» » Ростислав Ищенко. О переходе газовой войны в ядерную | Джо Байден — следующий президент Америки?
Опубликовано : 13-09-2019, 16:05 | Категория: Новости, Политика » Ростислав Ищенко. О переходе газовой войны в ядерную | Джо Байден — следующий президент Америки?



Со­вре­мен­ные войны не на­чи­на­ют­ся из-за того, что кто-то кого-то обидел или при­смот­рел себе лишний кусок зем­ли­цы. Война - слиш­ком до­ро­гое за­ня­тие, чтобы раз­вя­зы­вать её по аб­стракт­ным со­об­ра­же­ни­ям

В основе любого со­вре­мен­но­го во­ен­но­го столк­но­ве­ния лежат эко­но­ми­че­ские ин­те­ре­сы. Соб­ствен­но, так было и раньше, но сред­не­ве­ко­вая эко­но­ми­ка была столь же ди­на­сти­че­ской (се­мей­ной), сколь и сред­не­ве­ко­вая по­ли­ти­ка. По­это­му до начала эпохи Воз­рож­де­ния войны до­ста­точ­но умело мас­ки­ро­ва­лись под кон­флик­ты по во­про­сам чести или прав на­сле­до­ва­ния. Затем мас­ки­ров­ка была от­бро­ше­на. Но повод для от­кры­тия во­ен­ных дей­ствий всё равно под­би­рал­ся не ути­ли­тар­ный.

На­при­мер, Первая ми­ро­вая война, ко­то­рая могла на­чать­ся и на пару лет раньше, и на пару лет позже, но к ко­то­рой го­то­ви­лась и ко­то­рую го­то­ви­ла вся Европа, фор­маль­но на­ча­лась из-за убий­ства серб­ским тер­ро­ри­стом Гав­ри­лой Прин­ци­пом в бос­ний­ском Са­ра­е­во на­след­ни­ка австро-вен­гер­ско­го пре­сто­ла эрц­гер­цо­га Франца Фер­ди­нан­да. На деле же она на­ча­лась потому, что бурно раз­ви­вав­шей­ся Гер­ма­нии не хва­та­ло ко­ло­ний, разо­бран­ных Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей и Фран­ци­ей. В свою оче­редь, Ве­ли­ко­бри­та­ния опа­са­лась гер­ман­ской про­грам­мы стро­и­тель­ства флота. Немцы в крат­чай­шие сроки со­зда­ли второй по мощи (после бри­тан­ско­го) флот мира и го­то­ви­лись сде­лать его первым. Это бы уси­ли­ло по­зи­ции Гер­ма­нии в дис­кус­сии о ко­ло­ни­ях, и Лондон желал уни­что­жить врага раньше, чем Берлин ре­аль­но смог бы кон­ку­ри­ро­вать с ним на морях.



При этом, как пра­виль­но ска­за­но в «Ав­гу­стов­ских пушках» Бар­ба­ры Такман, «войны никто не хотел», но «война была неиз­беж­на». Дей­стви­тель­но, все пред­по­чи­та­ли до­го­во­рить­ся, но слиш­ком остры были про­ти­во­ре­чия, слиш­ком диа­мет­раль­ны по­зи­ции, чтобы найти ком­про­мисс­ное ре­ше­ние. Но эко­но­ми­кам была необ­хо­ди­ма опре­де­лён­ность и, раз не уда­лось до­го­во­рить­ся, при­ш­лось во­е­вать — иного выхода не было (разве что кто-то должен был сдать­ся и со­гла­сить­ся на роль вто­ро­раз­ряд­но­го го­су­дар­ства).



