» » Нравственная ценность Победы
Опубликовано : 10-05-2020, 16:11 | Категория: Новости » Нравственная ценность Победы



Нравственная ценность Победы

Останавливаться на плюрализме мнений в объяснении исторических событий означает ограничиваться точкой зрения софистики. Когда говорят о софистике, то под ней обычно понимают лишь такой способ рассмотрения, который ставит себе целью искажение истины и вообще изображение событий в ложном свете. Эта тенденция, однако, не принадлежит непосредственно софистике, принцип которой есть не что иное, как точка зрения резонёрства или, выражаясь современным языком, плюрализма мнений.

Нравственная ценность Победы

Суть резонёрства или так называемого плюрализма применительно к историческому познанию сводится к тому, чтобы уметь приводить различные мнения, аргументы, доводы за или против какого-то исторического события. При таком подходе мнения, аргументы, рассуждения определяются не логикой реального исторического процесса, а оказываются зависимыми от выбора самого субъекта познания. Именно от субъекта познания, его умонастроения, личного интереса, политических пристрастий зависит, какому аргументу, рассуждению, информации, мнению он отдаст предпочтение. Это и есть софистика, так как для неё характерен не анализ действительного содержания конкретного исторического события, а лишь форма аргументации, благодаря которой можно как всё оправдывать, так и всё фальсифицировать.

Подобная софистика и представляет собой главный принцип всех плюралистов в информационной войне, развязанной Западом против нашей отечественной истории. Разумеется, в первую очередь против советского периода отечественной истории и особенно против её судьбоносного, всемирно-исторического явления — Великой Отечественной войны. Цель этих плюралистов — доказать, что никакой Великой, Отечественной, Священной войны не было, лишить отечественную историю этого времени ореола великого героического подвига и невиданной доблести, не имевших себе равных в истории человечества, лишить наш народ высшего гуманистического, сакрального смысла его победы над фашизмом, принёсшей свободу мировой цивилизации. Для этого используется логика софистики.

Как, например, объясняют плюралисты большое количество пленных красноармейцев (2 млн 200 тыс.) в начальный период Великой Отечественной войны? По их мнению, такое количество пленных красноармейцев свидетельствует о том, будто народ ненавидел советский строй, коммунистов и Сталина, и потому красноармейцы сразу же бросали оружие и сдавались немцам. Но это софистика. И она становится понятной, если придерживаться более-менее объективной оценки. В самом деле, если бы красноармейцы действительно сдавались немцам из ненависти к Советской власти, то, оказавшись в плену, они должны были бы с радостью сотрудничать с оккупантами. Ведь последние освободили их от ненавистного режима, если следовать логике плюралистов. Но, как справедливо отмечает российский историк Виктор Василенко, несмотря даже на коллаборационистов и тех пленных, которые не вернулись после войны в СССР, которые не прошли проверку из-за сомнений в их поведении в немецких лагерях, подавляющее большинство пленных красноармейцев оставались верными своей стране и своему государству, хотя немцы создали им в лагерях нечеловеческие условия. Можно привести и более объективный критерий — соотношение погибших и сдавшихся в плен.

Известный историк Игорь Пыхалов показывает, что в 1941 году при 2,2 млн пленных красноармейцев погибших было примерно 800 тысяч. То есть соотношение более чем 1 к 3. Для сравнения: аналогичное соотношение во французской армии в 1940 году — на одного погибшего порядка 18 пленных. О чём говорят эти факты? О несокрушимом духе красноармейцев, которые, даже находясь в окружении, продолжали свою героическую битву с фашистами, а попав в плен, тем не менее оставались верными своему Отечеству.

