» » Белорусский кризис: Россия стала посредником
Опубликовано : 25-08-2020, 19:11 | Категория: Новости » Белорусский кризис: Россия стала посредником



Белорусский кризис: Россия стала посредником

Каждый раз (сначала во время избирательной кампании, а теперь во время поствыборного кризиса) мы акцентировали: выборы и всё с ними связанное — внутреннее дело Беларуси и белорусов. В этот раз комментировать события в республике заставляет тот факт, что Россия оказалась втянутой в белорусский кризис.

Этот момент необходимо зафиксировать во избежание недоразумений в будущем. Сложно отследить, кто начал это втягивание первым, поэтому нумерация не обязательно отражает первенство. 

1. К России в различных аспектах периодически апеллирует сам Александр Лукашенко (полностью исключив из публичных речей «вагнеровскую» риторику). Из выступлений Лукашенко белорусы узнают о том, что:



вместо уволившихся (или протестующих) журналистов их обязанности выполняют российские коллеги; 



Лукашенко постоянно контактирует с руководством РФ, белорусский премьер-министр — с главой правительства РФ;



лидеры белорусской оппозиции — русофобы и желают исключительно разрыва с Россией, конфликта с ней;



Россия окажет помощь Беларуси в рамках ОДКБ;

Одновременно Россия используется им как некая угроза: «Эти выборы, результаты их, мы пересматривать не будем. Потому что это требование не вас и не рабочих. Это требование там, сверху. И вас ещё поставят в ланцуг от Вильнюса до Киева. Вы что, хотите, чтобы ещё и Россия отреагировала?» (встреча с работниками МЗКТ 17 августа)

Мы сейчас не оцениваем эти тезисы по шкале правдивости/ошибочности, а лишь перечисляем их для фиксации важного обстоятельства: в публичном пространстве Александр Лукашенко использует Россию и контакты с её руководством как своего рода легитимацию. 

2. ЕС, а также отдельные страны Европы обсуждают Беларусь с Россией. В частности, так поступили федеральный канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент Финляндии Саули Ниинистё, Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель, председатель ОБСЕ Эди Рама, глава Европейского совета Шарль Мишель. Высказывал такое намерение и президент США Дональд Трамп


Делать так они вынуждены в т. ч. потому, что с самим Лукашенко обсуждать ситуацию в Беларуси не могут. Во-первых, в Европе не признают белорусские выборы состоявшимися, а значит и контактировать с Лукашенко им как бы не комильфо. Во-вторых, Александр Лукашенко в ответ на непризнание обвинил европейских лидеров во вмешательстве во внутренние дела Беларуси и игнорирует попытки наладить контакт. Сложно сказать, прав он в данном случае или нет, однако функцию представителя Беларуси пришлось взять на себя России. 


3. В МИД Польши прозвучали призывы в адрес ЕС стать «заменителем России», то есть начать выполнять для Беларуси ту же роль, что сегодня играет РФ: стать рынком сбыта для белорусских товаров, обеспечить гражданам РБ свободный въезд, в т. ч. для работы, гарантировать её безопасность. 

4. Наконец, даже в белорусской оппозиции запоздало бросились доказывать, что они отнюдь не настроены радикально против России (попутно пришлось подчистить более ранние заявления, где декларировался курс на выход из СГ). Кроме того, оппозиция предприняла попытки выйти на контакт с послом РФ в Беларуси Дмитрием Мезенцевым


Иными словами, сегодня и с региональной, и с глобальной точек зрения только РФ признаёт действующую белорусскую власть, а также белорусский суверенитет (поскольку общается с руководством РБ напрямую, а не через посредников). 

Посредническая роль РФ в белорусском кризисе, кажется, признаётся всеми. Хотя есть некоторые препятствия к её исполнению — антироссийские санкции, США и ЕС. Впрочем, ближайшие события покажут, станут ли они проблемой. В любом случае искать какой-то компромисс придётся тем, кто хочет продолжать контактировать с РБ через Россию. 

