» » Страна чемоданного настроения
Опубликовано : 29-10-2019, 14:05 | Категория: Новости » Страна чемоданного настроения



Страна чемоданного настроения

Ежегодно статистическое агентство Евросоюза Евростат публикует данные о количестве лиц, впервые получивших в странах ЕС вид на жительство (ВНЖ). Эти данные воспринимаются прессой как дежурные и особого внимания не привлекают, однако данные Евростата за 2018 год показали существенный рост — в 1,6 раза — получения ВНЖ гражданами Беларуси.

Если к украинским гастарбайтерам и статусу Украины как страны-поставщика рабочей силы все уже, к сожалению, привыкли, то появление РБ в рейтинге Евростата на 5-й строчке (до этого на протяжении двух лет РБ вообще не входила в первую десятку по лицам, получившим ВНЖ в ЕС) не могло не вызвать удивления и желания понять масштабы эмиграции белорусов из страны. Отталкиваться придётся от данных Евростата и сведений МВД России, поскольку страны ЕС и РФ — ключевые направления для миграции из Беларуси.

Союз обетованный и народ нежеланный

Количество выдаваемых в ЕС ВНЖ в 2013–2014 гг. было стабильным. Ежегодно ВНЖ впервые получали 2,3 млн человек.

Страна чемоданного настроения

Однако в 2015 году начался рост, у которого были комплексные причины.

Во-первых, 2014–2015 гг. — период активной, «горячей» фазы гражданской войны на Украине. Во-вторых, к беженцам из Ливии присоединились сирийцы, которых режим Эрдогана ещё не отлавливал на границе Турции и ЕС. В-третьих, активизировались власти Польши: они подняли бунт против евробюрократии, отказавшись принимать беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки, сделав ставку на украинцев и двойную эксплуатацию Украины как рынка сбыта своей продукции и источника рабочей силы.

Показатели выданных ВНЖ достигли пика в 2016 году — их получили 3,4 млн человек, однако в 2017 г. резкого падения не произошло — экономическая ситуация на Украине лишь ухудшилась, да и потребность Польши в расово «приятных» мигрантах не снизилась.

В период с 2014 по 2018 год включительно Россия приняла около 450 тыс. временно перемещённых лиц. В 2014 году статус временного убежища попросила 271 тысяча граждан Украины, в 2015 году — 149 тысяч, в 2016-м — 22 тысячи, в 2017-м — 9,5 тысячи, а в 2018-м таковых насчитывалось порядка 80 тыс. человек.

Страна чемоданного настроения

К сентябрю 2019 года в России насчитывалось 32,6 тыс. граждан РБ, которые получили ВНЖ России. За январь — сентябрь 2019 г. впервые ВНЖ РФ получили 7,7 тыс. граждан РБ. В 2018 г. российское гражданство получили 4 тыс. граждан РБ, а за январь — сентябрь 2019 г. — 3,6 тыс. человек. *январь — сентябрь. По данным МВД РФ

За это время демографический рост в России сменился падением, бюрократия осознала, что российское миграционное законодательство безнадёжно устарело, а миграционные потоки граждан Украины развернулись с России на Польшу. В мае 2019 года произошёл миграционный перелом, и Россия перешла к политике активной паспортизации лиц с временным убежищем, а также выходцев из Донбасса.

Впрочем, вернёмся к данным Евростата и на время отвлечёмся на Россию. Её граждане ЕС как союз обетованный не воспринимают: россиян, ежегодно получающих ВНЖ в странах ЕС, в 7,3 раза меньше, чем граждан Украины, и в 1,8 раза меньше, чем граждан РБ (если считать данные по 2018 году; если отталкиваться от средних цифр, то меньше примерно на 5 тыс. человек).

Страна чемоданного настроения

В 2017 году Россия не вошла в топ-10 получателей ВНЖ в странах Евросоюза, поэтому данных за данный год нет.

Нет данных и о предпочитаемых гражданами России странах для получения ВНЖ. В 2018 году такой страной была Германия, вероятно, она была ею и ранее в силу большой русской диаспоры, однако статистика ФРГ из-за наплыва граждан Сирии не позволяет утверждать это однозначно.

