Опубликовано : 19-03-2020, 00:14 | Категория: Новости » Всё во имя хайпа



Всё во имя хайпа

Визит Майкла Помпео в Минск разошёлся мощным эхом по союзным СМИ и средствам массовой коммуникации. Если российские СМИ на вояж госсекретаря США отреагировали достаточно спокойно, не говоря уже о политиках, то в «Телеграме» несколько дней царила форменная истерика, апогеем которой стал пост канала «Белорусский инсайдер» о том, что Помпео привёз Лукашенко письмо с предложением заключить сделку.

Сделка о Belexit

Суть «секретного» письма, как и полагается в «Телеграме», раскрыл канал «Незыгарь». Содержание предельно простое:

«Для защиты суверенитета Беларуси США предлагают вступление в ВТО, НАТО и ЕС в течение трёх лет, снятие всех санкций, помощь в проведении реформ и кредитную линию на 25 млрд долларов. При этом Беларуси обещано "сохранение суверенности", поддержка на международном уровне с одновременным снижением участия Минска в проекте Союзного государства, ЕАЭС».

Всё во имя хайпа

Как видно, в одном посте «Незыгарю» удалось соединить несоединимое (примерно как скрутить медный и алюминиевый провод вместе).

Во-первых, предложение названо не иначе как «Большой сделкой». Впрочем, «Большая сделка» отнюдь не первая. Первая — между Израилем и Палестиной — уже утонула в политической трясине, но сам оборот «сделка века», похоже, так понравился телеграм-сообществу, что его тут же взяли на вооружение. В эпоху Трампа стало модно всё называть сделкой.

Во-вторых, неясно, как США могут обещать Минску организовать его вступление в ВТО, НАТО и ЕС за три года.

США сами не являются членом ЕС, решать за Европу ничего не вправе даже с учётом того, что многие в Евросоюзе прислушиваются к Вашингтону больше, чем к собственному разуму.

Членства в ВТО Минск добивается уже не первый год, однако и в этом случае возможности США ограничены тем, что для вступления в данную организацию необходимо завершить переговоры со всеми её членами и снять экономические противоречия. Зная упорство Минска в отстаивании своих интересов и сведении внешнеэкономического дебета с кредитом, США в переговорах не помогут — они могущественны, но отнюдь не всесильны. Единственное, в чём США реально могут подсобить РБ, — это в присвоении статуса страны с рыночной экономикой, что, впрочем, ничего для РБ не изменит.

Членство в НАТО за три года тоже из разряда фантастики: присоединению к данному объединению предшествуют долгие годы перехода ВС на иностранные стандарты — от смены строевого шага до фундаментальной реформы системы управления войсками, не говоря уже о перевооружении, в котором и состоит выгода США от присоединения новых членов.

Как видно, «интеграционная» часть обещания явно притянута за уши.

Во-вторых, снятие всех санкций тоже невозможно. Часть санкций введена в рамках борьбы за «демократию» в вотчине «последнего диктатора Европы» и снята будет в лучшем случае после победы «демократии» и отстранения последнего «диктатора от власти».

Вторая часть санкций — экономическая — введена для удушения Беларуси. США выгодно сохранять санкции против «Белнефтехима» и время от времени замораживать их — такие меры подобны взмаху хлыстом без последующего удара.

И как Помпео мог обещать снятие антибелорусских санкций за Евросоюз, решительно непонятно. Точнее, понятно. Никак.

Поэтому никто не станет отменять все санкции против Минска — это невыгодно США и ЕС, сложно с процедурной точки зрения и невозможно без совершения Минском действий, которые Запад сочтёт достаточными для отмены.

В-третьих, выделение кредитной линии на 25 млрд долларов ничем не поможет Минску даже в том случае, если будет сопровождаться проведением идеально выверенных реформ.

С кредитом всё предельно просто: госдолг РБ к 1 ноября 2019 года достиг 20,8 млрд долларов США, что эквивалентно 33,7 % ВВП. Максимально возможный порог заимствований РБ, разрешённый Минфином республики, составляет 45 % ВВП. Единоразовый заём на 25 млрд долларов превысит данную отметку, кредитная линия окажется неизбежно отягощена политическими и экономическими требованиями со стороны кредитора/ов.