В логике софистики находятся также утверждения плюралистов о тождестве политических систем Германии и СССР как «тоталитарных», а поэтому речь надо вести, с их точки зрения, не о Великой Отечественной войне, а о войне между двумя диктаторами — Гитлером и Сталиным. Тогда возникает вопрос: если это было так, то почему же в 1945 году немецкие солдаты и всевозможные предатели и каратели (власовцы, бандеровцы, латышские, литовские, эстонские эсэсовцы) старались сдаться в плен не Красной армии, а американцам и англичанам? Ответ очевиден. Тождество политических систем существовало не между Германией и СССР, а между Германией и западными державами (США и Англией) как одинаковыми буржуазными государствами. Видный российский политик и общественный деятель Борис Шпигель так оценивал подобную аргументацию плюралистов: «Уравнение двух тоталитарных режимов — коммунистического и нацистского — не более чем попытка ряда стран Восточной Европы обелить преступные режимы, сотрудничавшие с Гитлером, переложить ответственность за геноцид исключительно на немцев, представить "борцами с коммунистическим режимом" тех, чьими руками совершались массовые убийства тысяч и миллионов людей».

Нравственная ценность Победы

Спросим: почему особенно усердствуют сегодня в фальсификации истории Великой Отечественной войны власти прибалтийских республик и Украины? Именно потому, что они ничем не отличаются от бывших профашистских марионеток в Прибалтике и бандеровцев в годы Великой Отечественной. Последние — их политические и идеологические единомышленники, а нацификация прибалтийских республик и бандеризация и декоммунизация Украины была всегда их тайным желанием, которое они сегодня, на волне антироссийских санкций, с радостью делают явным путём зачисления бывших коллаборационистов в разряд борцов за независимость Латвии, Литвы, Эстонии и Украины от сталинской России, а самих себя выставляют авангардом в защите европейской демократии от путинской России. На это обстоятельство обратил внимание израильский историк Эфраим Зурофф, указав, что нацизм расцвёл в Прибалтике после вступления в ЕС и НАТО.

Добавим, что нацизм расцвёл на Украине именно после ассоциации её с Евросоюзом. И то, что руководство Европейского союза фактически никак не реагирует на очевидную ксенофобскую, антисемитскую, русофобскую направленность политических режимов в странах Балтии и Украины, свидетельствует о ментальном родстве западной господствующей элиты и нынешних властей в восточноевропейских странах.

Риторика как камуфляж реальной политики

Чтобы закамуфлировать истинную сущность своих политических симпатий к пронацистским трендам в странах Балтии и СНГ, европейские политики любят говорить о приобщении постсоветских республик к европейским ценностям и демократии, что, дескать, позволит нашим народам жить, как на Западе. Но это сугубая политическая риторика, которая не имеет никакого отношения к реальной политической практике так называемых евроинтеграторов. Когда бывший премьер-министр Украины Арсений Яценюк в интервью немецкому телеканалу ARD заявлял о «советском вторжении на Украину и Германию» во время Второй мировой войны и о том, что Россия представляет опасность для мирового порядка в Европе, когда нынешний президент Украины Владимир Зеленский несёт бред о том, что Советский Союз совместно с Германией развязал Вторую мировую войну, а в это время западные политики резонёрствуют о том, что бандеровцы имеют право выражать свою точку зрения в СМИ, так как в Евросоюзе действует свобода слова, то становится ясно, что это есть подлинное отношение западных политиков к истории и современности. Как говорится, всё возвращается на круги своя, и под прикрытием разговоров о европейских ценностях поется всё та же нацистская песня «Фатерлянд превыше всего».

Посмотрите, какие политические партии и каких политиков поддерживает Европейский союз в странах СНГ? Такие политические партии и таких политиков, которые ничего общего не имеют с демократическими ценностями. Возьмём, к примеру, бандеровскую партию «Свобода» на Украине, которая на своём сайте излагала следующую политику: «Украинизация Крыма, Донбасса, Харькова, Одессы, Николаева, Херсона, Кривого Рога, Запорожья, Кременчуга, Днепродзержинска и других русскоязычных городов возможна только с помощью тоталитарной военной диктатуры, репрессивными методами. Это когда защитникам двуязычия будут выбивать зубы прикладами автоматов». Ведь очевидно, что эта партия пропагандирует и практикует идеологию украинизации в самых ксенофобских и отвратительных формах. Дайте ей только волю, и она установит такие ценности, которые ничем не будут отличаться от фашизма. И вот эту фактически фашистскую организацию евробюрократы зачисляют в разряд евроинтеграционной партии, которая якобы стремится к европейским ценностям. Разве это не фарисейство со стороны Европейского союза? Объективно Европейский союз поддерживает лишь только антидемократические, антироссийские организации в странах СНГ.

