» » Нефтяной узел затягивается
Опубликовано : 14-01-2020, 04:05 | Категория: Новости » Нефтяной узел затягивается



Нефтяной узел затягивается

Тема нефти в союзной повестке удерживает за собой первое место если не по значимости, то по вниманию СМИ и комментируемости. Итак, что изменилось с начала недели.

1. Объём нефти, который (предположительно) будет поставлен структурами Гуцериева на белорусские НПЗ в январе, вырос с 600 до 750 тыс. тонн. Напомним, что эти поставки будут осуществляться на условиях, на которых настаивает белорусская сторона, и нефть будет стоить для «Белнефтехима» даже дешевле, чем её покупают некоторые (т. н. независимые, т. е. не входящие ни в одну из ВИНК) российские НПЗ. 

2. Однако даже 750 тыс. тонн — это недостаточно. Ранее белорусские НПЗ были способны переработать до 18 млн тонн нефти в год, т. е. до 1,5 млн тонн в месяц. Однако теперь, как неоднократно заявляли белорусские чиновники, планка выросла до 24 млн тонн в год (до 2 млн тонн в месяц). Учитывая временную приостановку поставок, в январе чуть меньше, однако всё равно как минимум вдвое больше, чем гарантируют структуры Гуцериева. 


Для дозагрузки НПЗ руководство РБ пошло даже на приостановку экспорта нефти, добываемой в Беларуси. В корне это проблему, конечно, не решит: план добычи на 2019 год составлял 1,69 млн тонн, т. е. приостановка экспорта добавит примерно 140 тыс. тонн. Учитывая среднюю экспортную стоимость тонны белорусской нефти в 2019 году, это будет означать сокращение экспортной выручки на 61 млн долларов. Впрочем, примерно на столько же сократятся и расходы на импорт.


Почему Беларусь до сих пор экспортировала собственную нефть, вместо того чтобы перерабатывать? Даже в 2019-м, когда налоговый манёвр уже частично сказался на белорусской нефтепереработке, средняя стоимость российской нефти для НПЗ республики составляла 364 доллара за тонну. Т. е. на 74 доллара дешевле белорусского сырья. Учитывая стратегическое значение отрасли, цену, конечно же, можно сделать любой. Но придётся смириться с выпадением доходов: только в 2019 году зазор между ценой экспорта и импорта нефти составил 125 млн долларов. И это в плюс.

3. В белорусских СМИ в очередной раз попытались вбросить тезис о ненужности экспортоориентированной нефтепереработки, если она до такой степени зависит от отношений с РФ. В очередной, потому что летом прошлого года этот тезис мы уже подробно разбирали. «Зарабатывать можно на экспорте IT-услуг и продукции с/х», — призывает белорусская редакция «Радио Свобода», забывая, что НПЗ для этого придётся закрыть (как минимум один), ведь для внутреннего потребления их мощность попросту избыточна. И даже одного будет много, т. е. его придётся недозагружать, что будет означать рост стоимости топлива.

Этот путь отнюдь не нов, когда-то им пошла соседняя Украина. Напомним, теперь она ежегодно тратит несколько миллиардов долларов на импорт топлива. В т. ч. из Беларуси. 

4. В конце прошлой недели стало известно о шаге, который многие комментаторы тут же назвали повышением ставок и укреплением переговорной позиции Беларуси. Речь о введении экологического налога на транспортировку и транзит нефти и нефтепродуктов по территории Беларуси. «В целях формирования источника денежных средств для ликвидации возможных экологических последствий в случае аварии на магистральном нефтепроводе […] для организаций, осуществляющих транспортировку нефти и нефтепродуктов, установлена ставка налога на прибыль в размере 50 %», — так это сформулировано официально. 

Напомним, камень преткновения в данном случае — повышение ставок транзита нефти (на чём настаивает Беларусь). Такое повышение должно было стать инструментом компенсации потерь, вызванных прошлогодним форс-мажором с поставками загрязнённой нефти. Однако пока что соглашения о сумме и механизме компенсации нет. В свою очередь, введение такого налога приведёт к одностороннему повышению этих ставок: после повышения налога на прибыль плата за транзит перестанет покрывать затраты оператора нефтепровода.   

5. Следующий шаг, если верить слухам, — приостановка транзита. Как мы помним, Александр Лукашенко заявил о такой возможности ещё в 2019 году, аргументируя это в т. ч. намерением использовать часть мощности нефтепровода для импорта нефти по альтернативным маршрутам, в частности из портов Латвии и Литвы. Глава МИД Латвии заявил о готовности Латвии к таким поставкам, а премьер-министр Латвии 16 января будет в Минске с визитом. 

Такая оперативность объясняется просто: Латвия и Литва используют любую возможность дозагрузить свои порты белорусскими грузами, поскольку сегодня это осталось их последней надеждой. И в Минске об этом прекрасно знают. Напомним, что когда летом прошлого года Латвия анонсировала перенос точки покупки электроэнергии с белорусской на российскую границу (что даст ей возможность покупать электроэнергию в обход БРЭЛЛ, если БРЭЛЛ перестанет действовать), то это было тут же воспринято в штыки Литвой. Ведь тем самым Латвия сохранит для себя возможность покупать электроэнергию у России (и Беларуси — после создания единого энергорынка), а это означает для Литвы крах её попыток по блокаде БелАЭС. Так вот, едва ли не первое прозвучавшее тогда обвинение со стороны руководства Литвы — желание Латвии перехватить таким образом у Литвы морской транзит. И такие опасения существуют там не первый год. Не исключено, что обоснованные. 


Советовать тут особо нечего, в особенности учитывая, что «Румас и Медведев практически в ежедневном режиме общаются по телефону. У них полное взаимопонимание и почти всё готово к подписанию» (телеграм-канал «Незыгарь»). К сожалению, в таком подвешенном состоянии «почти всё готово» находятся не одна и не две союзные инициативы. Когда и как «почти всё готово» превратится во «всё готово», неизвестно, но мы продолжим следить за событиями.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.