» » Гордость и предубеждение
Опубликовано : 9-05-2020, 19:11 | Категория: Новости » Гордость и предубеждение



Гордость и предубеждение

Важным фактором противоречий был этнический и культурный антагонизм, к которому позже добавился религиозный вопрос. Государства Средневековья (а позже и империи) чаще всего формировались на моноэтническом фундаменте, они с трудом преодолевали противоречия, возникавшие на окраинах.

Русская аристократия существенно отличалась от литовской по культурному уровню. Важно понимать, что литовцы XIII столетия при всей их пассионарности были настоящими варварами, стоящими на низкой ступени культурного развития. Они поголовно были безграмотными язычниками, никогда не жившими в городах и имевшими слабое представление о государственности. [/b]

На первоначальном этапе отношения между русской знатью и литовцами строились на основе взаимовыгодных союзов ради достижения сиюминутных целей. Очевидно, что для более серьёзных контактов требовались некие компромиссы с обеих сторон. Чаще всего литовский князь принимал православие вместе со своей дружиной, после чего мог стать даже князем определённого города.

Миндовг, появившийся на западнорусских землях в середине XIII века, учитывал эти нюансы. Понятно, что для язычника перемена религии не была вероотступничеством. При существующем многобожии ничего не стоило добавить в пантеон ещё одного бога. Кроме того, крещение литовского князя было лишь внешним обрядом, что подтверждается его дальнейшими действиями.

В данной статье я расскажу об эволюции отношений литовских и русских феодалов, приведших к созданию могущественного государства в Восточной Европе. Я также укажу на те нюансы, которые позже погубили ВКЛ.

Первоначальный этап

На первом этапе литовским феодалам, пришедшим со своими дружинами на территорию Западной Руси, приходилось иметь дело с местными Рюриковичами и их боярами.

Любопытно, что в XIII веке даже сильные города вроде Новогродка (современного Новогрудка) не всегда имели собственного князя, что заставляло их в случае военной угрозы искать помощи на стороне.

Нам практически ничего не известно о политической жизни мелких русских княжеств, оказавшихся в орбите интересов литовских князей. Равным образом история их присоединения к Литве тоже достаточно туманна.

Очевидно, что здесь не было серьёзных сражений. На это указывает тот факт, что литовские князья оставили местной элите все владельческие права, удовольствовавшись лишь вассалитетом.

Литовцы и позже следовали этой пагубной тактике, в конце концов приведшей их к потере огромных территорий на востоке ВКЛ.

Гости из Литвы на первом этапе оказались в достаточно щекотливой ситуации. С одной стороны, они были могущественной военной силой, способной легко уничтожить любого противника из западнорусских князей. С другой стороны, они отчётливо осознавали, что приобщение к русской культуре и государственности может помочь им закрепить за собой новые земли.

В результате литовские князья начали выстраивать сложную систему отношений внутри ВКЛ.

[b]Русская знать, поставленная в весьма выгодные условия, на первых порах закрывала глаза на многочисленные недостатки новых сюзеренов, предпочитая вести полусамостоятельную политику в своих владениях и выправляться на военную службу ради военной добычи и воинской славы. Кроме того, её вполне устраивало то, что литовцы проливают свою кровь в войнах с крестоносцами.[/b]

Впрочем, великие князья литовские отчётливо осознавали зыбкую преданность западнорусской знати. Они всегда стремились опираться на литовское по своему изначальному происхождению дворянство. 

Белорусский историк, кандидат исторических наук, специалист по генеалогии знатных родов и образованию Великого княжества Литовского В. Л. Носевич ещё в 1998 году обратил внимание на этническое происхождение политической элиты ВКЛ.

По подсчётам Носевича, согласно переписи войска ВКЛ 1528 года, из 41 самого богатого рода литовскими были 21, а русскими — около 17 (из них «белорусскими» были только 7, а «украинскими» — 10). Причём самыми богатыми были литовцы, а 7 условных «белорусских» родов не достигают по богатству и первой двадцатки. Напомним: около 8/10 населения ВКЛ составляли восточные славяне.

[b]Важно отметить, что великие литовские князья не находили для себя необходимым крестить языческую литовскую знать по православному обряду. Вплоть до Ягайло основная часть литовцев исповедовала язычество. Позже, приняв католичество, они ещё больше отдалились от своих русских соотечественников.[/b]

Сами литовские князья периодически крестились, но продолжали жить по языческим законам и носить языческие имена. Большинство их потомков от православных браков позже оказалось на службе у московских князей и противопоставляло себя католическому большинству литовской знати.

