» » В ожидании инаугурации
Опубликовано : 14-09-2020, 10:11 | Категория: Новости » В ожидании инаугурации



В ожидании инаугурации

Протестная «Санта-Барбара» в Беларуси не балует ключевыми поворотами в сюжете. Всё развивается по синусоиде. В будни акции протеста не очень многочисленны и локальны. В выходные формируется людской поток за 100 тыс., а то и более 150 тыс. Бывают опасные моменты, когда протесты рискуют стать не мирными несанкционированными акциями, а массовыми беспорядками, но пока, слава богу, всё более-менее стабильно. Если это можно назвать стабильностью…

Перед тем как перейти непосредственно к союзной белорусско-российской повестке, ещё раз отрефлексируем происходящее. Если посмотреть из Минска по сторонам, то мы увидим, что протесты происходят и западнее Бреста. В Польше народ выступил против новых «коронавирусных» ограничений. Собственно, в других странах ЕС практически все протестные акции так или иначе сейчас вызваны пандемией.

И тут есть о чём задуматься. За несколько месяцев до выборов некоторые белорусы, традиционно поддерживающие оппозицию, вынуждены были признать, что Лукашенко в «ковидную» эпоху проявил себя как один из наиболее либеральных лидеров. В стране не было жёстких карантинных запретов и ограничений. В США они по факту привели к массовым беспорядкам. Эмигранты из бывшего СССР рассказали автору этого обзора, что в одном городе в протестантский русскоязычный приход пришли агрессивные протестующие. Они потребовали белых христиан извиниться за рабовладельческое прошлое. Цветным братьям пытались объяснить, какое место занимала Российская империя в этом прошлом. Пытались рассказать о крепостном праве и о том, что у разных белых разная история. В итоге помогла только демонстрация огнестрельного оружия…

Белорусские силовики действуют по похожей схеме, и другого выхода у них нет. Но, повторимся уже в который раз, не всегда удары государственной дубинки были соразмерны уровню угрозы. Иногда они были, мягко говоря, чрезмерны и только провоцировали народ на дальнейшее сопротивление.

Один из ярких примеров — поведение ветерана белорусской оппозиции Нины Багинской. Ранее она была известна не такому большому кругу лиц, хотя ходит на оппозиционные митинги много лет и журналисты её узнают. В один из дней августа она размахивала бело-красно-белым флагом на почти опустевшей площади Независимости под занавес одной из акций. Угрозы общественному порядку пенсионерка явно не несла. Зачем-то один из омоновцев отобрал флаг у миниатюрной бабушки и сломал древко. Была небольшая стычка, а за ним и рождение очередного бренда нынешних протестов под названием «Нина Багинская».

В ожидании инаугурации
На женской акции протеста 12 сентября Нина Багинская (на снимке слева) ожесточённо бросалась на силовиков. Как говорится, не буди лихо… Фото: «Комсомольская правда»

Таких брендов уже сделано великое множество. Механизм почти везде одинаков. Государство кто-то дразнит, а оно болезненно реагирует. Руками работников ЖКХ замазывает один и тот же мурал, который быстро восстанавливают жители окрестных домов, и т. д. Это старый психологический приём, когда моська лает на слона. И ответная реакция такова, что моська постепенно тоже становится слоном.

Силовым органам приходится всё время быть в напряжении, что рано или поздно всё равно скажется не самым лучшим образом. Охватить все очаги протеста всё сложнее.

А вторая ошибка — это постоянное сетование на внешний фактор. Безусловно, все сильные державы в один голос всегда будут говорить о неприемлемости вмешательства в дела суверенного государства. Одновременно с этим все будут вмешиваться. Однако успех вмешательства зависит от внутренней ситуации. Почему же, не имея строгих «ковидных» ограничений, власти Беларуси тоже получили протесты? Над этим вопросом сейчас нужно хорошо задуматься.