Отсюда должно быть понятно, мягко говоря, нелояльное отношение западной правящей элиты к победе СССР и советского народа во Второй мировой войне. В этом нелояльном отношении к решающей роли СССР в разгроме фашизма присутствует комплекс факторов: психологических, исторических, геополитических. Если говорить о сегодняшней Германии, то самим немцам неприятны воспоминания о своём разгроме. Неприятны эти воспоминания и французам, потому что фашисты разгромили их за две недели, и потом четыре года страна была под оккупацией. Англия же после Второй мировой войны полностью утратила статус великой колониальной империи, где, как говорил Уинстон Черчилль, солнце никогда не заходит. США не хотят воспоминаний об атомных бомбардировках японских городов — Хиросимы и Нагасаки. В самом деле, что в этом преступлении против человечества было героического и выдающегося? Чем эти «воинские подвиги» отличаются от холокоста и других преступлений фашистов? Японии тоже говорить о Второй мировой войне не хочется. Хотя японцы и вспоминают бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, но при этом власти никогда не говорят, чьи именно бомбы были сброшены на города. Японцев понять можно, ведь они имеют статус не только побеждённых, но фактически и оккупированных. Так что нужно соблюдать приличия по отношению к оккупантам. Не лучше ли помалкивать. Поэтому события Второй мировой войны для населения западных стран неинтересны, они вызывают слишком много негативных комплексов. Вот почему в списке 10 главных сражений, приведённом в официальной английской и американской истории, говорится лишь о поражении Красной армии в 1941 году, а битвы за Москву и Курск почему-то упоминаются в контексте со Сталинградским сражением, при этом ничего не рассказывается об операции «Багратион» и Висло-Одерском наступлении. «Читая работы зарубежных политологов, — обращает внимание политолог Павел Тарусин, — видно, что они не связывают развитие современных политических процессов с историей Второй мировой войны».

Иная правда может быть хуже лжи

Есть категория исследователей, которая применительно к истории Великой Отечественной войны мыслит по принципу германского императора Фердинанда I: pereat mundus et fiat justitia, что в переводе на русский язык означает «человек живет для того, чтобы есть». Главное, подчёркивают эти исследователи, всегда говорить правду, какой бы неприятной для нас она ни была. Этим исследователям невдомёк, что иная правда может быть хуже лжи. Как так, вознегодует правдоискатель! Ведь правда не может быть ложью! В том-то и дело, что может. Это когда великие исторические события в жизни народа начинают размазывать под углом физиологического бытия человека. Это правда камердинерская, лакейская.

Как мыслит лакей, обслуживающий своего господина? Чисто физиологически. Он смотрит на своего господина, как на самого себя, а поэтому не видит никакой разницы между своим лакейским образом жизни и жизнью других людей, в том числе и выдающихся. Точно так же лакей относится и к историческим событиям.

«Для лакея, — писал Гегель, — нет героя; но не потому, что последний не герой, а потому, что тот — лакей, с которым герой имеет дело не как герой, а как человек, который ест, пьёт, одевается, т. е. вообще имеет с ним дело со стороны единичности потребностей и представлений». При физиологическом подходе любой великий человек ничем, разумеется, не отличается от лакея. И это правда. Но это такая правда, которая при оценке великого человека хуже лжи.

Именно такой физиологический подход применяется и при характеристике великих событий в жизни народа, человечества. Какая может быть Великая Отечественная война, резонируют лакеи-софисты. Ведь война — это грязь, кровь, слёзы, насилие, убийства. Нет в этом ничего великого, патриотического, героического. Речь может идти только об элементарном выживании. И такая правда хуже лжи. Ибо человеческое бытие не сводится только к физиологическому бытию. Но для лакея это абсолютно непонятно.

