Опубликовано : 19-03-2020, 00:14 | Категория: Новости » Окно в мир



Окно в мир

Евразийский экономический союз, учреждённый в 2015 году, за своё непродолжительное существование зарекомендовал себя как динамично развивающаяся организация региональной экономической интеграции на постсоветском пространстве. За указанный период ЕАЭС не только расширил свой состав за счёт Армении и Киргизии, но и начал интенсификацию связей с третьими странами с помощью подписания с ними соглашений о создании зоны свободной торговли (ЗСТ). В условиях роста глобальной конкуренции и нестабильной ситуации в мировой экономике заключение подобных договоров даёт возможность странам — членам Союза активизировать торговые связи с приоритетными странами и регионами, а также является источником дополнительной внутренней консолидации в рамках ЕАЭС, государства которого выступают единым блоком на переговорах с внешними игроками.

В то же время очевидным представляется тот факт, что само по себе заключение соглашений о ЗСТ без надлежащего анализа последствий взаимного открытия рынков для третьих стран может привести и к ряду негативных последствий: росту отрицательного сальдо во взаимной торговле, активной экспансии на внутренний рынок Союза более конкурентоспособной импортной продукции и т. д. В настоящее время ЕАЭС уже заключил ряд договоров о формировании ЗСТ с внешними игроками, ещё с некоторыми государствами такие переговоры ведутся.

В данном контексте целесообразно проанализировать реальные плюсы и минусы от подписания подобного рода соглашений и попытаться, насколько это возможно, вывести некие общие принципы и базовые интересы Союза при ведении переговоров по рассматриваемой проблематике.

Иран

После формирования ЗСТ с Вьетнамом хронологически вторым подобным договором стало соглашение с Ираном, достигнутое в ходе переговоров к маю 2018 года. Данный документ официально вступил в силу 27 октября 2019-го. 

Окно в мир

Сразу стоит оговориться, что указанное соглашение носит временный характер сроком на три года, после чего требуется его продление и заключение принципиального нового договора (через год с момент ввода в действие этого документа договаривающиеся стороны обязались начать консультации по созданию полноценной ЗСТ).

Окно в мир

(Согласно данным с официального сайта ЕЭК)

С учётом того, что соглашение носит временный характер, снижение таможенных пошлин охватывает лишь порядка 50 % от общего объёма взаимной торговли Ирана и стран ЕАЭС. В промышленном секторе стороны согласовали снижение тарифов для ИРИ с 22,4 до 15,4 %, для ЕАЭС с 8 до 4,7 %. Для продукции аграрного сектора предусмотрено снижение Ираном таможенных пошлин с 32,2 до 13,2 % и Евразийским союзом с 9,6 до 4,6 %.

По товарным позициям предоставленные в рамках рассматриваемого соглашения Тегераном преференции распространяются на мясную и масложировую продукцию, отдельные виды кондитерских изделий и шоколада, минеральную воду, зерновые, табачные изделия, металлы, косметику, лесоматериалы и отдельные виды электронного и механического оборудования. ЕАЭС, в свою очередь, снижает для производителей из исламской республики пошлины на такие категории товаров, как строительные материалы, посуда, ковры, некоторые изделия из цветных металлов, а также ряд продовольственных позиций (овощи, фрукты, сухофрукты).

Многие аналитики ожидают существенного роста экспорта стран — членов ЕАЭС в Иран благодаря принятому соглашению, В частности, научный сотрудник Института экономики РАН Александр Караваев оценивает возможный рост данного показателя в 73 %. Согласно официальным прогнозам Евразийской экономической комиссии, наибольший прирост ВВП от функционирования ЗСТ с Ираном получит Россия (порядка 1,3 млрд долларов), на втором месте располагается Казахстан (прирост на уровне 508,6 млн долларов). Для Беларуси данный показатель составит примерно 78,6 млн долларов, для Армении — 27 млн, для Киргизии — 12 млн долларов. При этом необходимо отметить, что для Еревана подписание данного соглашения имело важное стратегическое значение, учитывая продолжающуюся экономическую блокаду республики со стороны соседних Азербайджана и Турции, а также отсутствие общих границ с другими государствами — союзниками по ЕАЭС. Функционирование ЗСТ с Ираном позволит активизировать строительство третьей линии ЛЭП между ИРИ и Арменией, Мегринской ГЭС, продолжить формирование международного транспортного коридора «Север — Юг», а также поспособствовать реализации проекта создания свободной экономической зоны «Мегри».