Однако факт остаётся фактом: украинцы стали в ЕС практически своими, белорусы его тоже уже распробовали, а вот россияне в нём чужие — они переселяются из регионов в Москву и Санкт-Петербург с областями или уезжают на Кубань. Такие переселенцы оказываются потерянными для своих регионов, однако не для экономики страны, в отличие от лиц, получивших ВНЖ в ЕС, как в случаях с гражданами Украины или Беларуси.

Кроме того, стоит сделать поправку и на масштаб: официально 42-миллионная Украина (последняя перепись населения проводилась там в 2001 году; эксперты склоняются к тому, что в стране постоянно пребывают 33–35 млн человек) ежегодно даёт ЕС примерно по 500 тыс. претендентов на ВНЖ, 10-миллионная Беларусь вышла на цифры в 130 тыс. получивших ВНЖ, а 146-миллионная Россия так и находится в коридоре 70–80 тыс.

Скачок белорусов, получивших ВНЖ в ЕС, с 80 до 138 тыс. выглядит не столько аномальным, сколько пугающим: для страны с населением 10 миллионов человек это очень много. Если экстраполировать данные с Украины и представить, что РБ обладает таким же настроением (т. е. в 4 раза большим, чем сейчас), то численность лиц, получивших ВНЖ в Польше, вырастет до 552 тыс. — средний украинский показатель последних лет. И это реально пугающая цифра — такой рост произошёл без какой-либо войны, в состоянии которой, например, оказалась Украина.

У населения на Украине и в Белоруссии явно чемоданное настроение.

Великое украинское переселение

С 2013 года страной-лидером по количеству граждан, получивших ВНЖ в ЕС, является Украина. Такая ситуация, как видно из статистики, была и до начала там гражданской войны, которая, впрочем, стала сильнейшим катализатором для эмиграции.

Традиционный и многолетний лидер по выданным украинцам ВНЖ — Польша.

Интересна и мотивация граждан Украины для получения ВНЖ в ЕС — причину претенденты указывают при оформлении документов.

Страна чемоданного настроения

По словам бывшего министра иностранных дел Украины, лишь 5–10 % из более чем 40 тыс. украинских студентов в Польше планируют вернуться после завершения учёбы.

Как видно, наиболее распространённая причина обращений за ВНЖ в Польше — желание трудоустроиться. Снижение выданных в 2018 году для трудоустройства ВНЖ, вероятно, вызвано вступлением в середине 2017 года безвизового режима между Украиной и Евросоюзом, которым активно воспользовалась Польша (устойчива ли эта тенденция и верна ли гипотеза, можно будет проверить лишь через год, когда будут данные Евростата за 2019-й). Поэтому у сезонных неквалифицированных рабочих появилась возможность трудиться в Польше вахтовым методом без оформления ВНЖ. К слову, данный правовой механизм распространяется и на белорусов.

Справка: безвизовый режим с Европой

За два года действия безвизового режима между Украиной и ЕС (к июню 2019 года) им воспользовались около трёх млн граждан Украины. Во второй год количество поездок по «безвизу» выросло в 4,2 раза, и самой популярной страной для украинцев была Польша.

Для сравнения: за первый год действия безвизового режима между ЕС и Молдавией (с апреля 2014 года по апрель 2015-го) в Европу съездили 460 тыс. молдаван из 3,5 млн граждан страны.

Интерес вызывает графа «Другая причина». Что под ней подразумевается, неясно, однако речь идёт, по всей видимости, о переезде с целью получения гражданства Польши. Схема в общих чертах выглядит следующим образом: получение карты поляка, переезд в Польшу, получение ВНЖ по упрощённой процедуре и проживание на протяжении одного года с последующим получением польского гражданства.

Страна чемоданного настроения

С 2016 года карта поляка позволяет получить ВНЖ в Польше, а через год проживания — и гражданство. Кроме того, можно рассчитывать на помощь в адаптации, в том числе на денежные пособия для покрытия расходов и проживания на срок до девяти месяцев, софинансирование аренды квартиры, бесплатное интенсивное изучение польского языка или профессиональные курсы.

В период с 2008 по 2017 год, по данным польского МИД, карту поляка получила 101 тыс. граждан Украины. Если с 2008 по 2016 год карты ежегодно выдавались 8,5–10 тыс. человек, то в течение 2016–2017 гг. их получили уже 13 тыс. человек. За 10 лет лишь примерно 1 % (1248 человек) граждан Украины получил отказ в получении карты поляка.