Надо также иметь в виду, что если го­су­дар­ства решают во­е­вать, то они ста­ра­ют­ся за­ста­вить про­тив­ни­ка всту­пить в войну в невы­год­ных для него усло­ви­ях. На­при­мер, гер­ман­ский ге­не­раль­ный штаб, на­ка­нуне Первой ми­ро­вой войны, был уверен, что если Ве­ли­ко­бри­та­ния не вы­сту­пит, то Фран­цию и Россию Гер­ма­ния по-оче­ре­ди сможет раз­гро­мить. Как по­ка­за­ла прак­ти­ка, эта уве­рен­ность ба­зи­ро­ва­лась на верном рас­чё­те. Даже в усло­ви­ях пе­ре­брос­ки двух кор­пу­сов на Во­сточ­ный фронт и вне­сён­ных Мольт­ке-млад­шим из­ме­не­ний в план Шлиф­фе­на (ко­то­рые осла­би­ли ата­ку­ю­щее крыло), без бри­тан­ских экс­пе­ди­ци­он­ных сил Битва на Марне была бы про­иг­ра­на фран­цу­за­ми, что вело к по­ра­же­нию Фран­ции (а за ней и России) в войне. Это не считая бри­тан­ско­го флота, па­ра­ли­зо­вав­ше­го по­став­ки в Гер­ма­нию не только стра­те­ги­че­ско­го сырья, но и про­до­воль­ствия.

Гер­ма­ния зон­ди­ро­ва­ла почву от­но­си­тель­но бри­тан­ских на­ме­ре­ний и ей дали понять, что Лондон в войну не всту­пит. Бри­та­ния дей­стви­тель­но не объ­яви­ла войну Гер­ма­нии ни 1 ав­гу­ста, когда Берлин объ­явил войну России, ни 3 ав­гу­ста, когда Гер­ма­ния объ­яви­ла войну Фран­ции. Но 4-го ав­гу­ста, при­драв­шись к на­ру­ше­нию ней­тра­ли­те­та Бель­гии Бри­та­ния всту­пи­ла в войну, а Гер­ма­нии от­сту­пать было уже поздно.

Точно так же США спро­во­ци­ро­ва­ли с 1941 году на во­ен­ный кон­фликт Японию. Они просто на­ло­жи­ли эм­бар­го на по­став­ки в эту страну нефти. Без нефти япон­ская армия и флот ока­зы­ва­лись небое­спо­соб­ны­ми, а про­мыш­лен­ность не могла ра­бо­тать. Япония должна была либо со­гла­сить­ся с до­ми­ни­ро­ва­ни­ем США в Ти­хо­оке­ан­ской ак­ва­то­рии, либо про­рвать­ся к ис­точ­ни­кам нефти в Ин­до­не­зии и при­крыть пути до­став­ки нефти на Япон­ские ост­ро­ва. Для этого надо было уни­что­жить аме­ри­кан­ский флот в Тихом океане и занять базы на ост­ро­вах, делая тер­ри­то­рию Японии, ис­точ­ни­ки сырья и важные для страны мор­ские пути недо­ся­га­е­мы­ми для аме­ри­кан­ской авиа­ции. Япония по­пы­та­лась до­го­во­рить­ся, но США на ком­про­мисс не шли и Токио при­ш­лось вы­брать войну.

Обычно круп­ные во­ен­ные столк­но­ве­ния, по­тря­са­ю­щие мир, при­хо­дят­ся на время смены гло­баль­ных эко­но­ми­че­ских систем. Опас­ность Первой ми­ро­вой войны начала на­рас­тать с бе­шен­ной ско­ро­стью с конца XIX века, когда бук­валь­но за пару де­ся­ти­ле­тий мир ока­зал­ся по­де­лен между несколь­ки­ми ко­ло­ни­аль­ны­ми им­пе­ри­я­ми. То есть стан­дарт­ный ка­пи­та­лизм сме­нил­ся си­сте­мой ко­ло­ни­аль­но­го им­пе­ри­а­лиз­ма. Вторая ми­ро­вая война также при­шлась на слом эпох. На смену одрях­лев­ше­му бри­тан­ско­му ко­ло­ни­аль­но­му им­пе­ри­а­лиз­му, шёл аме­ри­кан­ский нео­ко­ло­ни­а­лизм, в рамках ко­то­ро­го экс­плу­а­ти­ру­е­мые го­су­дар­ства, кон­тро­ли­ро­ва­лись не военно-по­ли­ти­че­ски, а фи­нан­со­во-эко­но­ми­че­ски, а си­сте­ма «кон­цер­та» несколь­ких ве­ли­ких держав была за­ме­не­на си­сте­мой одного ге­ге­мо­на (в рамках ка­пи­та­ли­сти­че­ской части мира).

