» » Враг моего врага — мой друг
Опубликовано : 18-07-2020, 07:11 | Категория: Новости » Враг моего врага — мой друг



Враг моего врага — мой друг

Имя идеолога чешской Реформации Яна Гуса известно каждому образованному человеку. Величайший мыслитель Средневековья стал символом возрождения чешской государственности и национальной церкви. В 1415 году он был казнён католической церковью, однако успел завещать свои идеи соратникам.

Участие Великого княжества Литовского в гуситских войнах — достаточно малоизученная тема, хотя западнорусские войска деятельно помогали чехам в отражении крестовых походов. Особую известность в этот период приобрёл князь Сигизмунд Корибутович, внук Ольгерда. Его подвигам я посвящу отдельную главу в данной статье.

Любопытно, что Витовт, никогда не порывавший с католической церковью, охотно отправлял своих воинов на помощь гуситам. Сложно сказать, рассчитывал ли он при этом надолго удержать Чехию в качестве своего наместничества. По своему культурному и политическому развитию Богемское королевство намного превосходило ВКЛ, общих границ у них не было. Вероятно, сыграло свою роль стремление литовского князя к максимальному упрочению своего имиджа в Восточной Европе. Как известно, Витовт был чрезвычайно самолюбив и амбициозен. Как и следовало ожидать, усилия его не увенчались успехом, хотя и принесли свои плоды.

Гуситское движение, вспыхнувшее в Богемском (Чешском) королевстве, было в некотором роде национальным восстанием против немецкого засилья. Как известно, ещё в XI веке Чехия стала частью Священной Римской империи. С тех самых пор страна подпала под немецкое политическое и культурное влияние. Немецкие колонисты переселялись в чешские города, занимали руководящие должности в местном самоуправлении. Не только простой народ, но и чешское дворянство оказались в сложном положении.

Опасность онемечивания доказывает тот факт, что в XIX веке чехам практически заново пришлось возрождать свой язык, повсеместно вытесненный немецким. Лишь целенаправленная политика государства позволила избежать окончательной катастрофы. Безусловно, успех политики возрождения был прежде всего обусловлен заинтересованностью в ней самих чехов. Впрочем, даже при таких условиях потребовались очень серьёзные усилия.

Чехия, Польша и ВКЛ на момент гуситских войн уже достаточно тесно взаимодействовали друг с другом. Как известно, чешский отряд под командованием Яна Жижки принимал участие в Грюнвальдской битве. Сохранялись широкие культурные связи, столетием позже Франциск Скорина работал в Праге. Участие ВКЛ в судьбе гуситов нельзя назвать случайным, славянские государства ощущали родственную связь и стремились к взаимодействию.

Гуситы в ранней борьбе

С 1415 по 1419 год Чехия готова была в любой момент взорваться.

Почва для народного восстания была достаточно удобрена для обильных всходов. Даже те чехи, которые не желали порывать с католической церковью, были настроены антинемецки. По стране бродили проповедники, распространяющие идеи Яна Гуса, в обществе идеи Реформации были тесно связаны с политикой.

Враг моего врага — мой друг

Сожжение Яна Гуса. Миниатюра из «Хроники Констанцского собора» Ульриха фон Рихенталя (1464)

Католическое духовенство с тревогой следило за крепнущей ересью. Впрочем, её действия были скованы установленной сеймом свободой проповеди. Только требование самого императора Сигизмунда (король Чехии был его вассалом) на короткое время восстановило в стране католические приходы.

Попытки ликвидировать реформацию вместо положительных плодов вызвали давно ожидаемый взрыв. Сторонники гуситской церкви стали собираться на горе Табор, вскоре ставшей центром движения. Началом гуситских войн стало восстание в Праге, где были убиты наиболее одиозные противники нарождающейся борьбы.

Смерть чешского короля Вацлава усугубила ситуацию. Чехи стали помышлять о полном отделении от Священной Римской империи, восстание распространилось по всей стране.

Любопытно сравнить действия гуситов с ещё одной ересью, имевшей место в Средневековье, — катарами. Те и другие были распространены на определённой территории, имели черты национальных движений. Обе столкнулись с крестовыми походами, объявленными против них римскими папами. Катары (альбигойцы) достаточно долго сопротивлялись крестоносцам, однако в конце концов были уничтожены. Гуситы, пусть и в расколотом виде, частично заставили с собой считаться.

Гуситы в самом начале выбрали действенную тактику борьбы с хорошо вооружёнными крестоносцами. Основой её стала оборона, защитники строили вагенбург (стан перегораживался телегами, на которых устанавливали бомбарды), рыцарская конница не могла их опрокинуть. В результате слабость вооружения компенсировалась удобством защиты. В общем-то, практически все важные битвы были выиграны за счёт вагенбурга. В русском языке он более известен в качестве «гуляй-поля», казаки и русские порубежные отряды, направляемые против степняков, с их помощью легко отражали удары любой конницы.

Главные силы повстанцев располагались в уже упомянутом мною Таборе. Когда ситуация на определённом участке войны складывалась не лучшим образом, гуситы перебрасывали из него силы на угрожаемое направление.