Учитывая значительное положительное сальдо во внешней торговле между Ираном и ЕАЭС в целом, соглашение о ЗСТ может стать дополнительным драйвером экономической экспансии евразийских товаров на иранский рынок. При этом надо понимать, что иранский экспорт также будет расти и сальдо несколько выровняется, что, в принципе, отвечает последним трендам во взаимной торговле с ИРИ как на уровне всего Союза, так и на уровне крупнейшего игрока (России). По оценке российского экс вице-премьера Дмитрия Козака, дополнительная прибыль отечественного бизнеса от заключения рассматриваемого соглашения может достигнуть 150 млн долларов в год.

Вместе с тем сотрудничество с исламской республикой несёт в себе и дополнительные риски для стран ЕАЭС. Связано это в первую очередь с рестрикциями Вашингтона в отношении Тегерана. Так, осенью 2019 года американская сторона ввела санкции против национального банка Ирана и ещё 25 иранских компаний. Меры, предпринятые США, могут негативно отразиться и на евразийском бизнесе в случае интенсификации его взаимодействия с Ираном; прежде всего подобную обеспокоенность выражают армянские деловые круги.

Сингапур

Первые консультации о возможном заключении соглашения о ЗСТ между ЕАЭС и Сингапуром начались ещё в 2015 году, в итоге данный документ был подписан 2 октября 2019 года. 

Окно в мир

Соглашение предусматривает беспошлинный доступ на сингапурский рынок для всех категорий товаров из ЕАЭС. Евразийский союз, в свою очередь, обязался предоставить беспошлинный доступ на свой внутренний рынок для сингапурских товаров, составляющих 40 % от всей товарной номенклатуры, сразу после вступления соглашения в силу. После завершения всех оговорённых переходных периодов этот показатель возрастёт до 87 %.

Окно в мир

Согласно данным с официального сайта ЕЭК

Помимо тарифных обязательств, указанный документ регулирует положения о правовых гарантиях выполнения базовых принципов отказа от дискриминации товаров стран ЕАЭС по отношению к товарам, производимым в Сингапуре (то есть предусматривает предоставление этим товарам национального режима), и товарам, поставляемым в Сингапур из третьих стран, с которыми не установлен режим свободной торговли (предоставление режима наиболее благоприятствуемой нации), во всём, что касается осуществления внешнеторговой деятельности, импорта и коммерческого оборота.

Как отмечают в Евразийской экономической комиссии, договор о формировании ЗСТ также оговаривает принципы соблюдения сторонами обязательств в области международных стандартов по применению процедур лицензирования; запретов и количественных ограничений; технического регулирования и санитарных и фитосанитарных мер; осуществления переводов и платежей за поставки продукции; сборов, связанных с прохождением процедур «на границе»; применения антидемпинговых, компенсационных и специальных защитных мер.

При этом важно отметить, что, несмотря на высокие ожидания, достижение кратного увеличения показателей во взаимной торговле между Сингапуром и странами ЕАЭС в ближайшей и даже среднесрочной перспективе навряд ли стоит ожидать. Сингапур и ЕАЭС в структуре своей внешней торговли занимают друг по отношению к другу доли процента: в торговом балансе Союза занимает 0,5 % от общего объёма, аналогичный показатель для ЕАЭС в структуре торговли этой азиатской страны составляет 0,8 % (данные ЕЭК). Несмотря на положительное сальдо торгового баланса, в последний год наблюдался негативный тренд снижения объёмов торговли (4,2 млрд долларов в 2018 году против 4,6 в 2017 году, по сведениям ЕЭК).

Ключевым партнёром Сингапура по ЕЭС является Россия: оборот 3,6 млрд долларов в 2018 году (снижение 17,7 % по сравнению с 2017 годом), на втором месте Казахстан с объёмом взаимной торговли порядка 500 млн долларов. Для остальных стран евразийского блока этот показатель не превышает и 100 млн долларов в год.

Ключевым фактором в данном контексте является то, что сингапурская экономика, по сути дела, функционирует в режиме «свободного порта», то есть к большинству товарных позиций эта страна и так не применяет никаких таможенных пошлин. Таким образом, заключение соглашения о ЗСТ никаким образом не облегчит евразийским компаниям доступ на данный азиатский рынок (так как пошлинами они и так не облагались), а значит, учитывая негативную динамику последнего года, резкого роста экспорта ЕАЭС в Сингапур ожидать не стоит.

Данное соглашение скорее гарантирует отказ Сингапура от введения подобных пошлин в будущем. Как отмечают в ЕЭК, согласно нормам ВТО, эта страна имеет право повышать ставки ввозных таможенных пошлин на сельскохозяйственную продукцию до 10 %, а на промышленную продукцию — до 5, 6,5 или 10 %. Кроме того, в отношении 28 % тарифных линий от всей номенклатуры ставки таможенных пошлин для Сингапура не являются «связанными», а значит могут быть повышены до любого уровня вплоть до заградительных 100 % и выше.