Сейчас мы также на­хо­дим­ся на сломе эпох. Уходит в про­шлое аме­ри­кан­ский нео­ко­ло­ни­а­лизм с си­сте­мой одного ге­ге­мо­на и при­над­ле­жа­щей ге­ге­мо­ну, ничем не обес­пе­чен­ной единой ми­ро­вой ва­лю­той. В мире воз­ни­ка­ет несколь­ко цен­тров силы, как военно-по­ли­ти­че­ских, так и фи­нан­со­во-эко­но­ми­че­ских. Военно-по­ли­ти­че­ская и фи­нан­со­во-эко­но­ми­че­ская мощь не всегда сов­па­да­ют в одном го­су­дар­стве (чаще не сов­па­да­ют). Это делает неиз­беж­ной слож­ную си­сте­му союзов, де­кла­ри­ру­е­мых, как эко­но­ми­че­ские, но име­ю­щие проч­ную (хоть и не оформ­лен­ную де юре) во­ен­ную со­став­ля­ю­щую. При этом про­дол­жа­ют функ­ци­о­ни­ро­вать союзы (эко­но­ми­че­ские и во­ен­ные) офор­мив­ши­е­ся в рамках си­сте­мы одного ге­ге­мо­на. Ре­зуль­та­том яв­ля­ет­ся на­рас­та­ю­щий ко­гни­тив­ный дис­со­нанс, когда ак­ту­аль­ные эко­но­ми­че­ские ин­те­ре­сы тре­бу­ют от ряда го­су­дарств за­клю­че­ния новых союзов, а старые обя­за­тель­ства держат их в рамках про­шлой си­сте­мы, на­но­ся­щей ущерб их раз­ви­тию.

Кроме того, в от­ли­чие от пред­ше­ству­ю­щих смен гло­баль­ной эко­но­ми­че­ской си­сте­мы, в на­сто­я­щее время, в каждом из за­дей­ство­ван­ных в ми­ро­вом про­ти­во­сто­я­нии го­су­дарств (неза­ви­си­мо от того, к какому лагерю оно от­но­сит­ся) сра­жа­ют­ся две мощные элит­ные груп­пи­ров­ки, одна из ко­то­рых на­мерт­во свя­за­на со старой си­сте­мой и на­ме­ре­на если уж не со­хра­нить её, то про­длить агонию (по прин­ци­пу «на наш век хватит»), а другая сде­ла­ла ставку на ско­рей­ший слом старой си­сте­мы и прыжок в неве­до­мое бу­ду­щее. Это ан­тит­рам­пи­сты и трам­пи­сты в США, лево-ли­бе­раль­ные гло­ба­ли­сты и право-кон­сер­ва­тив­ные тра­ди­ци­о­на­ли­сты в Европе, ру­со­фо­бы и ру­со­фи­лы на пост­со­вет­ском и пост­со­ци­а­ли­сти­че­ском про­стран­стве, про­за­пад­ные ли­бе­ра­лы в союзе с право-левыми ра­ди­ка­ла­ми и пат­ри­о­ты-го­су­дар­ствен­ни­ки в России, услов­ные Гон­конг и Тай­вань против КПК в Китае.