Или вот лакеи-софисты вопрошают: «Какое может быть героическое партизанское движение?» Люди шатаются по лесам, не спят, будоражат тихую деревенскую жизнь. Правда? Разумеется, правда, но опять же чисто лакейская. А такая правда по отношению к человеку есть ложь. Эта ложь опять гримируется под физиологически правдоподобную формулу. Дескать, не было бы партизанского движения, не было бы и репрессий немцев против мирных белорусов, то есть не было никаких белорусских хатыней. В чём здесь заключается ложь? В том, что при такой коллаборационистской логике не просто обеляется, но фактически оправдывается фашистская агрессия против нашей страны. То есть, оказывается, правы фашисты, которые вероломно напали на нашу страну, а не наши люди, которые решили защищать свои алтари и очаги.

Коллаборационисты убеждают защитника Отечества: хотя на твою страну напал враг, но ты не сопротивляйся, не борись, а руки вверх, смотришь, и спасёшь свою жизнь. Это напоминает строки из письма жены немецкого солдата, найденного на его трупе в 1942 году. Вот что она писала своему любимому фрицу: «Мы тут все в Гамбурге до глубины души возмущены упрямством и бессовестностью русских, которые никак не соглашаются прекратить своё глупое и бессмысленное сопротивление».

В самом деле, зачем было сопротивляться оккупантам, если при них, как заявляют коллаборационистские историки, началось возрождение Беларуси. Ведь сам гауляйтер Вильгельм Кубе в первую годовщину вероломного нападения Германии на СССР в профашистской «Белорусской газете» 22 июня 1942 года разразился следующей тирадой: «Минск должен стать центром собственной белорусской жизни под немецким предводительством в новой Европе. Но Беларусь должна прийти к самосознанию и энергично взяться за задачи, определённые ей Судьбой. Беларусь более не форт выпадов красных правителей против Европы, а граница новой Европы против степного духа москалей». Вот уж действительно — ничто не ново под луной. Оказывается, современные евроинтеграторы ничего не придумали оригинального на тему независимой европейской Беларуси и европейской идентичности белорусов. Они лишь занимаются плагиатом из фашистских циркуляров. Вот как «национально-сознательный» историк Леонид Лыч, который в советские годы живописал о дружбе белорусов и русских, комментирует высказывание фашистского бонзы: «Подобная позиция гауляйтера не могла не привлекать к себе белорусских деятелей национальной ориентации… Снисходительное отношение В. Кубе к белорусскому вопросу позволяло научной, творческой интеллигенции без оглядки по сторонам строить свою деятельность с учётом национальных интересов, смело идти в народ и говорить ему всю правду о прошлом, склонять к активному участию в устройстве национальной жизни в рамках дозволенного властями». Какая трогательная идиллия! Так и хочется воскликнуть: «Хайль Гитлер!» Свести человека к физиологическому уровню и возвести фашистских захватчиков в ранг покровителей белорусского возрождения — вот к чему сводится так называемая правда коллаборационистов в годы Великой Отечественной войны и евроинтеграторов в наше время. В этом и заключается их национальная идея и евроинтеграция Беларуси.

Но человек не просто физиологическое существо. Человек, вообще, нравственное существо. Он требует уважения своего достоинства, справедливости и всего того, что присуще всякой нравственной личности. И когда на его землю напал вероломный, жестокий враг, то у советского человека проявилась естественная человеческая реакция: дать отпор, уничтожить насильника, разбойника, убийцу. Именно так понимали и так относились наши люди к своей борьбе с фашистами. Война не на жизнь, а на смерть.

Прав научный сотрудник Института философии Национальной академии наук Беларуси Пётр Петровский, что «Великая Отечественная война для белорусов — это национально-освободительная борьба, которая окончательно сформировала белорусскую нацию. Поэтому не случайно классики послевоенной белорусской литературы наибольшее внимание уделяли именно сюжетам борьбы, героизма и сплочения белорусов в борьбе, что сформировало белорусский послевоенный эпос о национально-освободительном характере Великой Отечественной войны. Фактически признание за БССР роли колыбели для современной белорусской нации стало маркером понимания исторических основ и места уже современной Беларуси».