В августе 2018 года бывший глава МИД Украины Андрей Дещица оценил количество работающих в Польше украинцев в 1 млн человек, а количество выданных Польшей карт поляка в 200 тыс. шт. Впрочем, оценки Дещицы являются весьма оптимистичными — в январе 2018 года премьер Польши Матеуш Моравецкий заявил, что Варшава приняла 1,5 млн граждан Украины. Три четверти (483 тыс. человек) легальных трудовых мигрантов в Польше — украинцы. Белорусов, легально трудоустроенных в Польше, 138 тыс. человек, грузин — 9,5 тыс., россиян — 8 тыс. человек.

По оценкам экс-министра социальной политики Украины Андрея Ревы, периодически работали за границей примерно 7−9 млн украинцев. Постоянно работают вне Украины около 3,2 млн человек.

Попробовать Европу на вкус

На первый взгляд белорусский показатель полученных впервые в ЕС видов на жительство — 138 тыс. человек — по сравнению с украинским не выглядит впечатляющим, однако нужно учесть ряд аспектов.

Во-первых, рост стал не взрывным, а постепенным. Дело в том, что за 2016 и 2017 гг. данных по получившим ВНЖ в ЕС белорусам нет — в бюллетенях указывается топ-10 стран в целом по ЕС. Однако есть данные по Польше и Литве.

Страна чемоданного настроения

Примечательно, что в 2016 и 2017 гг. граждане РБ по количеству ВНЖ в ЕС, полученных впервые, не попали в первую десятку — их нет в рейтинге (поэтому на диаграмме в строке «ВНЖ граждан Беларуси в ЕС» стоят нули).

Страна чемоданного настроения

Но если в 2015 году белорусы были на седьмом месте в общем рейтинге, то в 2018-м — уже на пятом. И если китайцы едут в ЕС учиться, а индусы трудиться и учиться (при этом их ключевое направление — Великобритания), то у белорусов та же причина получения ВНЖ, что и у украинцев, — «другая».

Страна чемоданного настроения

19,3 % просителей вида на жительство из Беларуси указывают причиной работу, 4,3 % — образование, 2,7 % — семейные причины, но большинство (73,5 %) выбирает страны ЕС по другим причинам, т. е. для получения гражданства.

В случае с РБ речь идёт и о лицах, которые успели обзавестись картой поляка, а таких в РБ к началу октября 2019 года было свыше 137 тыс. человек (за последние три года карту получило уже более 55 тысяч человек, в то время как за предшествующие 8 лет её оформили более 75 тысяч человек), либо выехали в Польшу без данной карты с целью получения польского гражданства.

Впрочем, семейные и образовательные причины получения ВНЖ тоже с большей долей вероятности заканчиваются эмиграцией и получением гражданства: РБ, хоть и богаче Украины, но не настолько, чтобы существенным образом изменить статистику (а в случае с Украиной, напомним, лишь от 5 до 10 % иностранных студентов планируют вернуться на родину после окончания учёбы).

Страна чемоданного настроения

*По данным материала «Белорусские студенты выбирают польские университеты»

К 2019 году доля украинцев в общем количестве иностранных студентов, обучающихся в вузах Польши, выросла до 55 %. Второе место по данному показателю занимают граждане Беларуси. Однако доля белорусских студентов в настоящее время не превышает 8 %.

***

Как видно, РБ постепенно засасывает в воронку «гастарбайтеризации» — примерно так в неё засасывало Украину, где до 2013–14 года объявления о работе в Польше были распространены преимущественно в западных регионах, их же жители и ездили на заработки.

Гражданская война с последующим разрывом экономических и кооперационных связей с Россией стала подлинной катастрофой, о масштабе которой красноречиво свидетельствовали объявления о работе в Польше в Днепропетровске и даже (хотя, пожалуй, в порядке исключения) в неподконтрольном Украине Донецке.

Поэтому если проводить параллели с Украиной, то Беларусь находится на начальном этапе данного процесса, однако рост получивших ВНЖ в 1,6 раза не может не пугать. Чем хуже будут дела в белорусской экономике (и чем лучше в польской), тем большее количество белорусов покинет страну в поисках лучшей жизни и заработка.