В разных стра­нах они иден­ти­фи­ци­ру­ет­ся по-раз­но­му, могут быть фа­ши­ста­ми, ком­му­ни­ста­ми, мо­нар­хи­ста­ми, бур­жу­аз­ны­ми де­мо­кра­та­ми, могут быть вы­кра­ше­ны в любые по­ли­ти­че­ские цвета и от­тен­ки, но на деле их при­над­леж­ность к тому или иному лагерю опре­де­ля­ет­ся их от­но­ше­ни­ем к рас­па­да­ю­щей­ся си­сте­ме аме­ри­кан­ской ге­ге­мо­нии. Те, кто свя­зы­ва­ет своё бла­го­по­лу­чие с со­хра­не­ни­ем этой си­сте­мы тол­ка­ет мир к кон­фрон­та­ции, по­сколь­ку иначе, как угро­зой войны эту си­сте­му со­хра­нить невоз­мож­но. Она сла­бе­ет и рас­сы­па­ет­ся по объ­ек­тив­ным при­чи­нам. Просто потому, что в связи с ис­чер­па­ни­ем сво­бод­ных рынков ис­чер­пан и по­тен­ци­ал её раз­ви­тия, а осо­бен­но­стью си­сте­мы яв­ля­ет­ся необ­хо­ди­мость по­сто­ян­но­го опе­ре­жа­ю­ще­го роста. Если нет роста, си­сте­ма, как по­те­ряв­ший ско­рость мо­то­цикл, теряет устой­чи­вость и ва­лит­ся. Именно по­это­му Путин го­во­рил об ис­чер­пан­но­сти ли­бе­раль­ной идеи, а Макрон — об ис­чер­пан­но­сти со­вре­мен­но­го ка­пи­та­лиз­ма. В рамках ны­неш­ней си­сте­мы воз­мож­но­сти раз­ви­тия дей­стви­тель­но ис­чер­па­ны.

На данном этапе для сто­рон­ни­ков си­сте­мы аме­ри­кан­ской ге­ге­мо­нии крайне важно не до­пу­стить со­зда­ния ак­ту­аль­но­го и крайне вы­год­но­го всем участ­ни­кам эко­но­ми­че­ско­го (а в бли­жай­шей пер­спек­ти­ве и по­ли­ти­че­ско­го) тран­севразий­ско­го объ­еди­не­ния, ста­но­вым хреб­том ко­то­ро­го яв­ля­ет­ся ось Брюс­сель-Москва-Пекин. Впро­чем, по­сколь­ку в ру­ко­во­дя­щих ор­га­нах ЕС всё ещё очень сильны по­зи­ции лево-ли­бе­раль­ных гло­ба­ли­стов, вместо Брюс­се­ля в схеме может ока­зать­ся Париж или Берлин. И опять-таки Путин и Макрон в по­след­нее время осо­бен­но часто го­во­рят о необ­хо­ди­мо­сти со­зда­ния еди­но­го эко­но­ми­че­ско­го про­стран­ства от Лис­са­бо­на до Вла­ди­во­сто­ка (или до Шанхая), как ста­но­во­го хребта новой си­сте­мы, спо­соб­ной задать гло­баль­ной эко­но­ми­ке новое устой­чи­вое раз­ви­тие.

Самую боль­шую опас­ность гло­ба­ли­сты видят в на­ла­жи­ва­нии рос­сий­ско-ев­ро­пей­ских связей. Москва уже уста­но­ви­ла близ­кие военно-по­ли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские от­но­ше­ния с Пе­ки­ном. Для Европы Россия не только по­став­щик сырья (а в неко­то­рых слу­ча­ях и весьма тех­но­ло­гич­ной про­дук­ции), но и мост в Азию. Кроме того, Россия с лёг­ко­стью может за­ме­нить США в ка­че­стве га­ран­та без­опас­но­сти ЕС. Это значит, что проч­ное эко­но­ми­че­ское парт­нёр­ство России даже не со всем ЕС, а хотя бы для начала с Гер­ма­ни­ей или Фран­ци­ей окон­ча­тель­но хо­ро­нит старую си­сте­му. Ге­ге­мон теряет кон­троль над всей Евра­зи­ей, рас­сы­па­ет­ся ат­лан­ти­че­ское един­ство, а новый рос­сий­ско-ки­тай­ско-ев­ро­пей­ский союз уста­нав­ли­ва­ет фи­нан­со­во-эко­но­ми­че­ский кон­троль не только над Евра­зи­ей, но и над Аф­ри­кой и даже Ла­тин­ской Аме­ри­кой. Неиз­вест­но оста­нут­ся ли в аме­ри­кан­ской упряж­ке даже такие близ­кие со­юз­ни­ки, как Мек­си­ка, Канада и Ве­ли­ко­бри­та­ния.