В предыдущих публикациях о причинах такого развития событий мы уже размышляли. Коротко напомним некоторые пункты. Первое. Правящий режим существует более двух десятилетий, но не создал своей устойчивой идеологии. Второе. Провластные общественные организации формально многочисленны, а в реальности могут мобилизовать на митинги относительно небольшое число людей. Третье. В информационном поле государство уже не доминирует. Слишком высока ставка на традиционные СМИ. В соцсетях позиции очень слабые, между тем средний возраст активных пользователей интернета повышается. Это означает, что старшее поколение всё меньше подвержено влиянию госТВ.

На минувшей неделе Лукашенко отчасти признал это в интервью российским СМИ:

«Некоторые вещи пришли к нам настолько неожиданно, вот не из беспечности, просто мы этого не ожидали. Ну как можно ожидать, что через этот интернет и телеграм-каналы так глубоко залезут в мозги, в головы людей? Люди очумели…

Вот задурили мозги, а мы перестали читать, мы перестали заниматься культурой настоящей, музыкой, книжками и прочее…

Вот выросло новое поколение, которое, говорят, мы упустили. Да мы не упустили это новое поколение, просто жизнь совершенно другая. Я не говорю, что мы против этой жизни должны только бороться, но и бороться должны. Бороться не только против, но и за будущее наших детей. В противном случае при вашей жизни, при вашей памяти вы точно увидите результат этого…»


Признавать реальность — это замечательно. Другое дело, насколько это своевременно и что сейчас реально может противопоставить власть недружественным ей информационным ресурсам. Пока очевидно, что по большей части это только реагирование на уровне силовых органов. А это имеет массу побочных эффектов.

Агентство Bloomberg на днях опубликовало статью, в которой ссылается на несколько источников в российской власти. Основной месседж таков: Кремль уже не доверяет Лукашенко, но Москве совсем не нужно, чтобы его свергла толпа. При этом сам по себе транзит власти не исключается.

На этом становится всё более очевидным, что какие-то силы втягивают в борьбу с Кремлём Светлану Тихановскую. Сама по себе она никаких ресурсов не имеет, но как символ протеста может влиять на умы.

Светлана делает довольно много заявлений. Нет смысла разбирать их все. Важный посыл был ещё 3 сентября:

«Я всегда говорила и повторяю, что суверенитет не может быть предметом переговоров или торга. Я сомневаюсь, что любые решения и договоры, которые могут быть подписаны Лукашенко, будут признаны новым правительством. Причина этого известна: народ отказал Лукашенко в доверии».

В ожидании инаугурации

Это и толстый намёк Кремлю, и аккуратная попытка создать информационную антироссийскую волну. В заявлении нет слов «Крым», «аннексия», «губерния». Однако в сознании аудитории эти образы легко вызвать с помощью фразы: «Суверенитет не может быть предметом переговоров или торга».

Другие лица, так или иначе связанные с «альянсом трёх» или Координационным советом, сейчас не особо светятся в информационном пространстве. Как правило, потому, что многие «нейтрализованы» силовыми структурами. Пока непонятно, кто из них будет вести антироссийскую линию и будет ли вообще.

Но Лукашенко активно продвигает идею об их антироссийскости:

«Не, люди были, но координационный совет так называемый — я о нём услышал недели две тому назад, когда… Они раньше опубликовали вот эту антироссийскую, антиодэкабэшную программу, антирусскую программу».

Хотя на самом деле такой программы не было. Скорее всего, речь об одном из старых вариантов программы Тихановской, в итоге неутверждённом. Но белорусская власть будет настаивать именно на такой версии, ведь отношения со всеми странами-соседями и крупными державами, по сути, испорчены. По большому счёту остаются только Россия и Китай, они же — основные кредиторы. Учитывая непростую ситуацию с большим дефицитом белорусского бюджета, с приостановлением выдачи кредитов почти всеми банками страны, Беларусь оказалась в ситуации, когда она просто не может не дружить с Россией и КНР. Ситуация во многом патовая…

В интервью российским СМИ Лукашенко допустил развитие интеграции с Россией. Правда, конкретики было немного. Разве что он заявил, что не до конца задействованы Высший госсовет и другие союзные органы. В то же время он сообщил о готовности более тесной экономической интеграции и сказал, что не стоит «ломать те структуры политические, которые есть».

