Опубликовано : 16-01-2020, 10:05 | Категория: Новости » Тропами в Хошимин



Тропами в Хошимин

С момента своего создания в 2015 году ЕАЭС стремится к наращиванию торгово-экономического взаимодействия с третьими государствами. Развитие внешних связей необходимо для любой интеграционной группировки не только с точки зрения получения дополнительных экономических преимуществ, но и потому, что ведение подобных переговоров консолидирует союзные страны перед лицом сторонних акторов и в значительной степени укрепляет авторитет организации на международной арене. Традиционно считается, что наиболее оптимальной формой интенсификации взаимодействия на первом этапе является учреждение зоны свободной торговли как одного из начальных этапов либерализации внешней торговли. Переговоры о заключении подобного рода соглашений велись и продолжают вестись сегодня с целым рядом государств, но именно Вьетнам стал первой страной, подписавшей такой документ.

Предпосылки формирования ЗСТ

В основе успешных переговоров с вьетнамской стороной лежали в первую очередь исторически устоявшиеся отношения между Москвой и Ханоем. Базис российско-вьетнамского сотрудничества был заложен ещё в советское время, когда СССР был одним из ключевых союзников и партнёров этой азиатской страны. Несмотря на определённый спад в 90-е годы, сотрудничество между двумя государствами продолжило укрепляться: в 2001 году была принята декларация о стратегическом партнёрстве между РФ и Вьетнамом, а в 2012 году уровень межгосударственного взаимодействия был повышен до «всеобъемлющего и стратегического партнёрства». На сегодняшний день из всех стран Юго-Восточной Азии только Вьетнам обладает подобным статусом во взаимоотношениях с Москвой.

Тропами в Хошимин

Наиболее интенсивно российско-вьетнамские связи развивались в энергетической отрасли, где две страны активно реализовывали совместные проекты, в том числе по добыче нефти и газа в акватории Южно-Китайского моря, а также в военно-технической сфере.

В торгово-экономическом плане с 2000-х годов отмечается планомерный рост объёма взаимного товарооборота: стартовав с отметки примерно в 420 млн долларов в 2000 году, указанный показатель достиг отметки в 3,7 млрд долларов к 2014 году. Учитывая доминирующую роль России в ЕАЭС как в политическом, так и в экономическом плане (применительно к вьетнамскому кейсу на момент подписания соглашения на долю РФ приходилось порядка 90 % всего внешнеторгового оборота стран союза с Ханоем), подобный позитивный бэкграунд российско-вьетнамского сотрудничества во многом предопределил успешность переговоров по формированию ЗСТ между азиатской республикой и ЕАЭС.

Подключение Вьетнама к зоне свободной торговли, безусловно, играло на руку международному имиджу недавно созданного Евразийского экономического союза, расширяя возможности его участников по выходу на внешние рынки особенно перспективного региона Юго-Восточной Азии, начало активизации сотрудничества с которым декларировала не только Россия, но и Казахстан и Беларусь. Актуальным запуск ЗСТ с Вьетнамом представлялся и для присоединившихся к «евразийской тройке» Киргизии и Армении. До вступления в силу соглашения о свободной торговле товарооборот между Ереваном и Бишкеком с одной стороны и Ханоем с другой был практически равен нулю.

Вместе с тем, помимо соображений имиджевого и общеполитического характера, у Москвы имелись конкретные практические причины для педалирования вопроса заключения указанного соглашения.

Хотя объём российско-вьетнамской торговли и демонстрировал тенденцию к росту последние полтора десятилетия, удельный вес поставок российской продукции во Вьетнам не шёл ни в какое сравнение с экспортом других ведущих мировых игроков. К примеру, если, как уже отмечалось выше, в 2014 году объём взаимной торговли Вьетнама и РФ оценивался в сумму порядка 3,7 млрд долларов, то аналогичный показатель между Вьетнамом и Японией составлял примерно 27,6 млрд долларов, с Республикой Кореей — 28,9 млрд, с США — 34,9 млрд, а с Китаем — 58,5 млрд долларов.