Чтобы не до­пу­стить такого раз­ви­тия со­бы­тий, гло­ба­ли­сты про­во­ци­ру­ют кон­фликт между Рос­си­ей и ЕС. Мы при­вык­ли го­во­рить, что кон­фликт про­во­ци­ру­ют аме­ри­кан­цы. Это от­ча­сти так, но не совсем верно. Если бы это были одни аме­ри­кан­цы, про­бле­ма была бы давно решена. Но про­бле­ма в том, что нашими про­тив­ни­ка­ми вы­сту­па­ет не только наи­бо­лее вли­я­тель­ная (кон­тро­ли­ру­ю­щее Сенат и Палату пред­ста­ви­те­лей «двух­пар­тий­ное боль­шин­ство», а также вла­дель­цы боль­шей части ме­диа­ре­сур­сов) часть аме­ри­кан­ской элиты, но и боль­шая часть ев­ро­бю­ро­кра­тии и на­ци­о­наль­ных по­ли­ти­ков в стра­нах ЕС.

Именно по­это­му мы ре­гу­ляр­но стал­ки­ва­ем­ся с си­ту­а­ци­я­ми, когда наши общие с ЕС энер­ге­ти­че­ские про­ек­ты («Южный поток», «Се­вер­ные потоки —1 и 2») ста­ра­тель­но тор­мо­зят­ся и даже дез­аву­и­ру­ют­ся в по­след­ний момент именно ев­ро­пей­ца­ми. Более того, мы стал­ки­ва­ем­ся с аб­со­лют­но непра­во­суд­ны­ми, даже аб­сурд­ны­ми ре­ше­ни­я­ми ев­ро­пей­ских судов. Тот же Сток­гольм­ский ар­бит­раж мо­ти­ви­ро­вал своё ре­ше­ние при­су­дить «Га­з­про­му» штраф по прин­ци­пу «качай или плати» (ко­то­ро­го не было в кон­трак­те с «Наф­то­га­зом» Укра­и­ны) тем, что Киеву нужны деньги.

Эта под­рыв­ная работа евро-аме­ри­кан­ских лево-ли­бе­раль­ных гло­ба­лист­ских элит на­прав­ле­на как против нас, так и против своих соб­ствен­ных внут­ри­по­ли­ти­че­ских оп­по­нен­тов. Она ори­ен­ти­ро­ва­на не столь­ко на срыв про­ек­тов (срыв — про­грам­ма мак­си­мум), сколь­ко подрыв юри­ди­че­ских основ со­труд­ни­че­ства. Непра­во­суд­ные ре­ше­ния и отказы от обя­за­тельств в по­след­ний момент (когда деньги уже вло­же­ны) должны за­ста­вить Россию либо от­ка­зать­ся от при­зна­ния си­сте­мы ев­ро­пей­ской юс­ти­ции, либо пла­тить де­сят­ки, а то и сотни мил­ли­ар­дов дол­ла­ров на со­дер­жа­ние своих врагов, по­сколь­ку так «Европа при­су­ди­ла». По­нят­но, что ни­ка­ко­го «Га­з­про­ма» вместе с «Рос­нефтью» не хватит, чтобы удо­вле­тво­рить все ев­ро­пей­ские ап­пе­ти­ты (одна Укра­и­на, хоть и не член ЕС, раз­ма­хи­ва­ет­ся на пару де­сят­ков мил­ли­ар­дов). Значит со­труд­ни­че­ство надо раз­ры­вать, как невы­год­ное (что и тре­бу­ет­ся гло­ба­ли­стам). Если же Россия будет упор­ство­вать и, до­пу­стим, от­ка­жет­ся пла­тить, можно начать мас­со­во аре­сто­вы­вать её иму­ще­ство (ведь есть же су­деб­ное ре­ше­ние). Зер­каль­ный ответ России при­ве­дёт к росту на­пря­жён­но­сти и, в ко­неч­ном итоге, раз­ры­ву от­но­ше­ний с ЕС (что и тре­бу­ет­ся гло­ба­ли­стам).

