Опубликовано : 19-03-2020, 00:14 | Категория: Новости » Кингчесс в тумане



Кингчесс в тумане

Нефтяное противостояние мировых держав дошло до острой фазы. Публично называются цифры, звучащие как угрозы или ультиматум. Например, недавно глава «Газпром нефти» Дюков заявил о некритичности стоимости нефти «даже в пределах $10». Руководитель «Татнефти» Манагов говорил, что компания выживет и при цене $8 за баррель. Ещё раньше Минфин России говорил, что страна может пережить падение до $25.

То есть мы видим понижение цифр, которое означает повышение ставок.  Дополнительным фактором выступает коронавирус, который обосновано и не обоснованно стал поводом для радикальных мер ряда правительств. Эти меры, в том числе, создают угрозу финансового кризиса, причём для всех игроков многосторонней нефтяной партии. Основной причиной кризиса могут быть возможные неплатежи. Из-за карантинов в ряде стран парализована работа бизнесов. Например, закрыты непродуктовые магазины. Это означает перекрытие cash-flow. Деньги не поступают в кассу, а значит возникают проблемы с оплатой аренды. Как арендаторы, так и арендодатели часто являются должниками банков. В данном случае вполне ожидаемо, что график платежей по кредитам может быть сорван. Значит начнутся проблемы у банков и далее по цепочке.

Кингчесс в тумане

Итальянские города выглядят пустынными из-за карантинных мер. Фото: snapshot time.com.

Поэтому сегодняшнее противостояние крупных мировых игроков напоминает кингчесс – особый вид шахмат, когда партия начинается с «голой» доски, а затем каждый поочередно вводит те фигуры, какие хочет. Глобальный кингчесс XXI века отличается тем, что: периодически меняются правила хода для каждой фигуры; в партии не только черные и белые, но и ещё несколько цветов.

Игра становится всё более напряженной, и это не может не отражаться на союзниках и партнёрах России. Не обязательно влияние только негативное. Недавнее резкое падение цен на нефть сначала напугало многих в Беларуси. В этом случае сработала коллективная память о кризисах, один из которых был в 2011 году и очень сильно ударил как по домашним хозяйствам, так и по крупным бизнесам. Но резкого и существенного падения белорусского рубля не произошло. С этой стороны большой угрозы пока нет.

Нефтяная интрига при этом остаётся не до конца разрешенной, несмотря на некоторые договоренности, которые Беларусь и Россия все же достигли. Уверенность в том, что на данном этапе вопрос будет решен окончательно, возросла после встречи правительственных делегаций в Москве, на которой белорусский премьер Сергей Румас заявил: «Я думаю, что та рыночная ситуация, которая есть сегодня с ценами на нефть, она сближает наши позиции и уменьшает те расхождения цифровые, которые у нас есть».

Несколькими днями ранее Румас тоже довольно позитивно оценил ситуацию: «Это сегодня [даёт] дополнительные возможности договориться с Российской Федерацией. Потому что ситуация, которая есть сегодня, значительно отличается от ситуации в декабре или январе».

Кингчесс в тумане

Мишустин и Румас на встрече в Москве. Фото: ТАСС.

Но, несмотря на позитив в словах, широкая аудитория пока не может быть уверена, что «сближение позиций» привело к каким-то реальным результатам. Поэтому сейчас открыто широкое поле для экспертных комментариев на эту тему. Иногда это просто инструмент влияния на массы, иногда – попытка разглядеть конфигурацию на доске кингчесс, которая частично закрыта туманом.

На днях в белорусской столице прошла очередная экспертная сессия площадки «Минский диалог». Основная тема – нефть. В отличие от предыдущих похожих мероприятий, были приглашены не только эксперты, которые имеют определенные, но часто ограниченные познания в нефтяной сфере. На встречу пришла экономический обозреватель Татьяна Маненок, которая целенаправленно изучает эту отрасль достаточно давно.

Кингчесс в тумане

Татьяна Маненок. Фото: snapshot YouTube.

Маненок напомнила о ситуации с газом и пояснила, почему белорусская сторона в последнее время часто настаивала на рыночной цене. Дело в том, что «Газпром» продает сырье на рынке ЕС по разным схемам: это и «долгие» контракты, и спотовые сделки. По этой причине цена может падать ниже той фиксированной, которая установлена для белорусских союзников. К примеру, Польша одно время получала газ по $90. Это при входящей в Беларусь цене в $127. Со своей стороны добавлю, что ранее похожие вещи говорили в кулуарах белорусского парламента представители ведомств, которые участвуют в переговорах с Россией.

Но пока газовый вопрос решен. Временно остановились на варианте «фикс-прайс». Один из вероятных вариантов на будущее – плавающая цена, которая зависит от конъюнктуры сделок «Газпрома» вне России и Беларуси.

В любом случае, пока цена вряд ли будет расти, так как «Газпрому» в нынешней ситуации сложно настаивать на повышении цен для Беларуси. С другой стороны, у российской стороны есть рычаг внутри страны – компания «Газпром трансгаз Беларусь». Она фактически делает дополнительную наценку и распределяет углеводород внутри страны. С другой стороны, кто бы не владел компанией, она находится в белорусской юрисдикции и должна подчиняться законам, которые устанавливает власть Беларуси.

