Опубликовано : 21-06-2020, 18:11 | Категория: Новости » Княжества-соперники



Княжества-соперники

Становление Московского и Литовского княжеств, боровшихся за влияние на Руси, происходило в одно время.  XIV–XV вв. — это время сильных и пассионарных князей, последовательно проводивших политику централизации русских земель. Литва укрепляла своё влияние на территории современных Белоруссии и Украины, а Москва собирала северо-восточную Русь. Двигаясь навстречу друг другу, они встретились на границе Смоленского княжества и Верховской земли, чтобы столкнуться в непримиримом противоборстве на целые столетия.

Литва изначально имела серьёзное преимущество перед Москвой, так как покоряла территорию, практически лишённую государственности. Слабые западнорусские княжества сами стремились попасть под руку сильного государя, способного защитить их от внешней угрозы. В то же время Москва боролась за власть с сильными и амбициозными тверскими и нижегородско-суздальскими князьями, которые располагали значительными ресурсами своих княжеств.

Литвой и Москвой одновременно управляли сильные личности: Гедимин и Иван Калита, Ольгерд и Дмитрий Донской, Витовт и Василий I, Казимир и Иван III. В нескольких статьях я хочу провести сравнение их правлений, имевших много общих черт, выявить те отличительные особенности, которые позволили сформировать литовскую и московскую государственность.

Единственным русским историком, осуществившим параллельное исследование истории Московского княжества и ВКЛ, был Дмитрий Иловайский, создавший многотомный и капитальный труд, освещавший исторические события от древних времён до Петра I. Уложить все события русской истории в рамках статьи физически невозможно, поэтому я предлагаю всем любителям западнорусской истории обратить внимание на данного автора.

Литва на момент прихода к власти Гедимина

Некоторые, возможно, зададутся вопросом, почему я начинаю описание сравнительной московско-литовской истории не с Миндовга, а с Гедимина, который был отнюдь не первым правителем ВКЛ. Ответ на этот вопрос прост: с 1263 года (год убийства Миндовга) и до 1316-го (приход к власти Гедимина) литовские князья занимались своими внутренними вопросами и не претендовали на первенство в русских землях. Более того, даже исторические события тех лет являются скорее легендарными.

Князь Витень, которого называют предшественником Гедимина, фактически вернулся к текущим проблемам литовских земель и всю свою жизнь воевал с крестоносцами. Он не присоединял к себе русские княжества, а защищал те территории, которые были присоединены его предшественниками. В отдельной статье, посвящённой противостоянию Литвы и Москвы крестоносцам, я расскажу о тех кампаниях и битвах, в которых он принимал участие.

В современной белорусской националистической историографии Витень известен тем, что создал герб «Погоня», в его правление ставший государственным.

ВКЛ в этот период часто подвергается нападениям со стороны Тевтонского ордена, не оставляющего надежду покорить литовские земли. Впрочем, в отличие от пруссов литовцы ведут боевые действия достаточно успешно. Они разбивают крестоносцев в Турайдской битве, после чего начинают бурные набеги на вражескую территорию. При этом ни одна из сторон не добивается решающего преимущества. Противостояние с крестоносцами, продолженное потомками Витеня, заканчивается лишь в 1410 году, когда тевтоны терпят страшное поражение в Грюнвальдской битве.

Столицей княжества при Витене остаётся город Новгородок (Новогрудок). Впрочем, литовский князь не благоволит своим русским подданным. До конца своей жизни он остаётся язычником, что явно свидетельствует о ярко выраженной балтской идентичности князя. ВКЛ остаётся преимущественно балтским государством с небольшим количеством западнорусских территорий, присоединенных ещё Миндовгом. Очевидно, что с 1263 года литовским князьям не хватало времени и сил даже на покорение слабых княжеств современной Белоруссии.

Гедимин

О родственных связях Гедимина с его предшественниками известно мало. Более того, не установлено даже, кем был этот князь по отношению к Витеню. Это предопределило генеалогическую путаницу, приведшую к тому, что династию литовских князей начинают с Гедимина, а не с Витеня.

Гедимина считают первым великим князем Литвы. Именно при нём происходит завоевание земель, которые входят в состав современных Белоруссии и частично Украины.

Гедимин отходит от традиционно балтских дел, его интересы распространяются на восток. При этом он продолжает войну с Тевтонским орденом. Литовский князь становится первым гипотетическим серьезным противником Москвы, имеющим схожие с ней интересы по собиранию русских земель. До него Литва была для Московского княжества далёким и полуязыческим краем, утопающим в бесконечных войнах с крестоносцами. После Гедимина ситуация меняется коренным образом, за короткое правление князя границы Москвы и Литвы стремительно приближаются друг к другу.

В 1323 году Гедимин основывает город Вильно и переносит туда столицу. Все действия князя свидетельствуют о том, что он не намерен довольствоваться ролью второстепенного правителя Литвы. В 1307 году к ВКЛ присоединяется Полоцк, в 1315 году — Берестейская земля, позже — Туров, Пинск и Минск. Впрочем (и это отличительная особенность всех литовских князей), он оставляет на местах местных князей и довольствуется их вассалитетом. Позже, как я писал ранее, это станет ахиллесовой пятой ВКЛ.

Княжества-соперники

Исторических портретов Гедимина не сохранилось, поэтому мы вынуждены довольствоваться теми образами, которые создают, вероятно домысливая, европейские художники.

В 1324 году Гедимин совершает успешный поход на украинские земли. Во время этого похода он разбивает коалицию южнорусских князей, находящихся в подданстве Золотой Орды. Впрочем, дело покорения южнорусских земель предстоит довершить его преемникам.