При этом власти практически не в силах остановить процесс отъезда граждан. Во-первых, уровень заработной платы в Польше значительно выше (средняя зарплата в Польше в 2018 г. составила 4840 злотых, или примерно 1315 долл. США), чем в РБ, при сопоставимой стоимости жизни. Поднять зарплаты в несколько раз власть не сможет — для этого нет экономического задела, выход на 500 долларов средней зарплаты уже вызывает огромные проблемы. Во-вторых, Польша экономически сильнее РБ и продолжает получать масштабные дотации от ЕС, что позволяет её замещать мигрантами и эмигрантами собственных граждан, уехавших в страны Западной Европы. В-третьих, Польша не одна вступила в борьбу за трудовых мигрантов: их активно привлекают Венгрия и Чехия (Прага удвоила квоту для украинцев, но малые европейские страны неспособны принять столько рабочих, сколько Польша, в силу меньших размеров экономики), а также Германия. Поэтому стоит держать в уме фактор дальнейшей миграции новых польских граждан на Запад (с польским гражданством это сделать проще, чем с украинским) — борьба за трудовые ресурсы будет лишь усиливаться.

Кроме того, из РБ трудовые ресурсы вытягиваются не только на Запад, но и на Восток — в Россию. Сколько всего (на миграционный учёт за январь — сентябрь 2019 года поставлено 397 тыс. белорусов, а в качестве цели визита работу указали 119 тыс. человек) белорусов трудится в России, неясно. Оценки разнятся и порой доходят до 300 тыс. человек вахтовым методом. Однако Россия — член ЕАЭС, поэтому вопросы социального и пенсионного обеспечения трудовых мигрантов уже урегулированы (пенсии им по возвращении в РБ будет платить Россия), впрочем, это не касается тех, кто трудоустроен неофициально.

Стоит ещё брать в расчёт и фактор различной лояльности граждан-неофитов: Польша куда радикальнее России, и националистические/белорусофобские настроения в ней значительно сильнее. В ряде случае новые граждане Польши белорусского происхождения станут проводниками националистических и прозападных настроений, некими агентами «мягкой силы» — скажется психологический фактор (желание компенсировать свою внутреннюю неуверенность и недостаточный уровень ассимиляции показным польским патриотизмом).

Неизбежной корректировки потребует и миграционная политика РБ — как на уровне процедур учёта лиц, уехавших из РБ (подсчитывать выехавших всегда сложнее, чем приехавших), так и на уровне упрощения процедуры принятия в гражданство и привлечения иностранцев (например, создания аналога российской программы переселения соотечественников). Однако РБ в этом плане будет куда сложнее привлекать мигрантов, чем России, — потенциальные украинские трудовые мигранты рассчитывают на зарплату в 1 тыс. долларов. Особого внимания потребует ситуация с врачами и иными медицинскими работниками — Польша готова упростить трудоустройство врачей из-за пределов ЕС, что автоматически приведёт к серьёзному оттоку медработников из РБ (зарплата врача в Польше — 3–4 тыс. евро, в РБ — 400 евро). Сейчас каждый третий врач-иностранец в Польше — гражданин Украины.

Кроме того, не исключено, что потребуется корректировать договорную базу с Польшей: например, заключать с ней примерно такое же соглашение по пенсионному обеспечению, какое уже было подписано в ЕАЭС (однако не факт, что Польша пойдёт на этот шаг — он ей финансово не выгоден). Неясным остаётся и влияние компенсационной меры на отток населения — декрета о тунеядцах — на желание белорусов, уже распробовавших жизнь в ЕС, уехать из страны. Не исключено, что для части из них декрет становится одной из причин покинуть страну (впрочем, это лишь гипотеза, которую необходимо подтвердить или опровергнуть социологическими исследованиями).

В любом случае белорусским властям стоит обратить серьёзное внимание на цифру в 138 тыс. белорусов, впервые получивших в ЕС вид на жительство, и тех, кто стоит в очереди на получение карты поляка (они станут следующими, кто получит европейский ВНЖ), и внедрять комплекс мер по удержанию своих граждан в Беларуси.

Данные меры должны быть комплексными и носить в первую очередь экономический характер. Понятно, что найти в РБ в должных объёмах нефть и газ, продажа которых смогла бы поднять уровень зарплат до польского, невозможно. Однако от интеграции в рамках СГ и ЕАЭС Минску нужно брать всё, в том числе и углублять её как только возможно — иных способов стимуляции экономического роста в стране мы, к сожалению, не видим.

В противном случае Беларусь для Польши рискует стать новой Украиной.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.