Опубликовано : 22-07-2020, 16:11 | Категория: Новости » Село и столица



Село и столица

Предвыборная кампания в Беларуси снова перешла в активную фазу после затишья, когда все ожидали регистрации кандидатов. В одном из недавних обзоров говорилось, что вполне вероятны уголовные дела. Действующий президент ещё в начале лета довольно прозрачно намекнул, на какой базе всё это может начаться.

Правда, уголовные дела были возбуждены в отношении Тихановского и Бабарико, но не в отношении Цепкало. Хотя неоднократно заявлялось, что у него были какие-то странные вещи при постройке дома. Затем на арену вышел турецкий бизнесмен, уже не первый год работающий в Беларуси.

Село и столица

Турецкий бизнесмен Седат Игдеджи

Он обвинил потенциального кандидата в коррупции, махинациях и т. д. Тот в ответ обвинил турка в непорядочности, обмане и т. п. Государство в данном случае не стало выступать в роли арбитра и точку в истории не поставило. Никаких дел не возбудили: ни в отношении турка, ни в отношении Цепкало. А в сети появились данные о том, что работой с турком недовольны многие белорусские компании. Сам Цепакло заявил, что уже выиграл один суд против бизнесмена. На этом история «заглохла».

Но у Цепкало оказалась другая беда. Избиркомы забраковали слишком большое количество подписей за его выдвижение. Позже глава ЦИК Лидия Ермошина пояснила, что были ещё неточности в декларации об имуществе и доходах супруги: она не указала, что у неё есть акции одного банка.

Естественно, команда Цепкало считает, что подписи отклонены необоснованно. Была подана жалоба. Портал СОНАР-2050 в данной ситуации не намерен давать какие-то оценки и заявлять, кто прав: ЦИК или Цепкало. Решать, кто прав, можно, только имея на руках все подписные листы, заключения экспертов и т. д. Всё остальное — эмоции и личные политические предпочтения.

Хотелось бы обратить внимание на другие аспекты нынешней президентской кампании в Беларуси. На недавней встрече с российским премьером Мишустиным Лукашенко заявил: «Очень странные вещи происходят. Иногда я начинаю долго думать, исходя из своего опыта, откуда это берётся. А вот, всякое получается. Поэтому я вам потом расскажу об этом».

Село и столица

Встреча Лукашенко и Мишустина в Минске. Фото: пресс-служба президента

О чём говорилось на закрытой части встречи, что это за странные вещи? Этого просто никто не знает. Но кампания действительно странная и непохожая на предыдущие.

Что-то меняется в белорусской политике. Можно с большой долей уверенности говорить, что Лукашенко останется в президентском кресле. Однако что будет во время следующей президентской кампании? Пройдена какая-то точка невозврата, но у наблюдателей это пока на уровне интуиции и ощущений. Полного осмысления нет. И всё же некоторые предварительные выводы сделать можно.

Село и столица

После ухода с дистанции Виктора Бабарико и Валерия Цепкало был объявлен союз трёх штабов. Лицами объединения стали женщины: глава команды Бабарико (Мария Колесникова); супруга Сергея Тихановского (Светлана), который хотел стать кандидатом в президенты; супруга Валерия Цепкало (Вероника). Фото: штаб Бабарико

Объединение произошло очень быстро — через два дня после регистрации кандидатов в президенты. Альянс вполне логичен. Очевидно, что больше всего ресурсов (если не учитывать команду действующего президента) изначально было только у двух команд: бабарикинцев и цепкаловцев. После отказа в регистрации их кандидатов команды стали просто «группами лиц». Официально они и не предвыборные штабы, и уже почти не инициативные группы. Какие действия предпринять? Конечно, «забрать» наиболее раскрученного кандидата себе. Самая распиаренная — Тихановская (подалась вместо мужа и была зарегистрирована). Остальных даже в Минске знают не все. Это новичок — предприниматель Сергей Черечень. Двое других — «ветераны» оппозиции Андрей Дмитриев и Анна Канопацкая.

Дмитриев, в принципе, имеет неплохой опыт. Он работал на украинских выборах. Во время кампании в 2010 году продвигал в Беларуси кандидата Владимира Некляева, имел тогда больше всего финансовых ресурсов и переманил к себе многих оппозиционных активистов. В 2015 году Дмитриев двигал на президентский пост первую в истории Беларуси женщину-кандидата — Татьяну Короткевич. Тогда это был единственный кандидат с продуманным «маркетингом», фирменными жестами и лозунгом. Было видно, что над ней поработали или профессиональные рекламщики, или политтехнологи.

