» » Надежда умирает последней
Опубликовано : 3-10-2019, 10:05 | Категория: Новости » Надежда умирает последней



Надежда умирает последней

Подписание формулы Штайнмайера является для украинской власти вынужденным и во много вымученным шагом, в котором больше тактики, чем стратегии.

Во-первых, для Киева сейчас важнейшая задача — свести дебет с кредитом и решить вопросы с поставками энергоносителей накануне отопительного сезона.

Дебет с кредитом уже не сводятся, особенно на фоне заморозки поддержки из США, вызванной обманом Трампа украинскими элитами и их подыгрыванием демократам, невозможности выполнить требования МВФ из-за обязательств перед Коломойским и зависимости команды Зеленского от воли «днепропетровских».

Следовательно, единственный источник возможного финансирования — ЕС, с которым Зеленский подпортил отношения в тот момент, когда Трамп опубликовал расшифровку телефонного разговора, где Зе поддержал тезис главы США о том, что Европа мало помогает Украине. Поэтому подписание формулы является ещё и попыткой задобрить Париж и Берлин в надежде получить деньги.

Проблема с газом куда комплекснее и глобальнее, но и по ней намечается свет в конце тоннеля: Владимир Путин заявил о готовности России подписать газовый контракт с Киевом. Точнее, продлить уже существующий контракт на 1 год при условии анбандлинга Нафтогаза. Согласится ли на это Киев, неясно. Ранее от подобных предложений Украина отказывалась.

Во-вторых, важнейшая задача для «днепропетровских» — окончательно монополизировать власть в стране.

Для этого необходимо провести тотальные местные выборы (законодательную, исполнительную и судебную ветви власти они уже контролируют), поводом для которых может стать принятие новой редакции закона об особом статусе Донбасса. Поэтому в этом аспекте «днепропетровским» интересна не столько реинтеграция ЛДНР, сколько власть в подконтрольных Киеву регионах страны.

Параллельно «днепропетровские» форсировали зачистку информационного пространства Украины: журналисты телеканалов Виктора Медведчука 112, Zik и NewsOne 2 октября провели 30 минут эфирного времени с заклеенными чёрным скотчем ртами в знак протеста против наступления на свободу слова. Напомним, что канал 112 уже лишён цифровой лицензии, дело о лишении лицензий NewsOne передано в суд.

Зачистка информационного пространства закончит преобразование страны в жёстко идеологическое государство (после фиксации в конституции курса на членство НАТО и ЕС, а также принятия закона о тотальной украинизации) и лишит единственных реальных конкурентов Зеленского в лице «Оппозиционной платформы — За жизнь» (ОПЗЖ) доступа к СМИ. ОПЗЖ без телеканалов не сможет быть серьёзным конкурентом для «Слуги народа» на местных выборах, а Медведчук утратит возможность повышать рейтинг ОПЗЖ на тематике реинтеграции ЛДНР.


В итоге, как видно, страна продолжает идеологический курс, заложенный после Майдана, с той лишь разницей, что теперь идеологемы вырабатывают «днепропетровские», а не «винницкие» или «донецкие». Реальными конкурентами для «днепропетровских» являются не националисты, а «пророссийские силы». Попутно парламент лишил бюджетного финансирования политические партии, которые не преодолели избирательный барьер в ходе парламентских выборов, что позволит «обескровить» конкурирующие политические проекты. Мнение населения, судя по социологии, пластично: 2/3 жителей Украины не смогли оценить подписание Украиной формулы Штайнмайера.

Однако для успеха на местных выборах необходимо обеспечить сохранение рейтинга Зеленского на текущем уровне. Рейтинг главы государства является критически важным: он обеспечивает популярность безликой партии, а также цементирует её фракции в парламенте. Именно поэтому Зеленский и представители его команды всё время акцентируют внимание на том, что у них есть полгода для решения вопроса Донбасса: падение рейтинга Зеленского приведёт к нарастанию центробежных процессов во фракции «Слуги народа», которая является невероятно рыхлой даже на фоне фракции «Партии регионов» в последнем «домайданном» парламенте.

И в этом аспекте честолюбие президента, который после успешной самореализации в шоу-бизнесе крайне желает стать равным собеседником для Путина, Макрона и Меркель (с Трампом отношения у Зеленского уже не задались), играет на руку «днепропетровским». Политическая ситуация позволяет совмещать приятное для Зеленского с полезным для «днепропетровских».

Надежда умирает последней

В Минске каждая из сторон контактной группы подписала свой экземпляр формулы Штайнмайера (подпись Кучмы на первом листе, всех остальных — на другом), а представители ДНР и ЛНР подписали формулу с оговоркой о необходимости Киева вести прямые переговоры с республиками. Всё это свидетельствует не только о крайнем неприятии переговорщиками друг друга, но и о сохранении пространства для последующего жульничества со стороны Украины.

