Опубликовано : 15-01-2020, 08:05 | Категория: Новости » Битва патриархов



Битва патриархов

Плоды эпопеи с украинской автокефалией всё больше доказывают, что процесс был затеян совсем не для объединения. Мало того что он в итоге ещё больше обострил раскол на самой Украине, «призрак томоса» продолжает витать в отношениях остальных церквей.

Сначала отношения испортили Москва и Фанар. Конфликт этих двух церковно-административных центров был непосредственно связан с украинской проблемой.

Примерно год назад на украинской почве появилась проблема Русской архиепископии. В итоге её часть перешла к РПЦ в качестве автономного образования. Другие «осколки» разошлись по иным юрисдикциям. Но не всё ещё решено до конца. Ожидаются неприятные имущественные споры (в основном за приходские здания). На этом фоне возник не очень хороший латвийский юридический прецедент, угрожающий единству не только православных.

Со стороны Греции тоже растёт напряжённость. Напомним, в октябре Синод Элладской церкви заявил, что для признания украинской автокефалии «нет препятствий». Правда, не все митрополии на 100 % уверены в том, что нужно признавать церковь Епифания. Но всё же…

Обстановка непростая и в небольшой Кипрской церкви. Её предстоятеля — архиепископа Хризостома II — трое местных епископов совсем недавно обвинили в отходе от нейтралитета по украинскому вопросу. Переводные статьи из грекоязычных СМИ, которые доходят до нас, показывают, как динамично меняется отношение церковного Кипра к проекту Епифания и Порошенко.

Битва патриархов

Архиепископ Кипрский Хризостом II. Фото: pravoslavie.ru

Ещё в феврале 2019 года Синод Кипрской православной церкви напряжённо обсуждал проблему Украины. К единому мнению не пришли, никакого коммюнике не приняли. Там всё больше обозначается раскол на партии «за РПЦ» и «за Фанар» (Хризостом, скорее, именно в ней). Вышеупомянутое обвинение Хризостома со стороны трёх епископов тому пример.

Кто-то считает, что это в какой-то мере отражение сложной ситуации с «деофшоризацией» острова. Там ранее «прятали концы» многие российские компании. А теперь ЕС давит и добивается «очищения» экономики Кипра. История провозглашения украинской автокефалии не такая, как была в Греции и на самом Кипре.

Как правило, везде обособление церквей было основано на политическом фундаменте. Но украинский случай отличается, во-первых, особой политизированностью. Во-вторых, не было речи о простом обособлении церкви А от церкви В. Была создана новая юрисдикция из явных раскольников и приходов, мягко говоря, с сомнительным каноническим статусом.

Ещё остаются некоторые надежды на то, что Кипр будет одним из посредников между Москвой и Фанаром. Однако куда большие надежды возлагаются не на Хризостома II, а на другого иерарха. 

Битва патриархов

Папа и Патриарх Александрийский и всей Африки Феодор II. Фото: ekaterinburg-eparhia.ru

Важно, что сейчас к процессу конфронтации добавился ещё один авторитетный лидер православного мира. В ноябре 2019 года на службе в Каире Патриарх Александрийский Феодор помянул среди прочих предстоятелей церквей и киевского Епифания. Африканский иерарх официально признал украинский проект.

И вот на последнем в 2019 году заседании Синода РПЦ последовала реакция из Москвы.

«Выразить глубокую скорбь в связи с антиканоническими действиями Патриарха Александрийского Феодора, вступившего в общение с раскольниками», — гласит решение Синода РПЦ.

Битва патриархов

Последнее в 2019 году заседание Синода РПЦ. Фото: Сергей Власов

Кроме того, Феодору припомнили, что ранее он высказывал поддержку каноничной УПЦ МП и митрополита Онуфрия. РПЦ сделала акцент и на том, что решение африканского патриарха (кстати, этнического грека) о признании украинских раскольников было не соборным, а единоличным. Епископы не голосовали за него.

В итоге в РПЦ решили, что за патриаршими службами не будут поминать Феодора. С ним прерывается молитвенное и евхаристическое общение. Это одна из самых жёстких мер в церковном дипломатическом арсенале.

Решение Синода содержит и такую формулировку: «Сохранить церковное общение с архиереями Александрийской православной церкви, кроме тех, которые поддержали или в будущем поддержат легализацию украинского раскола».

Более того, Москва приостанавливает деятельность «церковного посольства» Феодора — Подворья Александрийского патриархата при Московском Патриаршем престоле. Что же касается «посольства» Патриарха Московского в Каире, то его преобразуют просто в египетский приход РПЦ.

«Вывести из юрисдикции Александрийского патриархата приходы Русской Православной Церкви, находящиеся на Африканском континенте, придав им ставропигиальный статус».

То есть «русские» приходы в Африке теперь напрямую подчинены Патриарху Московскому. Пока непонятно, как это скажется на миссионерско-благотворительной активности в Африке.

На этом новом витке конфронтации разных церквей положительной новостью стало желание стать посредником со стороны одного из самых авторитетных иерархов — Патриарха Иерусалимского Феофила. Не так давно он побывал в Москве с предложением провести в Иордании встречу предстоятелей поместных церквей для обсуждения «сохранения единства в евхаристическом общении».

Битва патриархов

Патриарх Иерусалимский Феофил и Патриарх Московский Кирилл. Фото: hilarion.ru

РПЦ позитивно отозвалась на инициативу, что официально подтверждено Синодом. Остаётся только ждать решения остальных. Это, конечно, даёт определённую надежду в начале 2020 года. Возможно, этот новый год, как новая страница в церковной истории, даст манёвр хотя бы для начала переговорного процесса.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.