Именно по­это­му я не раз­де­ляю оп­ти­миз­ма экс­пер­тов по поводу аб­сурд­но­го тре­бо­ва­ния нового главы «Наф­то­га­за» Юрия Вит­рен­ко (тре­бо­ва­ние, кстати, старое), либо за­клю­чить кон­тракт на тран­зит на укра­ин­ских усло­ви­ях, либо вы­пла­тить штраф («за преды­ду­щие низкие тарифы») раз­ме­ром в 11-14 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. Если Сток­гольм­ский ар­бит­раж при­су­дил «Га­з­про­му» почти пя­ти­мил­ли­ард­ный штраф за от­сут­ству­ю­щее в кон­трак­те по­ло­же­ние «качай или плати», то почему он не может при­су­дить ещё 14 мил­ли­ар­дов. Ведь за это время нужда Укра­и­ны в день­гах не умень­ши­лась.

Го­во­рят, что в любом случае взыс­кать деньги с «Га­з­про­ма» не удаст­ся. А это и не надо. Укра­и­на, может, и рас­счи­ты­ва­ет на какую-то ко­пе­еч­ку, но ор­га­ни­за­то­рам этих «су­деб­ных ре­ше­ний» нужны не деньги (хоть и они не по­ме­ша­ют) а со­зда­ние юри­ди­че­ских пре­пят­ствий со­труд­ни­че­ству России и ЕС. Даже самые ан­ти­г­ло­ба­лист­ские ев­ро­пей­ские элиты пока не могут со­гла­сить­ся с тем, что кто-то (пусть и целая Россия) не будет вы­пол­нять су­деб­ные ре­ше­ния (до сих пор такое себе могли поз­во­лить только США). То есть Москва ока­зы­ва­ет­ся в вилке — либо пла­тить сколь­ко скажут, а тогда будут тре­бо­вать всё больше и больше, либо от­ка­зы­вать­ся от вы­пол­не­ния ре­ше­ний и тогда Россию об­ви­нят в том, что она нена­дёж­ный парт­нёр, не ува­жа­ет суды т.д.

Причём надо по­ни­мать, что удар на­прав­лен и против сто­рон­ни­ков со­труд­ни­че­ства с Рос­си­ей в самих ев­ро­пей­ских стра­нах. Их тоже хотят по­ста­вить в си­ту­а­цию, когда всё по­ни­мая, они ничего не смогут ска­зать в защиту соб­ствен­ных по­ли­ти­че­ских кон­цеп­ций, ибо это будет про­ти­во­ре­чить ев­ро­пей­ской по­ли­ти­че­ской тра­ди­ции.

