Опубликовано : 22-01-2020, 12:05 | Категория: Новости » Колоссальные потери



Колоссальные потери

Я не считаю угрожающим отток населения ни из России, ни из Белоруссии.

В случае с нашими странами это чаще всего отъезд хорошо образованной и активной части населения. Для экономики и для общества это не очень здорово, но ситуация с эмиграцией не такая страшная, как кажется. Во-первых, эти люди имеют большие амбиции и пытаются реализоваться в другой стране. Во-вторых (это в случае с Белоруссией), они едут, чтобы заработать денег, едут, например, в Россию, и очень хорошо устраиваются. Это факты.

Сама ситуация в России на самом деле выглядит так. К примеру, преподавая английский язык и неплохо зарабатывая или работая менеджером средней руки с неплохой зарплатой и квартирой в Москве, они считают, что получат ещё больше, уехав на Запад. Но они ошибаются, так как там таких просто толпы. На Западе не существовало бы такой гигантской безработицы среди образованной молодёжи, если бы всё было «мёдом намазано». Поэтому этот механизм работает очень странно: с одной стороны, людьми часто руководят экономические амбиции, а с другой стороны, они не могут их реализовать.

Я понимаю, когда человек из Украины уезжает, например, в Италию сидеть с пожилыми людьми за 700 евро, то для него это взлёт по доходам, возможность накопить деньги на домик где-нибудь под Винницей, дать детям образование. Люди, которые уезжают из своей страны, например, из очень бедной Украины, оказываются в положении довольно выигрышном.

В случае с россиянами им не надо уезжать за границу, чтобы реализоваться или достичь определённых экономических амбиций, для этого есть крупные города. Ещё один момент: россияне, уезжающие за границу, не учитывают, что там очень дорого устроиться и поддерживать тот уровень жизни, к которому они привыкли в России. Потому что из России уезжают не самые бедные, самые бедные знают, куда им ехать, мы уже говорили о крупных городах и о Москве. В Белоруссии тоже знают, куда им ехать, — в Россию. Это неслабо стабилизирует политическую систему.

Я, человек, проживший 6 лет в Греции, прекрасно понимаю, как это всё работает. Во время греческого кризиса в Россию возвращались не только россияне, но и молдаване, украинцы, среднеазиаты. Я наблюдал, как возвращались специалисты в строительной отрасли с очень хорошими навыками. В итоге здесь они зарабатывают очень неплохо, и уровень жизни у них выше, чем был бы в ЕС.

Здесь ситуация достаточно неплохая: недвижимость не заоблачно дорогая, ипотеку можно выплатить за 3–5–7 лет, а не за 20–40, как в Еврозоне. Те, кто уезжает в Евросоюз, Америку, Канаду, Австралию, Новую Зеландию, вдруг обнаруживают очень неприятную вещь: безумно дорогая недвижимость. Причём поведение на рынке труда напрямую зависит от того, есть у вас в собственности недвижимость или нет. Если вы каждый месяц должны платить арендодателю, то вы пойдёте на любую работу, вы не будете искать место, которое даст вам рост, а вот если у вас есть в собственности жильё, то ваши требования к работе будут совершенно другими.

Если мы говорим о волне 15–20-летней давности, то тогда люди уезжали, потому что на Родине не купить ничего, ипотеки нет, работы нет, а на Западе есть работа, пусть не очень престижная, но за неё платят. Но если мы говорим о волне эмиграции 90-х годов, то тут всё понятно: куда угодно уезжали, обнаруживали, что там просто платят зарплату, причём не телевизорами и гречкой. Уехавшие в те две волны, преодолевали трудности и устраивались, их материальная мотивация была очень большой.

Сейчас ситуация иная. Амбициозные молодые люди среднего класса и средних способностей, считающие, что здесь лифты не работают, а там они помчат их наверх, не видели толпы немецких безработных с лучшим, чем у них, образованием, которые не хотят работать мусорщиками, но нормальной работы для них нет. Причём язык для них родной, у них есть папа и мама, у которых они будут сидеть на шее до 35 лет, потому что нет достойной работы. Вот откуда на Западе позднее окончание вузов — нет работы. Поздние браки по той же причине.