Кроме того, негативным фактором для российской стороны являлось отрицательное сальдо во взаимной торговле. Подобная ситуация, по мнению ряда отечественных экономистов (в частности, руководителя Центра изучения Вьетнама и АСЕАН ИДВ РАН В. М. Мазырина), сложилась не в последнюю очередь из-за того, что российская продукция была менее конкурентоспособной на вьетнамском рынке по сравнению с товарами из тех стран, которые на тот момент уже заключили с Ханоем соглашения о создании ЗСТ. Ещё одной проблемой в торговых отношениях России и Вьетнама стала наметившаяся тенденция на сокращение доли высокотехнологичной продукции в российском экспорте и, наоборот, её увеличение в номенклатуре вьетнамских поставок. Таким образом, российский экспорт постепенно превращался в сырьевой, что, безусловно, не устраивало руководство РФ.

Помимо заинтересованности Москвы, формирование ЗСТ с ЕАЭС было выгодно и самому Ханою, так как вполне укладывалось в его внешнеэкономический курс, нацеленный на диверсификацию торговых связей. У Вьетнама уже имелся немалый опыт в деле формирования зон свободной торговли с третьими странами: республика в настоящее время заключила более десятка договоров подобного рода. Расширение сотрудничества с ЕАЭС в период кризиса в отношениях между РФ и Западом демонстрировало политическую самостоятельность вьетнамского руководства на международной арене. К примеру, после начала украинского кризиса Новая Зеландия практически сразу же свернула все переговоры о создании ЗСТ с евразийским интеграционным проектом (в то время с ТС — ЕЭП). Вьетнам в этом контексте не стал действовать в русле западной антироссийской политики. В Ханое сочли, что заключение соглашения о ЗСТ с ЕАЭС даёт возможности укрепить свои позиции на евразийских рынках в условиях, когда многие производители из развитых стран были вынуждены их покинуть по причине введения западных санкций и российских контрсанкций.

Первые итоги функционирования ЗСТ

Соглашение о ЗСТ между Вьетнамом и ЕАЭС вступило в силу 5 октября 2016 года. Стоит отметить, что данный документ носит во многом компромиссный характер и не предполагает моментальной отмены всех ограничений по широкому спектру товарной номенклатуры. Для адаптации национальных экономик стран ЕАЭС к режиму свободной торговли с Вьетнамом отмена таможенных тарифов должна была происходить постепенно, многие уязвимые для ряда государств товарные позиции были защищены, вводилась система квотирования: для отдельных товаров установлены переходные периоды от 5 до 10 лет, в течение которых происходит постепенное снижение ставок ввозных таможенных пошлин. По оценкам Евразийской экономической комиссии, принятие подобных мер гарантировало, что «либерализация торговли с Вьетнамом не повлечёт за собой значимых рисков для экономик стран ЕАЭС». В первый год функционирования ЗСТ были обнулены ставки ввозных таможенных пошлин для Вьетнама в отношении 43 % от общего числа тарифных позиций Единого таможенного тарифа ЕАЭС (ЕТТ ЕАЭС). В течение последующих 10 лет предусмотрено расширение беспошлинного ввоза товаров на общий союзный рынок для вьетнамских экспортёров (до 90 % позиций ЕТТ ЕАЭС). За этот же период средняя тарифная ставка государств — членов ЕАЭС на товары из Вьетнама уменьшится с 9,8 % до 2,5 %; для продукции аграрного сектора снижение составит с 9,9 % до 5,6 %, для промышленной продукции — с 8,0 % до 1,2 %. В итоге к 2025 году беспошлинный ввоз товаров для вьетнамских экспортёров составит 90 % позиций Единого таможенного тарифа ЕАЭС.