Плюс непонятно, кто будет выделять деньги: скупердяи из администрации Трампа, экономящие на всём, лишь бы сделать Америку вновь великой, или клерки из МВФ, которым для принятия данного решения потребуются одобрение от стран-доноров и чёткие гарантии проведения в стране политических и экономических реформ, гарантирующих возврат долга и процентов.

Пример Украины показывает, что никаких идеальных реформ нет в природе: они модельны, т. е. довольно универсальны, а проводят их не сферические чиновники в вакууме, а местные кадры, скованные своими многочисленными ограничениями от структуры экономики до инерции мышления.

В-четвёртых, «сохранение суверенности», которое обещают фантазёры из «Незыгаря», без России в принципе невозможно. Многовекторная Украина существовала лишь до тех пор, пока умудрялась балансировать между двумя разъезжающимися стульями — Западом и Россией. Евромайдан и госпереворот стали пинком по российскому стулу, после чего Украина оказалась ровно на полу, лишившись какого-либо суверенитета. Любая многовекторность работает лишь в том случае, если полюса силы осознают влияние друг друга и во взаимной борьбе готовы делиться экономическими или политическими благами с балансирующим между ними государством. Как только Запад осознаёт, что клиент надёжно связан и не может метаться в порывах многовекторности, с ним перестают делиться. Поэтому снижение уровня интеграции с Россией автоматически приведёт к утрате суверенитета, а не к его укреплению, превратив страну из субъекта политики в объект.

А теперь стоит отдельно обсудить то, о чём фантазёрам от мира политологии говорить неинтересно и трудно, в частности экономику и особенности работы наднациональных институтов.

Скучная и сложная реальность

Начнём с экономики.

Беларусь крайне сильно интегрирована с Россией, странами ЕАЭС и даже теми государствами, с которыми у ЕАЭС подписаны соглашения о зонах свободной торговли. Эти интеграционные связи нарабатывались десятилетиями, их стоимость невозможно оценить в денежном эквиваленте просто потому, что они сами по себе непрерывно генерируют деньги. Убивать курицу, несущую золотые яйца, ради нескольких золотых яиц никто не станет.

Всё во имя хайпа

Подробнее о глубине, проблематике и перспективах интеграции РФ и РБ можно прочитать в докладе (.pdf).

На Западе у РБ и близко нет таких связей, поскольку белорусская экономика не нужна ни США, ни ЕС. Белорусы — конкуренты, чья продукция в случае членства в ЕС должна будет просто исчезнуть: грузовики и машины делают в Германии, а драники спокойно производят в Голландии — недоверчивые могут купить их в белорусском «Евроопте». В 2013 году экс-президент Польши Лех Валенса в интервью Die Zeit сказал: «Бог дал Украине такие хорошие почвы с тем, чтобы она могла прокормить всю Европу. Мы должны сказать Украине, что она может производить всё зерно для Европы, но не машины. Машины могут производить в Польше». С какой стати поляки должны относиться к белорусам лучше, чем к украинцам, непонятно.

В то же время даже текущий уровень интеграции Белоруссии с ЕАЭС и СГ является недостаточным для обеспечения экономической стабильности РБ и комфорта работы её чиновников. В ряде отраслей производственные мощности РБ являются явно излишними для ЕАЭС, не говоря уже о внутреннем рынке.

Примеры — цементная промышленность, оставшаяся в прошлом году без украинского рынка сбыта, сахарная промышленность, проигравшая борьбу с российскими сахарозаводчиками, нефтепереработка, обеспечение рентабельности которой возможно лишь при получении нефти дешевле рыночной стоимости. У каждой отрасли белорусской экономики есть свои особенности и тысячи связей с Россией. И текущий уровень связей является недостаточным, а разрыв существующих связей станет актом коллективного самоубийства.

Решить проблемы белорусской экономики можно лишь за счёт углубления интеграции на Востоке, а не разрывом этих связей ради эфемерных обещаний на Западе (если он вообще что-либо обещает). Кооперация в данном случае является следованием пути прогресса через усложнение связей, которое невозможны без резкого нарастания конфликтности, тогда как выход из СГ/ЕАЭС — акт регресса, то есть упрощения и разрыва связей.