Таким образом, для «днепропетровских», олицетворяющих текущую украинскую власть, важнейшее значение имеют:



Деньги от международных структур и решение вопроса поставками дешёвых энергоносителей (газ, уголь и электроэнергия).



Завершение процесса монополизации власти в стране с помощью обоснования и последующего проведения выборов в органы местного самоуправления на всей территории страны.

Проще говоря, «днепропетровских» интересуют деньги и абсолютная власть. Не исключено, что Зеленский не прочь вписать своё имя в учебники истории, но его мотивация мало интересует акционеров ЗАО «Слуга народа» из числа олигархии. Вопрос Донбасса в данном случае вторичен, а реализация сюжета с реинтеграцией выгодна лишь до тех пор, пока позволяет «днепропетровским» как минимум сохранять текущий объём власти, а как максимум — завершить процесс монополизации власти. Как только появится возможность отказаться от выполнения взятых на себя обязательств, «днепропетровские» сделают это.

Мало того, реальный особый статус для Донбасса автоматически запустит дискуссию о предоставлении аналогичного статуса иным регионам Украины (по принципу «а чем мы хуже»), которую уже невозможно будет прекратить уголовными делами по статьям о сепаратизме и государственной измене. Особый статус Донбасса обрушит ту систему взаимоотношений между регионами и Киевом, монополизировавшим не только власть, но и денежные потоки, которую выстраивали все без исключения украинские элиты с самого 1991 года.

Сложнее ситуация с желаниями внешних субъектов.

Евросоюз желает скорейшего завершения украинской истории и минимизации влияния США на политику Украины. Реинтеграция ЛДНР в Украину позволит ЕС снять часть санкций с России, упрочит положение Макрона как лидера Евросоюза и даст возможность перезагрузить отношения ЕС и России, волю к чему продемонстрировал Макрон во время визита Путина во Францию. Однако подобный исход событий нежелателен для стран Восточной Европы, которые ориентируются на США и используют Россию как ключевой фактор внутренней и внешней политики.

Позицию США назвать консолидированной невозможно. Трампа Украина интересует исключительно как орудие в борьбе с демократами, погрязшими в болоте украинских коррупционных скандалов. Поэтому складывается впечатление о готовности Трампа в текущий политический момент пожертвовать Украиной ради своего президентства. Однако демократы ревностно относятся к Украине: они являются архитекторами «постмайданной» страны, их воспитанники управляют государством в данный момент, поэтому для демократов важно сохранить свой контроль над Украиной. Это позволит надёжно скрыть следы их связей с украинскими элитами и продолжать использование Украины в качестве сдерживающего фактора России.

России в истории вокруг Украины важна уже не столько реинтеграция Донбасса (Россия может поддерживать ЛДНР неограниченное время и успешно интегрировать республики в свой состав), сколько замирение с Евросоюзом на условиях Минского меморандума (он страхует Россию от «потери лица») с последующим снятием санкций, позволяющим уравновесить отношения между Россией и Китаем.

Есть свои интересы в украинском сюжете и у Белоруссии. Минску важны вопросы экономики и политики.

С чисто экономических позиций Минску выгодно, чтобы украинский кризис длился ровно столько, сколько белорусский бизнес сможет придумывать и сохранять уже работающие схемы по заработку на Украине.

Таких схем вполне достаточно: транзит угля из России на Украину и грузов с Востока на Запад в обход Украины (белорусские железные дороги работают на пределе своей пропускной способности), сохранение аэропорта Минска в качестве транзитного при авиаперевозках с Украины в Россию, реэкспорт украинской продукции в Россию (например, цветов).

Растёт роль и политического фактора: несмотря на то что Украина с позиции госбезопасности является причиной хронической головной боли белорусских силовиков, модерация украинского кризиса позволяет Минску поддерживать текущий формат отношений с Россией и заявлять о себе как о переговорной площадке и стране-миротворце.

Как видно, интересы ЕС, уставшего от Украины и антироссийских санкций, совпадают с интересами России, желающей разрешения украинской проблемы и ребалансировки отношений с Китаем. США же оказались заложниками своих внутриполитических баталий между демократами и республиканцами. Насколько долго будет сохраняться данная конфигурация, неизвестно. Поэтому все заинтересованные стороны спешат воспользоваться окном возможностей, пока оно вновь не закрылось.

Теперь стоит обсудить то, что будет непосредственно влиять на вопросы реинтеграции Донбасса.

Итак, переменные внутриполитического характера:



Падение рейтинга Зеленского и «Слуги народа», катализатором чего могут стать финансовые проблемы (нарушение периодичности социальных выплат, рост коммунальных тарифов) и вопросы энергетики (коммунальный коллапс в разгар отопительного сезона). Упавшие рейтинги могут поставить под вопрос успешное проведение местных выборов по всей стране и демотивировать «днепропетровских» к симуляции активности вокруг проблематики реинтеграции Донбасса.