По соглашению Вьетнам должен обнулить ввозные пошлины на 89 % тарифных линий от общей товарной номенклатуры (в том числе на стальные трубы, прокат, шины, легковые автомобили, грузовики, автобусы), причем на 59 % — сразу после вступления соглашения в силу и на 30 % — в течение переходного периода (до 10 лет). Средняя ставка импортного тарифа Вьетнама для стран ЕАЭС, согласно рассматриваемому документу, снизится с 10 % до 1 % к 2025 году, в том числе для сельскохозяйственной продукции импортные пошлины снижаются с 16 % до 0,2 %, для промышленной продукции — с 8,9 % до 0,1 %.

Важным показателем эффективности функционирования ЗСТ является тот факт, что данная тематика прочно закрепилась в повестке отношений между Вьетнамом и странами — членами ЕАЭС как на двустороннем уровне, так и в многостороннем формате. Интерес к указанному соглашению и его полноценной реализации среди официальных лиц и представителей бизнес-сообщества стран ЕАЭС и Вьетнама не ослабевает на протяжении ряда лет. Так, в целях стимулирования кооперации в торгово-экономической сфере регулярно проводятся различные выставки, круглые столы и семинары (в том числе под эгидой Торгово-промышленной палатой РФ). Указанная проблематика регулярно поднимается в рамках различных мероприятий на высшем и высоком уровнях. Это представляется своеобразной гарантией того, что соглашение и впредь будет последовательно реализовываться, а не канет в Лету и будет забыто по примеру целого ряда интеграционных инициатив на постсоветском пространстве, выдвинутых в том числе в 90-е годы XX столетия.

Перейдя к анализу статистических данных, можно констатировать тенденцию к увеличению объёма взаимной торговли стран — членов ЕАЭС и Вьетнама — за первый год функционирования ЗСТ товарооборот между Ханоем и союзом в целом вырос на 12 %. При этом Казахстан увеличил товарооборот более чем в два раза, Беларусь — на 24 %. Россия, будучи крупнейшим рынком ЕАЭС, тоже существенно нарастила объёмы внешней торговли с Вьетнамом по итогам первого года функционирования ЗСТ.

Тропами в Хошимин

Источник: на основе данные ФТС РФ

В целом по ЕАЭС за последний год товарооборот увеличился на 36 %, до примерно 5,9 млрд долларов. Вырос как импорт из Вьетнама в ЕАЭС — на 34,7 %, так и экспорт во Вьетнам — на 39,5 %.

Тропами в Хошимин

Источник: данные ЕЭК

Лидером роста стал Казахстан (рост торговли с Вьетнамом на 48 %). В большей степени этот показатель был обеспечен увеличением объёма экспорта казахстанских товаров на вьетнамский рынок — на 63,7 %. По оценкам вьетнамских аналитиков, рост происходил за счёт значительного увеличения поставок зерна, минеральных ресурсов, железа и стали, рыбы и морепродуктов, а также продуктов органической химии.

В безусловном выигрыше от формирования ЗСТ с Вьетнамом остались малые экономики ЕАЭС (Армения и Киргизия). Для Армении, находящейся в экономической блокаде в своём регионе, и Киргизии, экономика которой является одной из самых слаборазвитых на постсоветском пространстве, дополнительные валютные поступления от возможности облегчённого выхода на крупный внешний рынок стали весьма существенным «экономическим бонусом».

Для Белоруссии ЗСТ с Вьетнамом открыла дополнительные возможности для промышленной кооперации и увеличения поставок продукции национального машиностроения (в том числе в контексте реализации проекта по строительству завода МАЗ в этой стране), что крайне важно для ориентированной на экспорт белорусской экономики, испытывающей острую необходимость в изыскании средств на проведение модернизации основных производственных фондов.

Вместе с тем в торгово-экономическом взаимодействии стран — членов ЕАЭС и Вьетнама сохраняется ряд негативных трендов, основным из которых является преимущественно сырьевая структура экспорта евразийских государств во Вьетнам. Ханой же, напротив, стремится поставлять на пространство ЕАЭС в первую очередь промышленные товары с высокой добавленной стоимостью. Вьетнам поставляет на евразийский рынок широкий спектр механических устройств, котлов, электроприборов, двигателей, станков, а также запчасти для моторных транспортных средств. Кроме того, в странах ЕАЭС пользуются спросом вьетнамские текстиль и обувь.

