине всегда достаточно внимательно следили за этими перипетиями. К примеру, в декабре 2010 года тариф на транзитную перевалку нефти в морских портах Украины был снижен на 30–50 % — в зависимости от объёмов. Что и сделало возможными своп-поставки. 

Разумеется, это не просто совпадение. Точно так же в 2016-м базовую ставку тарифа и вовсе снизили на 75 %. «Это решение создаёт привлекательные условия для пуска транзита нефти по нефтепроводу "Одесса — Броды" до нефтеперерабатывающих предприятий стран ЕС», — написал тогда в Facebook первый заместитель директора компании «Укртранснафты» Андрей Пасишник. Да, вот только ни до каких предприятий стран ЕС транзитная нефть в 2016 и 2017 годах не дошла. А была переправлена на Мозырский НПЗ. Правда, в 2016 и 2017 гг. ещё не было возможности транспортировать нефть по «Одесса — Броды», в Мозырь её доставляли ж/д транспортом. 

Времена новые, проблемы старые


Источник: ports.com.ua

Но это лишь означает, что теперь логистика может стать ещё дешевле.

Иными словами, что наём американского лоббиста, что призыв выстраивать логистику через прибалтийские порты — это элементы уже третьей по счёту попытки повлиять на политику РФ в отношении условий продажи нефти Беларуси. Хотя направлена эта политика не только на Россию. Скажем, пассаж о прибалтийских портах адресован одновременно Латвии и Литве, России и Украине. Первые, как, видимо, предполагается, должны были начать торговаться и перебивать друг другу ставки.

Для РФ любой белорусский транзит через эти порты — больная мозоль. Украине и вовсе достаточно вспомнить вот эту статистику.

Времена новые, проблемы старые


Т. е., услышав, что Беларусь в очередной раз собирается привезти нефть через три моря, Украина должна бежать на переговоры, обгоняя Латвию и Литву. Ведь для неё это редкая возможность хоть как-то загрузить свою простаивающую перевалку. Кстати, эта статистика заодно демонстрирует, почему в 2010-м Украина давала скидку на транзитный тариф в размере 30–50 %, а в 2016-м – уже 75 %. На графике не видно, но в 2016-м транзит нефти и нефтепродуктов и вовсе обвалился ниже двух млн тонн.

Не только деньги

Всё это, конечно же, не может вдохнуть экономику в поиск таких альтернативных источников нефти. Однако кто сказал, что их цель — только экономика?

Как и в 2010 году, перед руководством РБ стоит задача: набрать достаточное количество аргументов в переговорах. Тогда — для отмены экспортной пошлины. Теперь — для компенсации налогового манёвра. К тому же после того, как в РФ ввели разрешительную систему экспорта нефтепродуктов на Украину, а на Украине обложили российское топливо спецпошлиной, Беларусь превратилась в привилегированного экспортёра. А Украина просто дважды заплатит Беларуси за эти её торги с руководством РФ: вначале скидкой на транзит чьей-то нефти до Мозырского НПЗ, а затем оплатит более высокую стоимость этой нефти, купив произведённое из неё топливо (надеюсь, никто не думает, что топливо из альтернативной нефти пойдёт на внутренний белорусский рынок или на рынок ЕС?).

К слову, не будем забывать, что нефть может оказаться не только американской, но и казахстанской. Ещё в июне текущего года министр энергетики Казахстана Канат Бозумбаев сделал заявление о том, что его страна готова обсуждать такие поставки. Правда, после заключения соглашения на запрет реэкспорта.

Если же вернуться именно к американской нефти, то политическое содержимое этого шага может быть адресовано не только РФ, но и самим США. 





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.