Кстати, на­ступ­ле­ние на га­зо­вые сделки с Ев­ро­пой раз­вер­ну­то ком­плекс­ное. Бук­валь­но на­ка­нуне за­яв­ле­ния Вит­рен­ко, суд ЕС принял ре­ше­ние, ко­то­рым опять огра­ни­чил ис­поль­зо­ва­ние «Га­з­про­мом» га­зо­про­во­да ОРАL. Можно, ко­неч­но, ска­зать, что когда зимой станет хо­лод­но, а газа будет недо­ста­вать они это ре­ше­ние пе­ре­смот­рят. Но, во-первых, могут и не пе­ре­смот­реть (вы­кру­тят­ся за счёт сжи­жен­но­го или зима ока­жет­ся тёплой), а во-вторых, даже если пе­ре­смот­рят, то нор­маль­но ра­бо­тать в усло­ви­ях, когда один и тот же суд, раз-два в год меняет пра­ви­ла игры на про­ти­во­по­лож­ные (а ЕС при­ни­ма­ет дис­кри­ми­на­ци­он­ные меры задним числом, что недо­пу­сти­мо по пра­ви­лам ВТО) ни одна нор­маль­ная ком­па­ния не сможет.

Нам со­зда­ют такие же усло­вия эко­но­ми­че­ско­го со­труд­ни­че­ства с ЕС, как те, что были у мо­ре­пла­ва­те­лей до тех пор, пока в XVII-XVIII веках не начало оформ­лять­ся меж­ду­на­род­ное мор­ское право. До тех пор, любой ко­рабль мог быть за­хва­чен более силь­ным встреч­ным судном. Даже Колумб, от­плы­вая на поиск пути в Индию, на ис­пан­ских ко­раб­лях, держал время от­плы­тия и марш­рут в тайне, ибо опа­сал­ся, что будет ата­ко­ван пор­ту­галь­ца­ми, рев­ност­но обе­ре­гав­ши­ми мо­но­по­лию на ин­дий­скую тор­гов­лю. Нас тол­ка­ют к пи­рат­ским пра­ви­лам меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли и эко­но­ми­че­ско­го со­труд­ни­че­ства, вернее к игре без правил, чтобы нас же в этом и об­ви­нить, обес­пе­чив разрыв тор­го­во-эко­но­ми­че­ско­го парт­нёр­ства с Ев­ро­пой.

Аль­тер­на­ти­вой пи­рат­ско­му бес­пре­де­лу всегда была сила. Но сила озна­ча­ет кон­фликт, а кон­фликт такого мас­шта­ба легко может пе­ре­ра­с­ти не просто в во­ен­ное столк­но­ве­ние, но в пол­но­мас­штаб­ную ядер­ную войну. Не слу­чай­но об опас­но­сти та­ко­вой пре­ду­пре­жда­ли и пре­зи­дент России, и ми­нистр обо­ро­ны, и Ми­ни­стер­ство ино­стран­ных дел. Наши про­тив­ни­ки счи­та­ют, что мы не риск­нём пойти на обостре­ние. Ведь в таком случае всё равно парт­нёр­ство будет свёр­ну­то, ещё и во­ен­ная опас­ность вы­рас­тит на по­ряд­ки. Но они не про­счи­ты­ва­ют си­ту­а­цию на случай, если Москва вызов примет и на кон­фликт пойдёт (Осетия и Крым никого ничему не на­учи­ли). И это опасно, по­сколь­ку когда ре­ше­ния такого уровня при­ни­ма­ют­ся "за доской", без адек­ват­но­го ана­ли­за и оценки рисков, пе­рей­ти ро­ко­вую грань очень легко. Тем более, что они сами пы­та­ют­ся по­ста­вить Россию перед вы­бо­ром между плохим и худшим (ка­пи­ту­ля­ция либо кон­фрон­та­ция).