Важной составляющей соглашения о ЗСТ является также тот факт, что им был сформирован существенный задел для повышения качества и развития сотрудничества в таких областях, как электронная торговля, экология, противодействие антиконкурентным практикам, открытость государственных закупок, защита прав на объекты интеллектуальной собственности, что особенно актуально при обсуждении вопросов трансфера технологий.

С учётом текущей тенденции во взаимной торговле ЗСТ с Сингапуром стоит рассматривать скорее не как драйвер экономической экспансии ЕАЭС конкретно в эту страну, а как «имиджевое достижение» в вопросе активизации взаимодействия с государством, являющимся своеобразными «воротами в АСЕАН», что может способствовать дальнейшему продвижению продукции евразийского бизнеса на рынках стран данной интеграционной группировки путём наращивания присутствия в Сингапуре представительств своих ключевых экспортёров и трейдеров. Активную деятельность на этом направлении ведёт Беларусь: в Сингапуре уже функционируют торговые дома таких крупных белорусских предприятий, как МТЗ, БелАЗ, «Белшина».

Сербия

Помимо «разворота на Восток» и активизации контактов ЕАЭС со странами Азии, Союз также стремится к продвижению своей продукции и интересов и на европейском направлении. Первый (на тот момент двусторонний) договор о ЗСТ между Россией и Сербией вступил в силу ещё в 2000 году, и за прошедший период между двумя странами установились прочные торговые связи.

Окно в мир

Ко времени создания Евразийского экономического союза Сербия также заключила аналогичные соглашения с Беларусью и Казахстаном. Переговоры о формировании ЗСТ между Сербией и ЕАЭС стартовали в 2016 году и вошли в решающую стадию весной 2019 года. В итоге 25 октября данное соглашение было успешно заключено.

Окно в мир

Согласно данным с официального сайта ЕЭК

ЗСТ с Сербией откроет рынок этой страны для поставок из стран ЕАЭС продукции пищевой отрасли, крепкого алкоголя, сигарет, а также различных промышленных товаров — от комплектующих моторных транспортных средств до электронного оборудования и химических удобрений. Со своей стороны, Союз обязался снизить пошлины для порядка 99 % наименований товарной номенклатуры из Сербии. По некоторым оценкам, в результате действия указанного соглашения сербский экспорт в ЕАЭС в ближайшие годы может вырасти дополнительно на 15 %. Вместе с тем евразийский блок не распространил торговые преференции на ряд сербских товаров, прежде всего продукцию автопрома (сербский Fiat), а также на мясо птицы, сахар и ткани.

В ходе переговоров о создании ЗСТ в ряде стран ЕАЭС были распространены опасения в отношении роста конкуренции со стороны сербского аграрного сектора (в случае снижения пошлин). Значительную долю сербского экспорта составляют продовольственные товары и сельскохозяйственное сырьё, напрямую конкурирующие с аналогичной продукцией, к примеру, из Беларуси (Минск неоднократно выражал недовольство по поводу экспорта отдельных видов сербских сыров, яблок и молочной продукции). С учётом уже имеющегося незначительного, но тем не менее отрицательного сальдо во взаимной торговле между Союзом и Белградом высказывались мнения об опасности открытия евразийского рынка для сербской аграрной продукции. В итоге на финальных раундах переговоров стороны достигли соглашения об установлении квот на поставки в ЕАЭС сербских сыров, а также отдельных наименований алкогольной продукции и сигарет. В реальности возможности Белграда по наращиванию экспорта в ЕАЭС представляются сильно завышенными. Незначительный объём сербской экономики и отсутствие достаточного количества свободных финансовых средств препятствуют эффективному расширению производства, а имеющиеся мощности не позволят республике существенно увеличить поставки до такой степени, чтобы создать реальную угрозу для евразийских производителей. Хорошей иллюстрацией данного тезиса может служить заключенное Сербией в 2017 году соглашение о ЗСТ с Турцией, по которому была установлена квота на поставки не более 8000 тонн сербского мяса. Однако в реальности годовой экспорт Сербии мясной продукции в Турцию за истекший период не превышал в среднем и 400 тонн.

При этом, однако, некоторые сербские эксперты отмечают, что формирование ЗСТ с Евразийским экономическим союзом предоставит возможность некоторым европейским компаниям, продукция которых попала под так называемые российские контрсанкции. Указанной точки зрения придерживается, например, профессор факультета экономики Белградского университета Л. Савич, который в одном из своих интервью подчеркнул возросший интерес итальянского и словенского бизнеса к размещению производств на сербской территории для последующих поставок продукции на рынок ЕАЭС.