Сигизмунд Корибутович и литовско-русский отряд

Первые «волонтёры» из ВКЛ прибыли в Чехию ещё до начала выступления. Ими стали князья Сигизмунд Корибутович и Федор Острожский. 

Враг моего врага — мой друг

Князь Сигизмунд Корибутович — человек очень необычной судьбы. Потомок Гедиминовичей, он почти всю жизнь провёл в странствиях и походах. В Грюнвальдской битве Сигизмунд командовал отдельной хоругвью под общим командованием Ягайло, однако позже поступил на службу к князю Витовту.

По большому счёту перед князем стоял выбор: скучная служба в каком-нибудь захолустье или военное поприще. Он выбрал второе. Это принесло ему славу одного из главных спасителей Чехии.

Обстоятельства появления князя на чешской земле весьма любопытны. После смерти князя Вацлава чехи искали себе короля не из немцев. Изначально они предложили королевскую корону Ягайло, но тот отказался. Тогда они послали соответствующий запрос Витовту. Очевидно, что последнему было сложно устоять перед искушением пусть сомнительного, но королевского величия. Впрочем, перебираться в Прагу он не собирался.

В 1422 году Сигизмунд получает под своё командование первый большой отряд, состоящий из 5 тысяч воинов. Витовт отправляет его на помощь гуситам в качестве своего наместника.

Литовско-русский князь с самого начала показывает себя талантливым полководцем. Он заставляет императорские войска отступить в Венгрию и вступает в Прагу. Здесь его официально признают наместником, после чего князь наносит ещё несколько поражений крестоносцам. При штурме замка Карлштейн он приказывает стрелять по осаждённым из катапульт, но не тяжёлыми камнями, а фекалиями, собранными на 60 возах. Тем самым он продемонстрировал своё презрение к противнику.

В 1423 году Сигузмунд на время покидает Прагу, так как Витовту и императору Священной Римской империи удаётся договориться о прекращении литовской помощи восставшим.

С этого момента Сигузмунд перестаёт быть представителем Витовта и решается действовать на свой страх и риск.  В 1424 году во главе собственного полуторатысячного отряда он снова вступает в Прагу, где его негласно провозглашают королём.

Стоит отметить, что данное решение стоило ему немалых неприятностей. В глазах католической церкви, коей симпатизировали Витовт и Ягайло, он становится другом и сторонником еретиков. Папа римский отлучает его от церкви, Ягайло забирает наследственные земли. Впрочем, деятельного князя это не остановило.

Самый громкий его успех — разгром крестоносцев под местечком У́сти-над-Ла́бем. Это стало финалом третьего крестового похода против гуситов.

После смерти Жижки, главного предводителя гуситов. Сигизмунд становится их фактическим предводителем. Впрочем, дальнейшей его карьере помешал несчастный случай. Литовский князь решил затеять тайные переговоры с императором Священной империи, чтобы договориться о хороших условиях мира. В Таборе узнали об этом и заключили князя в замок Вальдштайн. Правда, в скором времени он был просто выслан гуситами за пределы Чехии.

Интересно, что Сигизмунд, заразившийся в Чехии гуситскими идеями, вовсе не смирился со своей участью. Он даже попытался привить гусизм на польской почве. Князь захватил замок Глиницу и предложил краковскому епископу Збигневу Олесницкому прения о вере. Разумеется, это предложение было отвергнуто. В скором времени, собрав отряд, Сигизмунд вернулся в Чехию, где продолжил воевать против крестоносцев.

Лишь фактическое поражение главного и наиболее радикального крыла гуситов — таборитов — заставило литовско-русского князя вернуться на Родину. Впрочем, и здесь он не сидел сложа руки, а принял участие в гражданской войне на стороне Свидригайло. В решающей битве под Вилькомиром князь попал в плен к своим смертельным врагам — католикам. Вероятно, именно по этой причине его тут же казнили несмотря на происхождение.

Гуситы в поздние годы

В 1436 году Чехия согласилась на умеренные условия императора Священной Римской империи Сигизмунда.

Как так получилось, что мощное движение исчерпало себя? Дело прежде всего в разделении гуситов на 2 лагеря — чашников и таборитов. Первые стремились к компромиссу с врагом, вторые представляли собой мощную революционную силу, опередившую время.

В конце концов умеренная сторона устала от противостояния со всем католическим миром. В конце борьбы она даже объединилась со своими прежними противниками. Битва под Липанами стала лебединой песней таборитов, они были полностью разгромлены.

Участие ВКЛ в гуситских войнах в некотором смысле представляет собой авантюру. И хотя Витовт некоторое время успел побыть чешским королём, пользы ему от этого не было никакой. Видимо, он вовремя осознал это и принял решение отказаться от участия в войне.

Что касается Сигизмунда Корибутовича, то гуситские войны изрядно украсили его жизнь, сделали её осмысленной и интересной.

В целом литовско-русскую помощь гуситам можно охарактеризовать как один из примеров поддержки одного славянского народа другим. К счастью, поляки и литовцы не осквернили свои знамёна помощью крестоносцам. Гуситское движение оказало огромное влияние на формирование чешской нации, его и сегодня с восторгом вспоминают в Праге. Приятно, что западнорусские силы имеют к этому пусть не существенное, но отношение.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.