Американские шевинтоны против нашей Победы

В оценке поведения советских людей в годы Великой Отечественной войны софисты-лакеи также пользуются ложным разграничением между внутренним и внешним в человеке, чтобы утверждать, что, дескать, советские люди никакого героизма не проявляли, никакого советского строя не защищали, поскольку все они стремились лишь к одному: спасти свои жизни любой ценой. Такая аргументация — это образ мыслей завистливого человека, который, будучи сам неспособен совершить нечто героическое, выдающееся, стремится низвести великое до своего уровня и тем самым принизить и унизить его. Французский философ Жан-Жак Руссо писал: «Зависть горька, потому что вид счастливого человека не только не заставляет завистника стать на место счастливца, но возбуждает в нём сожаление, что он (счастливый человек. — Л. К.) не на его месте».

Именно в логике горькой зависти к человеку и выполнены так называемые полифонические произведения нобелевского лауреата Светланы Алексиевич. Все её произведения есть не что иное, как мелочное знание людей, которое вместо того, чтобы рассматривать всеобщие и существенные черты человеческой природы, делает предметом своего анализа лишь антисоциальные, эгоистические интересы тщеславия, властолюбия, корысти, которые якобы являются сущностью человека. Отсюда и её заявление, что «Беларусь — страна полицаев». Но всё дело в том, что нобелевский лауреат рассуждает не о том, что происходило в реальности в Беларуси в годы Великой Отечественной войны, а мечтает о том, чтобы белорусы во время войны были вместе с Гитлером. Точно так же, как сегодня она недовольна тем, что белорусы являются приверженцами «красной империи» и «красного человека». Для Алексиевич плохо всё то, что хорошо для белорусов. Это именно и есть точка зрения горькой зависти по отношению к белорусам. Можно сказать, что присуждение Светлане Алексиевич Нобелевской премии по литературе — это своеобразная форма зависти шведов России за Полтаву или, другими словами, желание Нобелевского комитета, чтобы белорусы были такими же мрачными завистниками, как Алексиевич. В противовес точке зрения зависти следует напомнить о прекрасном афоризме Гёте о том, что против великих достоинств других людей нет иного средства спасения, кроме любви. В продолжение этой мысли добавим: к нашей героической истории и нравственному подвигу народа не может быть иного отношения, кроме глубокого преклонения.

Особенно острое нравственное противостояние вокруг советской истории развернулось на Украине.

Бандеровцы, которые при помощи олигархии, США и Евросоюза захватили Киев, никогда не будут выполнять Минские соглашения, потому что весь их стиль мышления и поведения сложился вне всякой истории, вне всякой законности. Надо твёрдо усвоить: бандеровцы представляют собой не какое-то политическое явление, а аберрацию истории и политики. Пытаться вести с ними политический диалог, переговоры — то же самое, что метать бисер перед свиньями. Как учил Христос, «не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего пред свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас». Поэтому когда некоторые политики резонёрствуют о том, что всё-таки надо верить, что мир на Украине наступит, то это означает только то, что мир на украинской земле наступит тогда, когда Украину освободят от бандеровцев.

И здесь возникает фундаментальный вопрос: почему господствующий класс США поддерживает бандеровцев, несмотря на их явную антиисторичность и бесчеловечность? Потому что ментально как бандеровцы, так и янки — это тождественные явления. Ведь политическая и экономическая элита США тоже сформировалась вне истории, вне законности, вне нравственности. Дело в том, что само возникновение США было связано с разрывом интеллектуальной и нравственной традиции человечества. То, что человечество всегда считало грехом, в США квалифицировалось как добродетель. Вспомним Александра Хейга — государственного секретаря в 1970-е годы, который поучал мировую общественность сентенциями, что «есть вещи поважнее мира», то есть бизнес военно-промышленного комплекса США значит больше, чем мир на нашей планете. Как признают сами янки, США — это не страна, не государство, а бизнес. А бизнес, как известно, не признаёт ни законов, ни морали, ни прав человека, а только прибыль. Бизнес по своей природе аморален и криминален. Европейская колонизация Америки свелась к уничтожению американских индейцев.  В результате пятисотлетней войны, или самого длительного холокоста в истории человечества, было уничтожено 95 из 114 миллионов коренных жителей нынешних территорий США и Канады.

