» » И дольше века длится телеграмма
Опубликовано : 19-03-2020, 00:14 | Категория: Новости » И дольше века длится телеграмма



И дольше века длится телеграмма

Да простят меня Борис Пастернак, сочинивший эту поэтическую строчку, и Чингиз Айтматов, пытавшийся сделать её заглавием своего прозаического романа, но пришло время ей потрудиться и на ниве политической аналитики. И виной тому знаменитая «Длинная телеграмма», посланная почти век назад из Москвы, из американского посольства в Вашингтон, которая летит над миром до сих пор, сея смуту, раздор и опасность ядерной катастрофы.

Сперва она была секретной. Через полтора года её полный текст опубликовали уже в американском журнале «Иностранные дела» — Foreign Affairs, но имя автора всё ещё таилось под псевдонимом Мистер Х. Сегодня в электронной версии той статьи уже все названы своими именами. Пожалуйста — Kennan G. F. The Sources of Soviet Conduct // Foreign Affairs. 1947. July. № 25. P. 566–582. Ибо в 1967 году автор «раскрылся» и написал соответствующие воспоминания.

И дольше века длится телеграмма

22 февраля 1946 года советник-посланник американского посольства в Москве Джордж Фрост Кеннан, который остался временным поверенным в делах в связи отъездом настоящего посла и верного друга Франклина Рузвельта и Иосифа Сталина, железнодорожного магната и дипломата Уильяма Аверелла Гарримана, воспользовался отсутствием своего начальства и отправил ему вдогонку ту самую «Длинную телеграмму», появление которой мы отмечаем как годовщину начала «холодной войны».

Ирония судьбы или подлость мелкого клерка Кеннана, севшего за письменный стол посла великой державы в другой великой державе, заключается в том, что именно Гарриман сыграл немаловажную роль, чтобы история Второй мировой войны, а значит и вся мировая история, повернули туда, куда они повернули. Рузвельт послал «миссию Гарримана», а точнее своего личного друга, мнению и интуиции которого он всецело доверял, в далёкий и непонятный Советский Союз, который на удивление и наперекор всем «блицкригам» уже третий месяц сопротивлялся массированной атаке Гитлера. Послал в «почти окружённую Москву» с единственной целью: определить, будет ли СССР сопротивляться и дальше и сколько он продержится.  В том, что СССР рухнет, сомнений не было, важно было выяснить, насколько можно затянуть его агонию, чтобы для себя выиграть время и выторговать какие-то условия перед Гитлером.

В сентябре настойчивый Гарриман в Москве добивается личной встречи со Сталиным, хотя тому, конечно, не до каких-то там заезжих дипломатов. И эта получасовая встреча меняет всё!

И дольше века длится телеграмма

Гарриман в буквальном смысле увидел в Сталине спасителя Соединённых Штатов. Он, конечно, прямо в этом не признаётся, но до того момента перспективы «ужиться» Штатам с Гитлером на одной планете выглядели в его глазах очень мрачно.

Гарриман, как всякий миллионер, был реалистом: Европа, а теперь и Англия уже списаны со счетов, вот-вот сойдёт на нет и СССР, и Штаты, как баран между ножницами, окажутся зажаты между вселенской Германией и алчущей Японией.

И тут вдруг Уильям Гарриман увидел знаменитого усатого человека спокойным, деловым, уверенным в себе, отдающим отчёт в трагизме положения и активно ищущим из него выход. А главное, возглавляемая Сталиным политическая система работает как часы, хотя немцы, между прочим, уже на подступах к Москве. И эти деловитость и спокойствие поражают.

Гарриман буквально воспрял духом! После ознакомления с положением на фронтах, с эвакуацией предприятий за Урал и ещё одной встречи со Сталиным Уильям улетел в Вашингтон и стал уверять Рузвельта: «С таким союзником Гитлера можно побить! Более того, можно разгромить! Нужно не отсиживаться, а действовать. Нужно самим вступить в войну!» И Уильям Гарриман убедил президента. Благо то был очень умный президент.

В 1941–1943 годах Гарриман — специальный представитель президента США в Великобритании и СССР. Отвечал за межсоюзническое взаимодействие по безвозмездному ленд-лизу, что значит «выгружай и забирай».  В 1943–1946 годах Гарриман, будучи послом США в СССР, очень часто встречался со Сталиным.