На самом деле, если мы говорим о потерях России в процессах эмиграции, то самая ощутимая потеря — это интеллектуальная элита, учёные. Для наших учёных в вузах создан ад. Если вы хотите сделать научную карьеру, нужно сперва стать бакалавром, потом магистром, затем вы идёте в аспирантуру. MBA государственного нет, и он специально не был создан, потому что мы страна периферии. Сейчас большинство идёт в аспирантуру для того, чтобы сделать административную карьеру, они не хотят что-то открывать или изобретать, быть учёными. Система построена так, что они должны защитить эту самую никому не нужную диссертацию.

Зачастую учёные уезжают для того, чтобы за границей получить MBA или PHP (доктора философии), потому что там процесс не забюрократизирован. Там не пытаются сожрать твоё время, ты просто пишешь исследование с научным руководителем. Здесь научные руководители, профессора, все преподают. И они преподают так много, чтобы заработать хоть какие-то деньги, что у них не остаётся ни времени, ни сил ни на собственные исследования, ни на своих аспирантов. О какой науке мы вообще говорим? В результате именно этот класс вынужден бежать из России, и это колоссальная потеря для нас и очень важная проблема.

Всё это результат либеральных реформ, всё это было специально так задумано, специально забюрократизировано. Огромные деньги вынуждены платить аспиранты, по-моему, 150 тысяч за год, если ты не успел защитить диссертацию, и т. д. Всё было сделано специально, чтобы лучшие не смогли развиваться в этих условиях.

Таким образом, я бы разделил эмигрантов на два течения: на тех, кто едет за деньгами и кому многое всё равно, и на тех, кто мотивирован гораздо сложнее: им нужны не столько деньги, хотя и это важно, сколько именно реализация, которую они там зачастую не могут получить, а также тех, кто там защитит степень, поработает в иностранной компании, потом вернётся сюда, и здесь их карьера пойдёт легче. Причём это неглупые люди, им можно посоветовать только одно: не сжигать мосты. Часто они так и поступают: оставляют квартирку в Москве или Подмосковье, чтобы было, куда вернуться, или живут на два дома, то есть они неглупо себя ведут. К этой же второй группе с нереализованными амбициями я отношу и учёных, но талантливые учёные уезжают обычно по приглашению и вполне хорошо себя там чувствуют. Это, повторюсь, самая страшная потеря.

Что должно сделать государство, чтобы не уезжала именно высокоинтеллектуальная элита?

Государству нужно создать внутри страны не либеральный ад в сфере научной и административной карьеры, а создать систему, которая может обеспечить и статус, и возможности, не выжимать из них какие-то никому не нужные статьи, а побуждать их делать открытия и быть эффективными в администрировании.

Для этого нужно:



не бюрократизировать процессы в науке;



объединить в единую федерацию преподавателей вузов, колледжей и учителей, чтобы они чувствовали себя единым интеллектуальным сообществом, участниками одной системы, чтобы у них были какие-то диспуты, конференции, исследования, чтобы они могли развиваться;



в колледжах давать бакалавра, в университетах давать сразу магистра;



упростить аспирантуру, чтобы люди могли заниматься наукой, а не непонятными отчётами;



кандидатов объявить «докторами», а докторов — «почётными докторами», больше почётных докторов не выдавать без реальных значимых заслуг;



создать государственный MBA, создать систему административной аспирантуры, чтобы не конкурировали учёные и администраторы.

Для развития нашей страны это нужно сделать срочно и обязательно. Необходимо обеспечить учёным не вертикальную карьеру, а горизонтальные связи: научные конференции, дискуссии, диспуты, причём по всем направлениям, чтобы у людей была возможность заниматься наукой. А вот административные люди, которые будут получать российский MBA, должны делать карьеру в бизнесе, карьеру в государственном управлении. Но надо разделить эти два направления, иначе и те и другие продолжат уезжать.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.