Так, согласно данным Евразийской экономической комиссии за 2018 год, основной статьёй экспорта стран ЕАЭС были продовольственные товары и сельскохозяйственное сырьё (на втором месте металлы и изделия из них, на третьем — минеральные продукты). В то же время лидером вьетнамских поставок (по информации ЕЭК) стали машины, оборудование и наземные ТС. Как отмечают эксперты ЕЭК, некоторые страны союза, в частности Киргизия и Армения, практически вообще не направляют на вьетнамский экспорт продукцию промышленного производства (лидерами роста среди экспортных товаров Бишкека в 2018 году стали кишки и желудки животных, а также шёлковые отходы; Ереван же преуспел в наращивании экспорта шоколадных изделий и сигарет).

Лидерами по промышленному экспорту среди евразийской группировки являются Белоруссия (поставляет грузовые автомобили) и Россия (электромашины и оборудование), однако и у этих государств значительную долю поставок составляют преимущественно сырьевые товары (белорусские калийные удобрения и российская пшеница).

Основу казахстанского экспорта на вьетнамский рынок составляют металлы и изделия из них (в том числе листовой прокат). Подобное положение дел говорит о том, что за первые пару лет функционирования ЗСТ не удалось решить проблему увеличения доли экспорта во Вьетнам промышленной продукции стран — членов ЕАЭС, в частности России.

Кроме того, Евразийскому союзу не удалось выравнять внешнеторговый баланс с Вьетнамом. Сальдо внешней торговли как ЕАЭС, так, например, и РФ продолжает оставаться отрицательным (как видно из вышеприведённых таблиц). Это означает, что одна из приоритетных экономических целей, ставившихся российским руководством при подготовке и заключении соглашения о ЗСТ, достигнута не была.

Вместе с тем вышеуказанные негативные аспекты пока не дают основания рассматривать евразийско-вьетнамское торгово-экономическое сотрудничество исключительно в негативном ключе. Важно отметить, что выравнивание экспортно-импортных трендов — дело достаточно длительного времени, поэтому реальные чисто экономические результаты функционирования ЗСТ между Вьетнамом и ЕАЭС будут видны не раньше, чем через 10–15 лет после того, как будут сняты все ограничения во взаимной торговле, предусмотренные соглашением. Более того, конкретное их наполнение будет зависеть от предпринимаемых странами — участниками соглашения действий на протяжении указанного периода.

***



Соглашение о ЗСТ между ЕАЭС и Вьетнамом стало первым подобного рода документом, укрепившим роль и имидж союза на международной арене, и послужило хорошим фундаментом для разработки последующих соглашений подобного рода. Первые успехи функционирования ЗСТ повышают интерес третьих стран к активизации взаимодействия с евразийской интеграционной группировкой.



ЗСТ позволила странам — членам ЕАЭС получить дополнительные преимущества по выходу на рынки стран Юго-Восточной Азии. Так, в формате ЗСТ ЕАЭС — Вьетнам страны — члены союза, в первую очередь РФ, могут решить задачу по созданию плацдарма для более глубокого проникновения на рынки стран, входящих вместе с Вьетнамом в такую экономическую интеграционную группировку, как АСЕАН (Сингапур, Филиппины, Индонезия, Малайзия, Таиланд, Бруней, Камбоджа, Лаос, Мьянма). Перспективным направлением являются также поставки российских полуфабрикатов на территорию Вьетнама для последующей их переработки и экспорта готовой продукции в страны — участницы АСЕАН.



Текущая тенденция к росту взаимного товарооборота однозначно положительно сказывается не только на торгово-экономическом взаимодействии Вьетнама и Евразийского союза, но и на экономическом развитии стран ЕАЭС.



Вместе с тем в сфере взаимной торговли стран ЕАЭС и Вьетнама продолжает сохраняться ряд негативных для евразийских государств, в частности России, моментов, связанных прежде всего с негативным сальдо торгового баланса и преимущественно сырьевой структурой экспорта во Вьетнам.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.