Для иллюстрации: в 1864 году полковник американской армии по имени Джон Шевинтон, расстреливая из гаубиц очередную индейскую деревню, сказал своим офицерам: «Я пришёл, чтобы убивать индейцев, и считаю, что это право и почетная обязанность. И необходимо использовать любые средства под небом Бога, чтобы убивать индейцев». Думаете, это осталось в прошлом? Заблуждаетесь. Военный аналитик американского телеканала Fox News, генерал Боб Скейлз в прямом эфире 11 марта 2015 года откровенно заявил, что «США должны убивать как можно больше русских в Донбассе». Вот вам и вся западная демократия!

Нынешних американских шевинтонов интересует не демократия на Украине, не территориальная целостность Украины как государства со своими законами, традициями, уважением достоинства каждого гражданина, а лишь украинская территория для американского бизнеса. США озабочены не правами и свободой украинского народа, а лишь свободой для американского бизнеса на украинской территории. Разумеется, чем больше территория, тем больше возможностей для американских бизнесменов проворачивать там свои преступные делишки. Они, как и шевинтоны в XIX веке, пришли убивать коренных жителей Украины. Вот истинная причина антироссийских ламентаций американских шевинтонов о защите «демократической» Украины от «имперской» России.

Для реализации этой шевинтоновской политики на Украине наиболее подходящий инструмент — бандеровцы, поскольку они в плане национального самосознания ничего общего не имеют с ментальностью украинского народа. Бандеровцы являются своеобразными выкрестами американской мечты для Украины. Доллар — это их религия, а Сорос — это их идолище, которому они приносят в жертву украинский народ.

Порошенко, Ярош, Турчинов, Тимошенко, Пинчук и другие «слуги народа» — это бандеровские выкресты. Украина для них — это не страна, не государство, не народ, а бизнес. Они волнуются не о территориальной целостности Украины, а о целостности своего бизнеса на Украине. Они визжат против воссоединения Крыма с Россией, против нашей Победы над фашизмом не по причине защиты территориальной целостности Украины, а в связи с утратой своих барышей на крымской земле в виде севастопольских заводов, крымских портов и райских мест на южном берегу Крыма (ЮБК). В этом и заключается принципиальная несовместимость украинской государственности и бандеровской власти, ориентированной на преступное гешефтмахерство. На месте Украины для этих выкрестов могла оказаться любая другая постсоветская республика — Молдова, Грузия, Белоруссия, Россия… Пример Саакашвили, точно такого же выкреста американской мечты для Грузии, наиболее показателен в этом плане. Различие между cовременными янки и бандеровцами лишь одно: бандеровцы — это дегенераты с топорами в руках, а янки — это такие же дегенераты, только с ракетами в руках. Как отмечает американский журналист Эрих Зюсс, «современная политика США по сути своей не сильно отличается от политики фашистских государств во время Второй мировой войны, одной из главных целей которой являлось разрушение России».

Отсюда очевидный вывод: пока сам украинский народ не освободит себя от бандеровских выкрестов и американских шевинтонов, говорить о мире на Украине не приходится.

Победа советского народа в Великой Отечественной войне — это высший предел нравственного достоинства в истории человечества.  Поэтому наша Победа, а следовательно и вся наша советская история, принадлежит не только прошлому, это величайшее достояние настоящего и нравственный ориентир для будущего всех добрых людей на планете Земля.

Президент ФРГ Йоахим Гаук в своей речи, посвящённой 70-летию Победы над фашизмом, имел полное право утверждать, что «граждане Германии должны быть благодарны Советскому Союзу за самоотверженную борьбу с нацистским режимом. Поколения, рождённые в Германии после войны, должны помнить, что благодаря СССР они получили свободную и достойную жизнь».





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.