Именно Гарриман стоял у истоков Антигитлеровской коалиции и оказания материальной помощи Советскому Союзу по ленд-лизу. И вот после победоносного окончания войны сорокалетний лысеющий балбес вдруг забрался за стол этого великого американского посла и строчит с него свои «дипломатические поклёпы» с требованием отказаться и от коалиции, и от ленд-лиза!

Сам Джордж Кеннан признаётся в том, что был обыкновенным провокатором. В 1967 году в своих мемуарах он откровенничает: «Тогдашнюю американскую администрацию, как и самого президента Трумэна, впоследствии часто критиковали за то, что уже летом 1945 года они резко прекратили помощь по ленд-лизу России…  Должен признать, что если правительство США заслуживает критики, то я заслуживаю куда большей критики за то, что занял ещё более жёсткую позицию раньше, чем правительство, и за то, что подстрекал и вдохновлял жёсткость Вашингтона».

Что ж, Джордж Кеннан сам определил себе место — обыкновенный подстрекатель. Не более, но и не менее. С одной оговоркой — профессиональный подстрекатель. В его длиннющей, как и его телеграмма, биографии «главного советолога США» часто опускается маленький, но значимый пункт. А Джордж, между прочим, прежде чем окончить Принстонский университет, отучился в военной школе в Висконсине. Чему его там учили, можно только догадываться, но свою «дипломатическую» карьеру он в 24 года начал в консульстве США в далёкой и никому не известной Риге (как говорится, поближе к «объекту будущих исследований», а точнее к противнику). Он же оказался и в первом «забросе» американских дипломатов в Москву в 1933 году — сразу после установления дипломатических отношений и отказа американцев от своей политики 15-летнего «непризнания» СССР, которую, надо полагать, рекомендовал и главный, хоть и юный советолог.

К 1946 году он уже вышел из разряда юных, подрастерял немало волос, но и больших дипломатических высот так и не достиг — всё подвизался на второстепенных дипдолжностях. Тому есть очень простое кадровое объяснение, связанное со спецификой работы как госдепартамента, так и других ведомств США. А именно: руководящие должности в госдепе всегда занимали только карьерные, то есть «чистые» дипломаты. Майк Помпео, бывший директор ЦРУ, — это чуть ли не первое исключение из данного правила, когда разведка и дипломатия открыто срослись. О времена, о нравы!

Джордж Кеннан не был бы достоин ни малейшего упоминания, ибо мы теперь понимаем, что текст его «длинной телеграммы» писал не он сам, а ему его тезисы диктовали в другом ведомстве. И, вообще, короткую суть этой «длинной телеграммы» выразил через полгода совсем другой человек, — специальный помощник президента Трумэна некто К. Клиффорд. Который 24 сентября 1946 года представил своему боссу доклад уже не об «истоках советского поведения», как вещал Кеннан, а об «Американской политике в отношении Советского Союза». Этот доклад стал резонансом от визгливого доноса Кеннана, но куда более точным, без рассусоливаний про «судьбу русского народа» и прочее, ибо в нем сухо, по-военному говорилось: «Советский Союз не слишком уязвим для обычных вооружений, однако он уязвим для атомного, бактериологического оружия и дальних бомбардировщиков. Чтобы держать нашу (американскую) мощь на уровне, который эффективен для сдерживания Советского Союза, США должны быть готовы начать против него атомную и бактериологическую войну».

Кстати, вы заметили, что мистер К. Клиффорд употребил по просьбе Трумэна то же слово «сдерживание», которое якобы изобрел в своей телеграмме Кеннан? Как видим, в этом русофобском оркестре роли были с самого начала тщательно расписаны. Как и партитура.

Сегодня Соединенные Штаты по прошествии 74 лет вновь возрождают доктрину «сдерживания». Более того, они удваивают ставки, ибо придумали двойное сдерживание — одновременно и современной России, и Китайской народной республики. Хочется их спросить: а пупок не развяжется?

Впрочем, это покажет ближайшее будущее. А вот что известно уже сейчас, так это то, что «Длинная телеграмма» до сих пор кому-то нужна, и поэтому оказалась длиннее века.

Как это там, у Пастернака?..

И полусонным стрелкам лень

Ворочаться на циферблате,

И дольше века длится день,

И не кончается объятье.

Да, стрелкам явно лень ворочаться на американском циферблате. Жизнь в Вашингтоне застыла. Но ради жизни всех остальных, и вообще, ради жизни на Земле, пора уже вырваться из цепких объятий Джорджа Кеннона и Ко.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.