» » Президент Литвы почувствовал, что игра требует новых правил
Опубликовано : 13-06-2020, 07:11 | Категория: Новости, Политика » Президент Литвы почувствовал, что игра требует новых правил



Президент Литвы почувствовал, что игра требует новых правил

Литовская Фемида открыла глаза

Литовская Фемида делает неожиданные шаги. Из тюрьмы освободили антифашиста Алексея Грейчуса, арестованного в марте 2020 года по подозрению в «измене родине и работе на российскую разведку». Не исключено, что прокуроры Клайпеды планировали связать Грейчуса с «главным русским шпионом» журналистом-международником Альгирдасом Палецкисом, арестованным осенью 2018 года. Однако что-то пошло не так.

10 июня принято решение не числить больше историка Валерия Иванова работавшим против Литовского государства в «законспирированной ячейке» Палецкиса. Самого Альгирдаса ещё продолжают обвинять «в шпионаже в составе организованной группы вместе с сотрудником разведки РФ и другими гражданами России и в сборе информации за денежное или иное вознаграждение», но и в его деле произошли существенные сдвиги в лучшую сторону.

Под предлогом возможной утечки данных о госсекретах Литвы обвинение настаивало на проведении судебных слушаний по делу видного литовского антифашиста в закрытом режиме. Уголовное дело специально засекретили. И вдруг судьи неожиданно приняли решение о проведении открытого процесса. Палецкис не сомневается – в открытом суде обвинение не сможет обосновать свои «гипотезы», ибо и сейчас не в состоянии ответить на простые вопросы. Например, какую информацию собирал обвиняемый, где, кому и каким образом передавал? «У прокуратуры нет аргументов, поэтому ей остаётся только внушать обществу: раз содержали в тюрьме полтора года – значит, виновен. Есть и второй мотив – пытались сломить волю, заставить признаться».

В тюрьме арестанту была уготована незавидная судьба. С октября 2018 года он без предъявления обвинения сидел в полуподвальной одиночке. Официальные представители Генпрокуратуры неизменно подчёркивали: «Если Палецкис не оказался бы изолированным, он мог нанести непоправимый урон государству». Ухудшающееся здоровье, частичную потерю зрения и веса охранники во внимание не брали. Антифашисты разных стран неоднократно пикетировали посольства Литвы, направляли петиции официальному Вильнюсу, в ОБСЕ, ООН, в другие международные организации, но безрезультатно.

А весной 2020 года вдруг появилось «письмо 50». Полсотни членов клуба подписантов Акта независимости Литвы от 11 марта 1990 года обратились к генпрокурору с просьбой смягчить условия содержания узника совести. Симпатизирующих Палецкису среди авторов обращения мы вряд ли найдём. Вот как, например, мотивировала своё решение консерватор Нийоле Ожелите, в прошлом актриса советского театра и кино: «Не люблю Альгирдаса, но не хочу, чтобы Литва в Европейском суде по правам человека, куда Палецкис непременно обратится, в очередной раз проиграла». И суд неожиданно прислушался к авторам письма – заменил тюрьму на домашний арест под интенсивным надзором и залог в 50 тысяч евро.

Никакие аргументы сторонников жёстких мер о возможном сговоре подозреваемого с другими участниками процесса и о давлении на свидетелей не сработали. Не прислушались судьи и к категорическим протестам прокуроров.

Складывается устойчивое впечатление, что нашумевшее дело о «группе российских шпионов во главе с Альгирдасом Палецкисом» разваливается. Никто из фигурантов этого дела не покушался на безопасность Литвы, никто из них не имел доступа к государственным секретам. Палецкис лишь писал книгу о событиях 13 января 1991 года. «В рамках необходимого брал интервью у участников событий, которые живут в том числе и в России. Также общался с российскими политиками, журналистами, политологами на конференциях и семинарах, в том числе в Крыму. Я – за народную дипломатию, особенно когда на официальном уровне диалог [между Литвой и Россией] заглох [по вине Литвы]. Выступал по российскому телевидению за добрососедские отношения. Вот и весь, собственно, криминал».

Прокуроры, разумеется, не верят «шпионам». За 10 лет пребывания у власти Даля Грибаускайте сформировала такую систему, при которой русофобия стала государственной идеологией, а шпиономания – главным механизмом консолидации общества. Литовские спецслужбы при молчаливом одобрении президента вели охоту на всех, чьё мнение отлично от тезисов «генеральной линии». Палецкису, например, мстят за слова о том, что в скорбный для литовцев день 13 января 1991 года «свои стреляли в своих». Отрицание «советской агрессии» в Литве уголовно наказуемо. Управляемые по телефону карманные суды приговорили Альгирдаса за инакомыслие к штрафу, лишили государственных наград, выставили изменником родины.

Противопоставив официальной версии факты и свидетельские показания, социалист Палецкис поставил под сомнение правомочность и законность расследования «военной агрессии России против независимой Литвы», как трактует события 1991 года официальный Вильнюс. А Следственный комитет РФ возбудил уголовное дело против литовских судей Айноры Мацявичене, Айвы Сувилене, Виргинии Тамошюнайте и Артураса Шумскаса, которые, нарушив принципы международного права, незаконно вынесли приговор фигурантам «дела 13 января» по обвинению в преступлениях против человечности и военных правонарушениях.

«Они грубо проигнорировали один из принципов уголовного судопроизводства, согласно которому все сомнения трактуются в пользу обвиняемых. Также приговор фигурантам дела был вынесен вопреки принципу международного права – недопустимости придания уголовному закону обратной силы», – заявила официальный представитель СК РФ Светлана Петренко.

Литовские судьи поступили противозаконно, они совершили правовой подлог, подыскивая основания для вынесения приговора. И сегодня Вильнюс спускает на тормозах дело о «разветвлённой шпионской сети» Палецкиса.

В таком повороте событий заинтересован президент Гитанас Науседа. «Без его согласия письмо подписантов Акта независимости в защиту Палецкиса не появилось бы. И суд не сделал бы ни одного шага в пользу Альгирдаса Палецкиса», – убеждён историк Валерий Иванов. При Грибаускайте Литва проиграла в Европейском суде по правам человека все резонансные дела. Проиграла по секретной тюрьме ЦРУ; проиграла дело «президент Паксас против Литвы». Репутация литовского правосудия испорчена. «Науседе очередной провал ни к чему. Он не сторонник ни на чём не основанных спекуляций, живёт в реальном мире, осознавая зависимость своего государства от мировых держав. Наверное, он почувствовал, что игра требует новых правил и первым решил сделать сильный ход», – считает Валерий Иванов.

Итак, президент Литвы дёрнул за верёвочку – литовская Фемида открыла глаза. Что дальше?

АНАТОЛИЙ ИВАНОВ
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.