В ожидании инаугурации

Фото: president.gov.by

Нет пока конкретики и по конституционной реформе, которая фактически является одним из ключей для решения кризиса. Возможно, это вообще единственный план увода страны от затяжного выматывающего протеста и возможной гражданской войны (в Беларуси она возможна, скорее всего, в лёгком варианте, но хорошего мало).

Лукашенко, если ориентироваться на интервью, хочет в конце года текущего или в начале 2021-го провести Всебелорусское народное собрание. Полномочия такого органа очень спорны, но нынешняя власть привыкла проводить эти съезды (обычно перед президентскими выборами). В этом году планы попутал ковид.

И в целом настрой в обществе совсем иной. Вряд ли сейчас большинство воспримет такое собрание. Между тем белорусский президент имеет вот какие планы:

«Думаю, что на съезде мы пропишем, сможем даже прописать по срокам некоторые наши действия — вплоть до президентских выборов, если такое очень нужно».

Прописать действия — не проблема. Как убедить общество в том, чтобы оно это план приняло? Общество в Беларуси стало намного активнее и точно не ограничивается делегатами «съезда»…

Президент, опять же судя по интервью, готов сейчас на передачу части своих полномочий губернаторам. Но не сказано ни слова о том, будут они выборные или их будет назначать глава государства.

Нужно вчитаться и вот в эту цитату из интервью:

«Президент должен сохранить этот контроль за ситуацией в стране, за ветвями власти. У нас же президент не возглавляет ни одну из ветвей власти. Он осуществляет контроль и направляет деятельность ветвей власти. Он должен это сохранить. Вот это его основные полномочия и оборона, я так думаю. Оборона и безопасность. Ну, может, ещё какие-то там полномочия в силу кадровых вопросов и так далее…»

То есть теоретически в Беларуси могут быть предложены косметические изменения с сохранением всех реальных рычагов власти за президентом. Повторимся, большой вопрос, примет ли это общество. Особенно его активная часть, которая сейчас непомерно разрослась. Она намного больше того числа людей, которые выходят на воскресные акции.

Всё это очень невыгодно России как основному союзнику. Самый лучший сценарий, повторимся, — транзит к другой конфигурации, которую бы общество приняло и успокоилось. В новой конфигурации для Кремля важно будет видеть или одного понятного лидера, или группу лиц, которые реально решают в стране основные вопросы.

Пока же идёт какая-то непонятная игра. Посол России Дмитрий Мезенцев на днях провёл встречу с Лукашенко, на которой подарил политику книгу с картами Витебской, Гродненской, Минской и Могилёвской губерний царских времен. Это первый экземпляр факсимильного издания 1866 года.

«Это ещё одно подтверждение справедливости границ Беларуси, в том числе и ответ всем тем, кто смотрит по-другому», — сказал посол.

Но границы тогда всё же были несколько иными. К тому же на картах российские регионы (пусть бывшие), а не суверенная Беларусь. Поэтому публика по-разному восприняла подарок посла. То ли это такой тонкий троллинг от МИД России, то ли, наоборот, дружеский жест. Непонятно.

Впереди, видимо, не одна встреча с российским руководством. Возможен визит Путина в Беларусь в конце сентября. Ставки растут, тем более что до первых чисел ноября по закону необходимо провести инаугурацию белорусского президента. Она будет очередным раздражающим фактором для протестующих. Пикантность ситуации ещё и в том, что политики Польши и Литвы фактически стали позиционировать Тихановскую как избранного президента. Впереди новый виток политического кризиса, который точно грозит стать не внутренним, а международным…





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.