Однако со стороны ЕС общение с РФ по поводу Беларуси явно направлено не только на обсуждение текущей ситуации. В Брюсселе и прочих европейских столицах прекрасно осознают, что Лукашенко опирается на поддержку РФ. Поэтому такое количество желающих обсудить ситуацию в РБ с Владимиром Путиным вызвано в т. ч. и желанием убедить его отказаться от такой поддержки. Что используется в качестве мотивации, мы можем только гадать, однако то, что такие беседы ведутся, — несомненно, поскольку это пишется прямым текстом. «Говорить надо не с Лукашенко, а с единственным, кто его может поддержать: с президентом России Владимиром Путиным. Именно он должен чётко понимать, что военное вмешательство в дела Беларуси обернётся для него же катастрофой — не только политической, но и экономической, если будут расширены санкции», — говорится в материале редактора русской редакции DW Екатерины Крыжановской. 

Под военным вмешательством тут, очевидно, понимается исполнение РФ своих обязанностей как союзника Беларуси по ОДКБ. 

Официальный ответ всем этим попыткам кулуарного решения кризиса (который, по большому счёту, сами же страны Европы и спровоцировали) был дан министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым. Два главных тезиса его выступления: необходимость диалога с властями РБ (как внутри страны, так и вне её), а также скепсис относительно самой идеи посредничества в таком диалоге. 


«Когда сейчас говорят о "посредничестве" (мы слышим предложения из Литвы и Польши, кто-то заговорил, что ОБСЕ должна выступить посредником), я призываю всех, кто выдвигает такие идеи, делать это не через микрофон, а напрямую белорусам, прежде всего белорусскому руководству. Всех тех, кто говорит, что это посредничество — единственный выход из нынешней ситуации, призываю не забывать о том, как наши западные коллеги "посредничали" в 2014 году в ходе "майдана" в Киеве». 

Добавить тут нечего. Посредничество евроструктур, стран Европы или даже ЕС целиком действительно было дискредитировано ещё в 2014 году, поскольку на практике сводится к требованию принятия всех условий протестующих. 

Для иллюстрации возьмём пример БелАЭС. В корпорации «Росатом» заявили, что намерены придерживаться графика ввода в действие первого энергоблока БелАЭС. «Всё штатно и на первом, и на втором блоке. Всё в регламентах, и очень надеемся, и всё сделаем со своей стороны, чтобы те политические события, которые сейчас происходят в Белоруссии, ни в коей мере не повлияли ни на события календарные, ни на главные вехи реализации проекта и первого, и второго блока», — говорится в заявлении главы корпорации Алексея Лихачёва.  

Связано такое заявление прежде всего с тем, что в Литве попытались использовать политическую ситуацию в Беларуси как аргумент против запуска станции. С этим тезисом МИД Литвы выступил ещё 13 августа, опираясь, видимо, на фейковые сообщения о забастовках на Белорусской атомной станции. Между тем станция работает штатно: 20 августа в Госатомнадзоре РБ заявили об окончании загрузки топлива в реактор. «Вторая фаза... планируется по мере того, как эксплуатирующая организация, Белорусская АЭС, пришлёт нам уведомление, что готова к началу этой фазы, то есть к гидравлическим испытаниям», — сообщил начальник управления регулирования ядерной безопасности Госатомнадзора Виген Марухян


Подобные попытки — лишнее доказательство необходимости оказания политической поддержки Беларуси. Российские инвестиции в республику, российские проекты, кредиты — всё это окажется под угрозой сворачивания (невозврата). Так же, как это произошло на Украине. 

К слову, о БелАЭС. В России прогнозируют рост тарифа  на электроэнергию в связи с программой модернизации ТЭС (на 120 % к 2031 году), что открывает для энергии БелАЭС перспективу российского рынка сбыта. Во-первых, модернизация будет означать вывод ТЭС из режима генерации. Во-вторых, более дешёвая (в сравнении с энергией ТЭС) энергия позволит правительству РФ сдерживать повышение тарифа. 





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.