Как будут решаться проблемы каждой из отраслей белорусской экономики, ещё предстоит решить политикам, чиновникам и узким отраслевым экспертам. Но уж точно их невозможно решить выходом из Союзного государства — головную боль не лечат гильотинированием.

Теперь стоит перейти к институциональным особенностям. Если органы Союзного государства подобны НКО, чьи решения реализуются лишь в случае доброй воли и при полном согласии сторон, то решения органов ЕАЭС являются обязательными для исполнения.

Союзное государство для Минска ценно не бюджетом или вкладом в ремонт Брестской крепости и программой выращивания турнепса, а индикативными балансами на поставку товаров в Россию и сырья из России. Доступ к российскому рынку — это и есть реальное измерение интеграции. ЕАЭС же ценен тем, что в его рамках создаются единые евразийские рынки, а решения ЕЭК исполняют все, включая Москву.

Главные претензии Минска не к интеграции как таковой, а к её скорости и глубине. Минску хочется большего — единого рынка углеводородов уже вчера, а не к 2025 году и без ограничения суверенитета. Действиями же ЕАЭС в Минске должны быть довольны: именно ЕЭК отменила запреты России на поставку из РБ молока в таре свыше 2,5 л и говядины на кости. Москва решениям ЕЭК подчинилась.

Как видно, евразийские инструменты работают, и отказываться от них, потому что кто-то что-то якобы Минску пообещал, крайне глупо. Особенно с учётом того, что позиции РБ в органах ЕАЭС с начала этого года серьёзно усилились за счёт Михаила Мясниковича — главы Коллегии ЕЭК.

К тому же у Минска есть пример институционального суицида — Британия. Brexit — редкий пример того, как страна выходит из наднационального политико-экономического объединения на непонятных условиях с неясными перспективами. И стоит учесть то, что Великобритания куда более зрелая в институциональном плане держава, чем Россия, только начавшая процесс трансфера власти, и Беларусь, к данному процессу ещё не приступившая.

В Британии Brexit, начавшийся будто в шутку с референдума во времена Дэвида Кэмерона, погрузил правительство и парламент в такой хаос, который пережила бы не всякая государственность на постсоветском пространстве. И ещё непонятно, в какой бараний рог скрутит Вашингтон гордых англичан, осознавших, что им некуда деваться после экономических связей с Европой.

Поэтому пример Brexit будет крайне поучительным как для элит ЕАЭС, так и для экспертного сообщества.

Но ЕЭК и органы СГ — лишь вершина институционального айсберга. Под водой скрыты технические регламенты и многое то, чего обыватели практически не замечают, например, информационные системы для отслеживания движения товаров или соглашения в сфере социального обеспечения. Но с обывателями всё понятно: люди всегда живут своей жизнью и своими проблемами, а вот те, кто претендует на роль авторов «первой кнопки российского "Телеграма"», о таком уж точно должны знать и помнить.

***

Не стоит автоматически переносить украинский опыт на белорусско-российские отношения: степень интеграции Москвы и Минска кратно больше, чем была у Киева и Москвы до травмирующих событий 2014 года. Украина не входила в ЕврАзЭс и Таможенный союз, да и к СНГ присоединилась через пень-колоду, не подписав устав.

Поэтому к переговорно-интеграционному кризису между Россией и Белоруссией нужно относиться проще и без эмоций. Это кризис роста, который в худшем случае может закончиться смертью СГ как наднационального объединения, но не выходом РБ из Евразийского союза. Да и в целом смешивать СГ и ЕАЭС не стоит — это разные, пусть и зачастую пересекающиеся объединения. Недовольство СГ отнюдь не означает выхода из ЕАЭС.

Важно помнить, что:



Союз возможен лишь при наличии доброй воли и непротивлении сторон. Иначе он зовётся как угодно, только не союзом.



Интеграция — процесс сложный, нервный и проблемный. Но дело в том, что дезинтеграция приносит ещё больше проблем.



Коллективный Запад не может предложить Минску даже то, что у него уже есть в отношениях с Москвой, не говоря уже о чём-то большем. Принятие РБ в НАТО и ЕС в качестве полноправного члена, а не вассала США под оперативным управлением Варшавы сродни высадке яблонь в марсианских долинах Маринера.

И уж тем более стоит меньше читать интернет-фантазёров и анонимных экспертов по вопросам функционирования Вселенной.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.