В ана­ло­гич­ный тупик Россию пы­та­лись за­гнать в 2008 году в Грузии и в 2014 году на Укра­ине. Оба раза Путин нашёл неоче­вид­ный третий выход. Но оба раза, при­ни­мая ре­ше­ние, он рис­ко­вал, по­сколь­ку Запад мог не от­сту­пить и тогда необ­хо­ди­мо было бы делать сле­ду­ю­щий шаг. А шагов до начала во­ен­но­го кри­зи­са надо не так много (три-пять, вряд ли больше). Воз­мож­но, третий выход будет найден и сейчас. В конце концов, сла­бость наших оп­по­нен­тов в их силе. Сила за­клю­ча­ет­ся в том, что мы не можем про­счи­тать дей­ствия США и ев­ро­пей­ских го­су­дарств с той же точ­но­стью, что в 90-е или ну­ле­вые. Тогда их элиты были едины и ал­го­ритм их дей­ствий в кри­ти­че­ской си­ту­а­ции был по­ня­тен. Сейчас же в каждой стране идёт борьба элит. Причём они знают, что такая же борьба идёт у нас. И хоть рос­сий­ские про­за­пад­ные оп­по­зи­ци­о­не­ры слабы и не поль­зу­ют­ся под­держ­кой народа, но в плане фи­нан­со­во-эко­но­ми­че­ском и ме­дий­ном они до­ста­точ­но вли­я­тель­ны, у них есть се­рьёз­ные ар­гу­мен­ты в защиту своей ка­пи­ту­лянт­ской по­зи­ции.

Таким об­ра­зом, и мы не можем точно пред­ска­зать, по­зи­ция какой элит­ной группы в какой за­пад­ной стране в от­дель­но взятый момент вре­ме­ни воз­об­ла­да­ет, и они не могут точно оце­нить ре­аль­ные воз­мож­но­сти вли­я­ния на по­зи­цию Кремля про­за­пад­ной части рос­сий­ской элиты. По­вто­рю, в крат­ко­сроч­ном плане ар­гу­мен­ты "за­пад­ни­ков" вы­гля­дят до­ста­точ­но убе­ди­тель­но. Другое дело, что уже в сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве (не говоря о дол­го­сроч­ной оценке) видно, что они не решают ни одной из про­блем и никак не умень­ша­ют риск, а лишь пе­ре­но­сят его на пару лет ценой общего ослаб­ле­ния России.

Всё как обычно. Никто не хочет во­е­вать. Все хотят мира, бла­го­по­лу­чия, про­цве­та­ния. Но в эпоху смены систем про­цве­та­ние одних элит­ных групп ведёт к упадку других (и на­о­бо­рот). По­это­му про­ти­во­ре­чия ста­но­вят­ся непри­ми­ри­мы, оп­по­нен­ты на­чи­на­ют вос­при­ни­мать­ся уже не как по­ли­ти­че­ские парт­нё­ры, име­ю­щие иные взгля­ды, но как злоб­ные ир­ра­ци­о­наль­ные раз­ру­ши­те­ли ци­ви­ли­за­ции. Внут­рен­ний кризис на­кла­ды­ва­ет­ся на внеш­ний, за счёт чего меж­ду­на­род­ное про­ти­во­сто­я­ние при­об­ре­та­ет ха­рак­тер­ные черты граж­дан­ско­го кон­флик­та. Граж­дан­ские же войны самые же­сто­кие, по­сколь­ку про­тив­ни­ки в них рас­смат­ри­ва­ют­ся как аб­со­лют­ное зло, с ко­то­рым невоз­мож­но жить в одном го­су­дар­стве. Его надо либо вы­да­вить за пре­де­лы, либо уни­что­жить. В нашем случае, имея дело с гло­баль­ным си­стем­ным кри­зи­сом, про­ти­во­сто­я­щие группы никуда не могут вы­да­вить оп­по­нен­тов, ведь ареной про­ти­во­сто­я­ния стала вся пла­не­та. А война на уни­что­же­ние сто­рон­ни­ков непра­виль­ной си­сте­мы несёт риск уни­что­же­ния всего че­ло­ве­че­ства. Нужен третий выход.




Джо Байден — следующий президент Америки?


Джо Байден стал фаворитом дебатов, в которых приняли участие 10 кандидатов от Демократической партии, желающих участвовать в президентских выборах в США 2020 года, сообщает западная пресса. Наблюдатели отмечают, что ему удалось выступить более обоснованно, чем основным конкурентам – Берни Сандерсу и Элизабет Уоррен. Г


(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.