Село и столица

Татьяна Короткевич. Фото: «Википедия»

Почему-то на этот раз Дмитриев не стал двигать женщину, а пошёл на выборы сам. Видимо, сейчас у него нет тех бюджетов, что ранее. Реклама, в том числе продвижение в соцсетях, довольно скромная. Нет какого-то особенного бренда или лозунга. К тому же он нравится не всем из протестного электората. Делать ставку на него нецелесообразно.

Анна Канопацкая известна ещё меньше, чем Дмитриев. Ей удалось пробиться в предыдущий созыв белорусского парламента. Там она ничем примечательным не запомнилась. Просто демонстрировала свою протестность и «сливала» журналистам некоторые законопроекты. Единственный мощный эпизод — инициирование закона о гарантиях бывшим президентам. Правда, сделала она это очень поздно, уже под занавес работы своего созыва. Законопроект даже не был зарегистрирован.

Канопацкая ярко продемонстрировала свою импульсивность и непредсказуемость во взаимодействии с коллегами по оппозиции. Одним из внешних проявлений спонтанности и непоследовательности политика можно отметить характерную деталь. Будучи оппозиционеркой, на первое заседание парламента она пришла не со стандартным депутатским значком с красно-зелёным госфлагом, а с альтернативным бело-красно-белым. Вот только значок политик надела древком вниз. А при «протокольно-паспортной» фотосъёмке для сайта Палаты представителей согласилась надеть красно-зелёный значок. С точки зрения среднестатистического оппозиционера, это классическая «здрада».

Село и столица

В общем, персона со странной предысторией, слишком импульсивна и не так известна среди массового электората. Честнее сказать, практически неизвестна.

Конечно, в такой ситуации остаётся только жена блогера Тихановского. Её важные качества для союзников — постоянство и верность. С другой стороны, она не амбициозна и согласна быть «техническим кандидатом» в пользу других политических сил, лишь бы они были против Лукашенко. То есть такой удобный кандидат, которого можно «наполнить» любым альтернативным содержанием. И у её штаба явно не хватает ресурсов. А у бабарикинцев они в избытке, но кандидата нет.

Зачем в этой кампании третья фигура — жена Цепкало? Всё очень банально. Триада — это более «прочный» символ. Союз двух — всегда намёк на возможное соперничество внутри пары. Тройка — более устойчивая конфигурация. И это не так много, как пятёрка. В общем, с точки зрения пиара всё очень удобно. Плюс это перетягивание на свою сторону поклонников Цепкалов.

Тихановская не привыкла выступать на публике. Муж находится в СИЗО под уголовным делом. Всё это придаёт неуверенности. Но она официальный кандидат. Её имя будет в бюллетене. Ей дали эфирное время на радио и ТВ, возможность опубликовать программу в госпрессе. Грубо говоря, Светлана в троице является как бы обладательницей некоего сказочного артефакта. Это волшебный горшочек, который «варит» доступ к государственным медиа и легальным встречам с электоратом.

Колесникова играет роль донора ресурсов и модератора. Жена Цепкало, которая не боится публичных выступлений, — это оратор. Она умеет говорить лучше всех троих, причём спонтанно.

Мария Колесникова, конечно, умеет себя вести перед объективами камер, хорошо держится. Но есть впечатление, что она говорит заготовками. Иногда забывает некоторые слова (как русские, так и белорусские), потому что долгое время жила в Германии. По профессии она музыкант и окончила Высшую школу музыки в Штутгарте. Почему оказалась в политике, пока непонятно.

Фотография этих трёх женщин, приведённая выше, сделана, конечно, весьма профессионально. У каждой фирменный жест: сердечко, кулак, «виктория». Взаимодополняющая семантическая триада символов. Но всё это внешние вещи. Никаких сверхидей объединённый штаб пока не выдвинул. Программа, по их словам, в проработке. Может быть, бабарикинцы, как всегда, достанут из закромов очередной «секретный пакет» с планом «Б», как это было после задержания их претендента в президенты. Напомним, тогда штаб показал в YouTube заранее заготовленное обращение Бабарико, где он призвал инициировать референдум о возврате к конституции 1994 года. Это такое символическое «перечёркивание» всей эпохи Лукашенко, а заодно и попытка выбить у власти почву из-под ног не через президентские выборы, обходным путём.

Почему-то пока бабарикинцы с новыми союзниками поставили тему референдума на паузу. Электорату транслируют другой контент. В основном это эмоциональное убеждение в том, что власть плохая и «руль» нужно отдать Светлане Тихановской как переходной фигуре. Одно из предвыборных обещаний таково: будут назначены новые президентские выборы. То есть штабы до сих пор дают сигнал населению, что хотят видеть в бюллетене Цепкало и Бабарико.