Кингчесс в тумане

Офис ОАО «Газпром трансгаз Беларусь» в Минске. Фото: belarusinfo.by.

Что касается нефти, то Маненок подтверждает: пока самый дешевый вариант – российский. Другое дело, что начался спор из-за премии компаниям. И в переговорах белорусскую сторону немного ослабил тот факт, что она теряет статус ключевого транзитного агента. Россия создала альтернативные каналы.

То есть Беларусь – не единственный маршрут поставок российской нефти в ЕС. Но очевидно, что в будущем Россия может стать не единственным поставщиком нефти в Беларусь. Думается, что это будет естественный ход событий в 2024-2025 годах, когда в ЕАЭС решено сформировать общий рынок углеводородов. С этой точки зрения версия Татьяны Маненок довольно правдоподобная. Она считает, что сегодняшние активные поиски альтернативных поставок нефти – это для руководства Беларуси репетиция перед 2024 годом.

При этом стоит учесть важную деталь. Альтернативные источники нефти потребуют создания альтернативных устойчивых каналов доставки сырья до НПЗ. Это должны быть каналы с высокой пропускной способностью. Лучше нефтепроводов в этом плане пока никто не придумал. Значит, возможно доработка прибалтийских труб: строительство дополнительных «смычек» и т.д. А два других варианта всем давно известны: Россия и Украина (через Одесса – Броды). Конечно, может быть и реверс по трубе из Польши.

Кроме того, по разным причинам, нефтепереработка будет заключаться не только в производстве топлива (сейчас в Беларуси это основной профиль НПЗ), по и в другой нефтехимии. В связи с этим есть еще один вероятный сценарий. Два белорусских НПЗ разделятся по двум специализациям. В Мозыре будут делать топливо, в Новополоцке займутся нефтехимией. Но для этого понадобится модернизация, а значит деньги.

На экспертной сессии обсуждалась возможность продажи одного из НПЗ российским компаниям. Татьяна Маненок выразила сомнения. И с ней можно согласиться. Новополоцкий НПЗ вряд ли кому-то нужен, а Мозырский уже и так частично принадлежит российской стороне. К тому же он стратегически важен для Беларуси. Вряд ли его продадут. Хотя на доске кингчесс все возможно (особенно, когда игроков не два, а четыре, пять…). Но предлагаю не переходить эту красную линию. За нею экспертные выкладки превращаются в гадания на кофейной гуще.

Сейчас важнее обратить внимание на другой аспект. Нефть – важный фактор. Он может очень существенно повлиять на дальнейшие интеграционные процессы. Но, во-первых, это не единственный фактор. Во-вторых, рассуждая о продаже/непродаже НПЗ мы фокусируемся на оперативно-тактических или даже тактических проблемах. Ситуация все больше подталкивает стороны к тому, чтобы заняться стратегией. Возможно, где-то в очень важных кабинетах этим уже занимаются. Проблема большинства экспертов в отсутствии доступа к информации.

Неизбежным побочным эффектом в такой ситуации всегда становится возможность для манипуляций общественным мнением. Поэтому сейчас крайне важно дифференцировать профессиональные прогнозы, экспертные обзоры положения дел в той или иной сфере и попытки выдавать желаемое за действительное.

Например, на экспертной сессии «Минского диалога» к основным экспертам обратился один белорусский политолог, имя которого опустим по этическим соображениям. Он поинтересовался, почему Россия «прощает» долги некоторым африканским странам, а Беларуси – нет. Вопрос был составлен почти как утверждение с таким подтекстом: РФ не уважает союзную страну и ставит ее в невыгодное положение. Цель вопроса была очевидна – попробовать склонить экспертов на свою сторону и сделать «нужные» заявление, которые хорошо впишутся в публикации ряда СМИ.

Надо отдать должное экспертам. Они сразу пояснили некорректность и необоснованность позиции. Во-первых, «прощение» долгов африканским странам всегда делаются в обмен на что-то: доступ к активам, например. Во-вторых, Беларусь хочет поддерживать имидж ответственного заемщика. От себя добавлю, что любое «прощение» крупной суммы суверенного долга может навредить продаже суверенных облигаций страны на западном рынке. Поэтому претензии к РФ на счет «непрощения» совершенно неуместны.

Более того, подобные вопросы-провокации возникают еще и потому, что нет понимания, по каким законам разыгрывается текущая партия кингчесс. Тем более, что мы часто не видим всю доску, не знаем о новых видах фигур, которые еще не введены в игру. Поэтому сейчас крайне важно учиться самим и научить аудиторию понимать, когда нам показывают реальное положение фигур на доске, а когда это просто «моделирование» того, что скрыто туманом. А еще крайне важно понимать, что государства могут вести сразу несколько партий на нескольких досках и не всегда корректно говорить обо всех играх скопом.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.