Израиль

Безусловный интерес для анализа представляют собой переговоры по подготовке к подписанию соглашения о ЗСТ между ЕАЭС и Израилем. Разработка данного документа находится в фокусе внимания на самом высоком уровне. Так, выступая на конгрессе израильского благотворительного фонда «Керен ха-Йесод», президент Путин подчеркнул, что обе страны находятся на завершающей стадии подготовки указанного соглашения.

Окно в мир

Израильский случай интересен уже тем, что, хотя еврейское государство территориально и расположено в Азии, но традиционно выступает как часть Запада. Кроме того, израильская экономика является в достаточной степени развитой и с высокой долей использования передовых технологий, что может порождать определённые опасения относительно того, что в случае снижения пошлин Израиль активизирует поставки на евразийский рынок своей высокотехнологичной промышленной продукции, создав конкуренцию и препятствуя развитию аналогичным отраслям в ЕАЭС, а экспорт Союза в этом случае будут составлять преимущественно сырьевые товары. Для адекватной оценки перспектив, которые ЗСТ с Израилем сулит странам ЕАЭС, необходимо обратиться к статистике взаимного торгового оборота.

Окно в мир


Согласно данным с официального сайта ЕЭК

Приведённые статистические данные свидетельствуют о положительной динамике развития торговли с Израилем для стран ЕАЭС. Товарооборот имеет тенденцию к увеличению, а экспорт существенно превышает импорт.

Ведущей статьёй израильских поставок являются продовольственные товары, в основном свежие овощи, что снижает степень их конгруэнтности по отношению к сельхозиндустриям стран ЕАЭС, в частности РФ, где овощеводство развито в меньшей степени. При этом активизация кооперации с израильскими партнёрами в рамках ЗСТ может позволить евразийским аграриям интенсифицировать процесс создания совместных предприятий в указанной сфере с применением ведущих израильских технологий.

Выступая на вышеуказанном мероприятии, Владимир Путин отметил, что российские производители заинтересованы в формировании с компаниями из еврейского государства сети молочных предприятий с использованием израильских технологий. Помимо этого, значительным потенциалом обладает двусторонняя кооперация в сфере производства лекарственных препаратов. С учётом тенденции к росту взаимного товарооборота снижение Израилем пошлин позволит евразийским странам, прежде всего РФ, нарастить экспорт на израильский рынок пшеницы, продукции химпрома, а также нефтепродуктов. Другие страны Союза, к примеру Беларусь, тоже имеют устойчивую тенденцию к росту поставок на израильский рынок металлоизделий, нефтепродуктов, а также ряда высокотехнологичных товаров, в частности лазеров и специальной оптики (согласно данным ЕЭК). Безусловно, все плюсы от формирования ЗСТ будут зависеть от конкретных условий, прописанных в готовящемся соглашении. Пока что можно констатировать выгодную для ЕАЭС в целом и для России (как крупнейшей экономики союза) конъюнктуру во взаимных внешнеэкономических связях, располагающую к их дальнейшему углублению посредством заключения ЗСТ.

***

Развитие любого международного объединения, а особенно организации региональной экономической интеграции, не обходится без установления устойчивых контактов и сотрудничества с третьими странами. Данный процесс позволяет не только нарастить объёмы внешней торговли стран-членов и диверсифицировать их внешнеэкономические связи, но и выступает в качестве фактора консолидации регионального экономического блока перед лицом внешних игроков. При этом очевидно, что заключение подобных соглашений, в том числе о формировании ЗСТ, может нести в себе как выгоду, так и риски.

В настоящее время имеющийся у ЕАЭС опыт формирования ЗСТ с третьими странами в целом следует признать вполне удачным: в большинстве случаев страны Союза имеют необходимый потенциал для наращивания поставок собственной продукции на рынок третьей страны, а сама эта страна не обладает экономической мощью, способной привести к затовариванию рынка ЕАЭС импортом из неё и увеличению конкуренции для внутренних производителей.

Даже если экономика страны-партнёра достаточно развития, как в случае с Израилем, имеет место различная специализация товаропроизводителей, в частности в сельском хозяйстве. Плюсом подобных соглашений выступает также их вариативность, то есть возможность прописать в них конкретные условия взаимодействия с каждым отдельным государством, что позволяет нивелировать ряд рисков для национальных производителей. К примеру, из соглашения о снижении таможенных тарифов с Сербией была изъята продукция автопрома (для защиты евразийских производителей).

Вместе с тем соглашение, даже если оно не содержит очевидных выгод в краткосрочной перспективе в плане увеличения взаимного товарооборота и расширения экспорта партнёров по ЕАЭС на внешние рынки, как в случае с Сингапуром, может нести значительные «имиджевые бонусы» и открывать дорогу для дальнейшего расширения диалога Евразийского экономического союза с другими региональными интеграционными блоками, обладающими значительным потенциалом, прежде всего АСЕАН.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.