Предположим, что Тихановская стала президентом. Непонятно, как технически она сможет назначить новые выборы, когда в парламенте большинство — за Лукашенко. Конституция Беларуси и её Избирательный кодекс однозначно гласят, что президентские выборы назначают депутаты Палаты представителей. Эту нестыковку союз трёх пока никак не объясняет. Или они знают какую-то лазейку в законодательстве, или собираются это законодательство нарушить, или просто говорят протестному электорату приятные слова, не надеясь на реальную победу на выборах.

Есть и такое подозрение, что все заявления трёх — это пока «забивание» эфира. Цель — удержать внимание СМИ. В кулуарах же ведётся некая секретная работа. Такое впечатление, что за спиной Колесниковой и Бабарико стоят весьма опытные политтехнологи. Вполне вероятно, что они или из России, или из Украины, или из Западной Европы. Кроме того, большой вопрос: а на какие деньги продолжает жить штаб Бабарико? Возможно, у банкира действительно были немалые офшорные закрома, о чём сейчас заявляют белорусские правоохранители. Ну или есть некий заграничный спонсор. Точной информации нет, поэтому лучше не будем дальше ступать на почву гаданий и предположений. Обратимся к фактам.

Фото трёх женщин вызвало в белорусском интернете волну фотожаб. Одни из них говорят, что у триады есть поклонники. Другие — жёсткая сатира, и это явный признак неприятия альянса. Ниже приводим образец такого народного творчества.

Село и столица

Кто хорошо помнит фильм «Кавказская пленница» или разбирается в интернет-мемах, сразу поймёт, что эта фотожаба как бы обращается к триаде женщин: «Короче, Склифосовский!» Фото из соцсетей

Если одни вдохновились образом «трёх граций» и их эмоциями, другим как раз эмоции не нравятся. Люди хотят конкретики: «Допустим, что вы против Лукашенко, но за что вы тогда? Почему мы должны выбрать вас вместо него?» Ответ пока такой: «Просто потому, что он плохой, а мы хорошие». Естественно, это устраивает не всех.

Если бабарикинцы и компания в итоге вернутся к идее референдума, а это весьма вероятно, то картина такова. Лукашенко тоже начал недавно говорить о возможных изменениях Конституции, перехватывая инициативу у команды Бабарико.

По словам президента, оказывается, уже были подготовлены проекты новых версий белорусского закона. Лукашенко пока отверг их как недостаточно решительные. Не до конца понятно, на что именно нужно решиться. При этом глава государства прямо сказал, что ещё до принятия новой Конституции многое будет сделано «в плане передачи полномочий вниз — до председателей райисполкомов, губернатора».

Что такое передача полномочий вниз по инициативе центра? Конечно, это не создание на местах своих валют или армий. Контроль таких вещей всегда остаётся за столицей. Вниз передать могут в первую очередь часть контроля над финансами. Именно этим инструментом, например, удерживает Москва Татарстан в составе России.

Лукашенко видит нездоровый дисбаланс в распределении ресурсов между столицей и остальной страной. Очевидно, он, будучи выходцем из села, опасается появления «Замкадья». В Минске кольцевая дорога тоже называется МКАД.

Если эту идею грамотно внедрять в жизни и объяснять населению, то действующая власть укрепит свои позиции, потому что Минск — это не вся страна. В Минске всегда будет большая прослойка условной «творческой интеллигенции», которая рано или поздно начинает критиковать любую власть. А вот регионы, хоть они и периферия, по численности населения больше столицы, и их влюбить в себя легче при определённом подходе.

Не зря Лукашенко сейчас так много ездит по областям. Именно там у него происходит основная работа с электоратом.

К примеру, в Бресте он поручил провести местный референдум по вопросу аккумуляторного завода, из-за которого была серия акций протеста.

Идея референдума от бабарикинцев на этом фоне смотрится контрастно. Что такое конституция 1994 года? Это перераспределение полномочий между центральными ветвями власти. В данной парадигме вообще не рассматривается вопрос некой федерализации или передачи части полномочий вниз. А это типичное мышление мегаполиса, который не думает о периферии. Грубо говоря, мы на пороге возможной битвы «крестьян» и «пролетариев» (хочется написать «буржуев», ведь это слово происходит от французского bourgeois — средний класс, а в ещё более старом значении — житель города).

Пока получается так, что на выборах в Беларуси могут столкнуться именно эти две идеологии: прорегиональная и простоличная. Если спор двух подходов не решится сейчас, то он явно может всплыть позже. Сторонники Бабарико играют вдолгую...



Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.