[b]Таким образом, литовские князья принимали на службу русских феодалов, но рассматривали их как иноплеменников. Отношения между литовцами и русскими можно в некотором смысле назвать общественным договором, где каждый преследовал собственные интересы.[/b]

[b]Пока ВКЛ не вступило в долгосрочный конфликт с православным Московским княжеством, такое положение вещей обе стороны устраивало.  Позже ситуация начала стремительно меняться в худшую сторону. [/b]

Крещение литовской знати и начало дискриминации западнорусской аристократии

В XIV столетии великие литовские князья значительно пересмотрели своё отношение к западнорусской аристократии.

В немалой степени это было связано с упрочением польских связей великокняжеского двора.

Великие литовские князья середины XIV столетия всё больше подпадали под западное культурное влияние. Дело в том, что польская католическая культура в гораздо большей степени, чем православная, отвечала их великодержавным интересам. Кроме того, католическое государство проще было противопоставить растущей мощи Москвы.

В результате при Ягайло ситуация начала стремительно меняться в пользу полонизации ВКЛ.

Великий князь мечтал об объединении Польской короны и ВКЛ под своей властью. Именно поэтому, приняв католичество и вступив в брак с польской принцессой, он начал стремительно приобщать государство к новым обычаям.

В первую очередь он крестил литовскую языческую знать. Отныне она была чётко противопоставлена западнорусской. Язычники не испытывали неприязни к православным, а вот новые католики уже по факту крещения получили преимущественные права перед представителями другой конфессии.

В 1413 году Городельский привилей это неравенство закрепил. Бояре Великого княжества Литовского, принявшие католицизм, получили права и привилегии польской шляхты, а также право использовать польские гербы. Они также получили преимущественное право на самые выгодные должности при дворе.

Литовский государь теперь не только сам исповедует католичество, но и обязывается его распространять среди своих подданных. Все важные государственные должности достаются литовцам по национальности и католикам по вере, русские же и православные могут занимать административные должности только в местном управлении в русских областях. 

Очевидно, что сам факт подобных привилегий должен был подвигнуть западнорусское дворянство к перемене веры, однако на деле всё обернулось долговременным антагонизмом и практическим исчезновением православного дворянства в Речи Посполитой.

Практически сразу действия Ягайло вызвали мощное сопротивление русской знати, выступившей под знамёнами сначала Андрея Полоцкого, а потом Свидригайло.

Бунт против Городельской и Кревской унии удалось подавить, однако ситуация продолжала оставаться напряжённой.

Гордость и предубеждение

Ягайло, король польский и великий князь литовский

Западнорусская знать между ВКЛ и Москвой

В середине XV столетия конфессиональная политика ВКЛ оборачивается катастрофой.

Московские князья толпами принимают православных феодалов, покидавших пределы ВКЛ вместе со своими слугами.

Великий князь московский Иван III, наблюдавший за ситуацией, быстро осознал, что вековому врагу можно нанести тяжелейший удар.

Вопреки договору 1449 года он начинает принимать беглых русских князей вместе с их владениями.

Как мы помним, ВКЛ представляло собой некую форму федерации, где местные феодалы владели полунезависимыми княжествами.

Осознав, что в новом католическом государстве их ничего хорошего не ждёт, они целиком и полностью переходят на сторону Москвы в войнах 1486–94 и 1500–1503 гг.

Литовское государство к такому повороту событий оказывается полностью неготовым.

Безусловно, отнюдь не вся русская знать оказалась в московском лагере. Достаточно вспомнить о том же князе Константине Острожском, сохранившем верность ВКЛ.

Впрочем, военная катастрофа ничему литовцев не научила. В последующие века они продолжили давить не только православную знать, но и простой народ, что привело к тяжёлым событиям времён «Потопа».

***

К середине XVII столетия православная западнорусская знать сходит с политической арены.

Большая, самая активная часть погибает в войнах или переселяется в Москву. Остальные принимают католичество и теряют свою русскую идентичность, сливаясь с польской шляхтой.

Великим князьям литовским так и не удаётся добиться единства внутри своего государства, раздираемого конфессиональными конфликтами.

К счастью, недомыслие правителей сыграло большую положительную роль для общерусского дела, позволило меньшими усилиями вернуть русские земли, утраченные после монголо-татарского нашествия.

В исторической литературе многие особенности положения западнорусской знати рассмотрены в трудах русского историка Любавского, который оставил подробное описание ряда аспектов жизни ВКЛ.

Я ещё неоднократно буду возвращаться к теме взаимоотношений западнорусской знати и ВКЛ в своих статьях, посвящённых московско-литовским войнам.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.