Любопытно, что Императорское русское географическое общество в журнале «Живописная Россия» за 1882 год утверждает, что Гедимин имеет кровную связь с полоцкой княжеской династией, что упростило ему покорение западнорусских земель. Впрочем, учитывая языческие симпатии князя, в это сложно поверить.

При Гедимине служилые литовские князья появляются в Новгороде, а сам князь стремится породниться с московскими и тверскими князьями. Его дочь Августа выходит замуж за сына Ивана Калиты Симеона Гордого, а другая дочь (Мария) — за князя Дмитрия Михайловича Тверского. Это говорит о том, что князь стремится держать в руках все ниточки политических связей, позволяющих ему беспрепятственно распространять своё влияние на русские земли.

Иван Калита

Пока Литва постепенно укрепляется на западнорусских землях, во главе недавно возникшего Московского княжества появляется личность, заложившая основу российской государственности.

Иван Данилович, прозванный Калитой за свою рачительность, был третьим по счёту московским князем. До него московский стол последовательно занимали Даниил Александрович (сын Александра Невского) и Юрий Данилович.

Не приходится сомневаться, что московский стол не могли занимать слабые правители, склонные к погружению во внутренние дела. Московское княжество изначально было слабым уделом Владимирского княжества, переданным самому младшему сыну. Оно обязано было выполнять роль подручной силы в походах владимирских князей на татар и крестоносцев.

Впрочем, уже первый московский князь Даниил Александрович от роли простого младшего князя быстро отказывается. Более того, он совершает действия, которые его современникам кажутся странными. Московский князь не борется за владимирский стол, а последовательно собирает соседние земли. Он разбивает рязанцев и присоединяет Коломну, а после смерти последнего переяславского князя Ивана Дмитриевича наследует Переяславль–Залесский.

Уже при нём возникают первые трения с таким же молодым Тверским княжеством, однако ситуация не доходит до серьёзного противостояния.

В отличие от своего отца, Юрий Данилович имеет огромные амбиции. Он вступает в большую войну с Тверью, в ходе которой погибает. Попутно он присоединяет к себе Можайск, бывший малым уделом Смоленского княжества.

В этот самый момент наступает звёздный час для его младшего брата Ивана, вступившего на московский стол.

Иван Данилович не похож на своего отца и брата. Он умён, рачителен и дальновиден. Всё его правление — это тонко выстроенная схема всевозможных интриг и противовесов, которая приводит к почти неограниченной власти в Северо-Восточной Руси.

Княжества-соперники

По своему характеру Иван Данилович чрезвычайно похож на французского короля Людовика XI, предпочитавшего накопление богатств войнам.

Практически все его успехи связаны с умелым использованием «татарского фактора». Не стоит забывать, что в те времена Залесская Русь находилась под пятой золотоордынских ханов. Демонстрируя покорность хану Узбеку, Калита добивается права собирать дань со многих сопредельных княжеств, что позволяет ему поставить их под полный контроль. Разгромив Тверь татарскими руками, он фактически превращает Владимирское княжество в свою наследственную вотчину, хотя по правилам это княжество могло быть передано татарскими ханами любому русскому князю, признаваемому главным в Северо-Восточной Руси.

В своей политике Иван Данилович руководствовался принципом «разделяй и властвуй». Он заключал браки своих детей с сопредельными князьями, а также Литвой, умело использовал конфликты между князьями. Калита также открыто пользовался влиянием церковной власти, которая прочно поддерживала позиции Москвы.

Москва и Литва

Между Калитой и Гедимином присутствует определённое сходство. Оба князя становятся фактическими создателями местной государственности, присоединяют к себе сопредельные территории с помощью переговоров, а не войн. Они также являются полными современниками: Гедимин наследует литовский стол в 1316 году, а Калита Москву — в 1322-м. Умирают они с разницей в один год: Калита — в 1340-м, а Гедимин — в 1341-м.

Гедимин является первым литовским князем, который привечает соперников Москвы. Тверской князь Александр Михайлович после разгрома Твери татарами бежит в Литву, а позже во Пскове выступает доверенным лицом Гедимина.

Впрочем, на начало XIV века литовскому и московскому князьям ещё нечего было делить, между ними существовал серьёзный буфер в лице Смоленского и Брянского княжеств, а также Верховской земли. Князья стремились укрепиться на приобретённых землях, а не воевать между собой.

Как я уже писал выше, дочь Гедимина стала женой Симеона Полоцкого. Однако линия московских князей была продолжена по линии его брата Ивана Ивановича, так что первый московский князь, в чьих жилах текла кровь Гедимина, — это Василий Васильевич, прозванный Тёмным.

Княжества-соперники

Какие же задачи ставили перед собой московские и литовские князья до начала конфликта? Литве оставалось покорить сильное Смоленское княжество, а также заставить считаться с собой Польшу. Кроме того, находились под татарским сапогом южнорусские земли. Москве предстояло окончательно победить Тверское княжество, выйти из-под власти Золотой Орды и присоединить Новгородскую вечевую республику.

Самое забавное, что Гедимин увековечен на памятнике тысячелетия России, что указывает на то, что дореволюционные историки рассматривали Литву не как абсолютно чуждую государственность, а в качестве одного из русских княжеств, политически и культурно тяготевших к Руси.

Таким образом, при Гедимине и Калите были созданы сильные княжества, которым предстоит стать смертельными соперниками. Они накапливают силы и усиливают своё влияние на Руси. Открытому столкновению препятствует отсутствие общих границ. Впрочем, уже при этих двух великих соплеменниках начинает складываться схема противостояния, в том числе учитывающая возможных союзников. Уже при сыне Гедимина она начнёт работать.



Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.