» » Литва конфликтует из-за БелАЭС уже и с Финляндией
Опубликовано : 28-11-2019, 18:05 | Категория: Новости » Литва конфликтует из-за БелАЭС уже и с Финляндией



Литва конфликтует из-за БелАЭС уже и с Финляндией

Вопрос скорого запуска БелАЭС совершенно логично выходит за пределы национальных интересов Беларуси и становится региональным. Это хорошо понимают в Финляндии. Именно с этой целью министр иностранных дел Финляндии Пекка Хаависто предложил провести трёхстроннюю встречу атомщиков из Беларуси и Литвы. Именно трёхстороннюю, поскольку сама Финляндия выступала бы не только площадкой для переговоров. С 2016 года там ведётся строительство АЭС Ханхикиви, которая эксплуатирует реактор ВВЭР-1200 — такой же, как и на БелАЭС. Кроме того, Финляндия уже является поставщиков электроэнергии в Прибалтику (через  энергомосты) и наверняка хотела бы усилить своё присутствие на рынке.


Однако в Литве идею такой встречи отвергли, заявив, что согласны на проведение каких-либо встреч только на уровне Евросоюза. Причин такого отказа сразу несколько. Во-первых, в своей непримиримой позиции против БелАЭС Литва несамостоятельна и это давно очевидно. Строительство и эксплуатация станций с реакторами ВВЭР-1200 закрывает для США рынок реакторов советского/постсоветского типа — у них нет доступа к топливным сбокам, чтобы создать свой образец. Во-вторых, грядущий выход Литвы из БРЭЛЛ означает для Литвы необходимость существенных затрат на создание замещающей энергоинфраструктуры. А без выноса своих проблем на уровень ЕС ей не добиться покрытия этих расходов за счёт бюджета Евросоюза. 

Как раз с этим связано и очередное обострение темы БелАЭС в информационном пространстве: выход фильма «Островец смерти», в которой БелАЭС изображается исключительно в негативном свете, а также комментарий первого президента Литвы Витаутаса Ландсбергиса, назвавшего  строительство БелАЭС местью за независимость Литвы.


Со времени распада СССР прошло уже без малого 30 лет и приходится констатировать, что некоторые политики того периода начинают впадать в маразм. Общеизвестно, что площадка, на которой завершается строительство станции, была выбрана в качестве одной из возможных ещё в 80-х, когда строительство только планировалось, и когда ни о какой независимости Литвы ещё и речи не шло. А 10 лет назад выбор обуславливался исключительно экономическими причинами (проще экспортировать электроэнергию в страны ЕС, а также поставлять в Калининградскую область). 

На развал Союзного государства работает не только белорусская инициатива «Восточный ветер». «...мусор, не дающий России никакого реального контроля над Беларусью», — так охарактеризовали дорожные карты к интеграционному соглашению авторы ТГ-канала «Бульба престолов». Писали об этом неоднократно, однако, приходится вновь: ни союзный договор 1999 года, ни соглашение, которое (надеемся) будет подписано в декабре этого года, не были направлены на получение контроля над Беларусью, т.е. сама постановка вопроса в корне неверна. Отсюда — неправильные и даже вредные выводы. 

Одним из вопросов, которые не удалось согласовать к ноябрьскому заседанию Союзного Совмина, были дорожные карты по энергетике. Однако к концу месяца наметился частичный прогресс. «Дорожную карту по электроэнергии мы согласуем, есть взаимопонимание. По газу есть определенные разногласия. Правительство ими сейчас занимается», — сообщил журналистам заместитель министра энергетики РБ Вадим Закревский.

Позволяет надеяться на это ещё одно обстоятельство: «Чем хорош союзный договор, который подписан пять лет назад, — в нем заложена определенная перспектива, и говорить о повестке до 2025 года очень легко, потому что это написано в договоре. И первое, что я очень хочу увидеть в 2025 году, — это то, что там написано, было бы реализовано. Это означает, что у нас в инфраструктурных отраслях — энергетической, транспортной, коммуникативной и финансовой — появляются единые рынки, у нас появляется единая система регулирования», — заявил президент Делового совета ЕАЭС Виктор Христенко в интервью ТАСС. Т.е. по факту Беларусь и Россия в рамках СГ идут тем же курсом, что и ЕАЭС. Разница лишь в том, что в СГ эти рынки могут появиться на 4 года раньше (начало реализации дорожных карт к интеграционному соглашению — 2021 год, 2020-й — переходный).





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.