Неспособность взять под контроль группировки радикалов. Не стоит исключать и саботаж со стороны силовиков (главой МВД остаётся Арсен Аваков, под чьим контролем находится парамилитарное объединение «Гражданский корпус» полка «Азов»; многие эсбэушники срослись со своими ручными радикалами) либо банальную неспособность провести размен голосования по политическим законопроектам на различные экономические преференции. Контроль над улицей является важнейшим для «днепропетровских» — прилетевшая к колоннам украинского парламента граната подтолкнула Порошенко поставить точку в вопросе реинтеграции Донбасса.



Нежелание/неспособность разработать и провести через парламентские процедуры необходимые законопроекты. Особая угроза — разработка нового проекта закона об особом статусе Донбасса. Мало того что разработка законопроекта может вестись сколь угодно долго, так и голосовать за него придётся дважды (простым и конституционным большинством) на разных сессиях парламента. Желание разработать свой законопроект вполне логично для украинской власти (не Зеленский подписывал «Минск-2», а Порошенко), однако принятие нового законопроекта неизбежно потребует времени, и не исключено, что во втором чтении законопроект уже не наберёт нужного количества голосов.

При этом военный фактор — активизацию боевых действий на фронте между ЛДНР и Украиной — можно вынести за скобки: полноценной войны формата кампаний 2014 и 2015 гг. с котлами и взятием городов нет и не будет — противники слишком истощены для масштабной войны, а её политические и геополитические издержки слишком высоки. Да и разведение сторон является одним из условий дальнейших встреч в нормандском формате. Однако это не означает абсолютной тишины на фронте.

Внешнеполитические переменные:



Исход противостояния между Трампом и демократами в пользу последних. Демократы готовы продолжать войну на Украине до последнего украинца.



Получение финансирования со стороны международных организаций и успешное разрешение газового вопроса. Это снимет остроту текущего политического момента и сделает «днепропетровских» менее договороспособными.



Настойчивость Евросоюза в вопросе реализации всех положений «Минска-2», что сделает внутриполитические издержки для «днепропетровских» слишком высокими. Позиция России в вопросах имплементации положений Минского меморандума остаётся неизменной уже свыше пяти лет.



Риск ухудшения отношений между Берлином/Парижем с одной стороны и Москвой с другой стороны, что подорвёт доверие между странами и скажется на эффективности взаимодействия по украинскому вопросу.



Категорическое нежелание Киева вести прямой диалог без посредников с властями ЛДНР либо неспособность договориться с главами ЛНР и ДНР, а спорных моментов более чем достаточно.

Помимо внутри- и внешнеполитических факторов, остаются и технические, но от этого не менее важные вопросы, которые позволяют практически до бесконечности затягивать или симулировать переговорный процесс:



Нежелание «днепропетровских» вносить изменения в конституцию Украины, которые зафиксировали бы особый статус Донбасса.



Крайняя идеологизированность Украины, в частности законы о тотальной украинизации и прописанный в конституции курс на НАТО и ЕС. Без отмены данных законодательных изменений невозможен возврат к статус-кво 2015 года, когда Порошенко поставил подпись под «Минском-2». При этом нужно понимать, что никакого отказа или приостановки процесса паспортизации жителей Донбасса со стороны России не будет. Это новая реальность, с которой Киеву придётся смириться.



Невероятное количество нерешённых вопросов во взаимодействии Украины и ЛДНР. И проблем куда больше, чем очерёдность выборов и передача контроля над границей РФ и народных республик. Требуют решения проблемы снятия транспортной и экономической блокады, возобновления социальных выплат гражданам ЛДНР, амнистии и гарантий отказа от уголовного преследования участников конфликта и так далее. Все эти проблемы необходимо вдумчиво и последовательно решать без какого-либо полугодового цейтнота, в котором находятся «днепропетровские», ожидающие падения своих рейтингов и очередных внеочередных выборов.

Как видно, факторов, влияющих на скорость и успешность разрешения проблемы Донбасса, более чем достаточно. Собственно, в этой истории пока слишком много переменных и практически нет постоянных, от которых можно было бы оттолкнуться в анализе и прогнозировании. Не ясны мотивация и настойчивость участников переговорного процесса, осложняют всё и крайне противоречивая риторика «слуг народа», и способность «днепропетровских» импровизировать и обманывать.

Поэтому пока что подписание формулы Штайнмайера стоит расценивать, безусловно, как положительный шаг, однако явно недостаточный для того, чтобы говорить о том, что проблема Донбасса может быть разрешена, а у сторон есть крепкая политическая воля для прекращения конфликта. Киев в любой момент может вернуться к симуляции переговоров и принудить его к реальному диалогу будет крайне сложно, даже несмотря на всё желание Берлина, Москвы и Парижа.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.