Опубликовано : 17-10-2020, 19:11 | Категория: Новости » Брестская уния



Брестская уния

Брестская уния — событие на западнорусских землях не менее уникальное, чем Люблинская. Нужно отдать должное полякам — они планомерно проводили полонизацию всех сфер жизни общества ВКЛ, чтобы окончательно нивелировать различия между некогда чуждыми народами. Шляхта ВКЛ получила в «подарок» золотые шляхетские вольности, мещанство пользовалось преимуществами магдебургского права, а крестьянство, самое обделённое сословие, было решено оторвать от русского православия.

Духовная связь Западной Руси с Москвой была давней головной болью великих князей литовских ещё со времен Гедимина. Самый решительный шаг по отделению западнорусского православия от московской митрополии попытался сделать Витовт. В 1415 г. в Новогрудке по его настоянию был собран собор западнорусских православных епископов, избравших митрополитом Григория Цамбалака, выходца из Болгарии. Впрочем, новый митрополит достаточно быстро умер, а новую фигуру подобного уровня литовскому князю найти не удалось.

Последующие политические волнения в Литве после смерти Витовта не особенно располагали к решению духовного вопроса. Более того, князь Свидригайло приказал сжечь митрополита Герасима, который был поставлен в 1433 году западнорусским митрополитом из смоленских иерархов. Последний вёл переговоры с Ватиканом по поводу церковной унии, что вызвало гнев Свидригайло, придерживавшегося промосковской ориентации.

Весьма значительным событием для Литвы стала Флорентийская уния 1439 года, вызвавшая настоящий раскол в среде православного духовенства. Она предполагала объединение двух христианских церквей под патронажем папы римского. Подобное стало возможным вследствие политической слабости Византии, надеявшейся обрести поддержку западноевропейских стран в борьбе с турками. Как известно, центр православного христианства располагался в Константинополе, основные вопросы духовной жизни решались там. Тем не менее Москва не признала решения константинопольского патриарха, его действия были названы еретическим отходом от православия. С тех самых пор русская православная церковь начала стремиться к самостоятельности, апогеем которой стало московское патриаршество.

Последняя попытка отколоться от Москвы была предпринята при Александре Ягеллоне. В 1498 году на киевскую митрополию был назначен смоленский епископ Иосиф Болгаринович, возобновивший переговоры с Римом об унии. Самое интересное, что хлопоты высшего духовенства и на этот раз оказались безрезультатными. При Сигизмунде и последующих князьях западнорусское православие наконец-то было оставлено в покое, его объединение с католичеством отложили в долгий ящик.

Православная церковь в Речи Посполитой

После создания Речи Посполитой положение православной церкви резко ухудшилось.

Брестская уния

Польша всегда была ультракатолической страной, в которой религиозным вопросам уделялось очень много внимания. Кроме того, она была кровно заинтересована в том, чтобы привязать земли ВКЛ в религиозном плане. Это было частью программы общей полонизации, замечательно себя проявившей уже в начале XVII столетия.

В первую очередь внимание польского духовенства было обращено на шляхту. Её было решено вовлекать в католичество с помощью «пряника». Как мы помним, ещё Ягайло действовал подобным образом, дискриминируя православную знать. По свидетельству митрополита Исаия Копинского, существовали три главных причины религиозного отступничества: первая — «для славы света сего», вторая — «для великого богатства», третья — «же то грецкая — есть хлопская вера».

Что касается простого народа, то его материально заинтересовывать никто не собирался.

Стефану Баторию, вовлечённому в Ливонскую войну, было не до религиозных вопросов, а вот его преемник Сигизмунд III был фанатичным католиком. При нём переговоры о введении унии стали идти очень интенсивно. Попутно они сопровождались гонениями на существующую православную церковь, которая рассматривалась королём в качестве внутреннего врага государства.

Незаменимыми помощниками католического духовенства стали иезуиты, которые укрепились в государстве и создали широкую сеть учебных заведений. В 1579 году они основали «Академию и университет виленский общества Иисуса» (Almae Academia et Universitas Vilnensis Societatis Jesu). Это привело к тому, что образование в Речи Посполитой фактически перешло в их руки, а учащиеся всеми способами склонялись к принятию католичества.

Московское царство, серьёзно ослабленное Смутой, не могло оказывать поддержку своим единоверцам в Речи Посполитой. Кроме того, русская православная церковь в Москве находилась в состоянии глубокого интеллектуального кризиса, вызванного низким уровнем образования духовенства.

Главной опорой православия в Речи Посполитой стали братства, которые особенно проявили себя в Вильно, Львове, Остроге. Впрочем, их деятельность очень зависела от местных православных феодалов, которые далеко не всегда сохраняли верность прежним традициям. Многие их потомки ради политических выгод переходили в католичество, финансирование братств прекращалось, деятельность сворачивалась.

Таким образом, в Речи Посполитой шляхта практически полностью отреклась от православия, а крестьянство и мещанство было решено приобщить к католической вере с помощью унии.

Подготовка унии

Идеологическое обоснование унии достаточно подробно изложено в труде иезуита Петра Скарги «О единстве Церкви Божией под единым пастырем».

Брестская уния

Скарга предлагал своим единомышленникам новый вариант унии, который гарантировал сохранение православной обрядовости при подчинении римскому папе. Основные католические догматы должны были стать органической частью униатства. При этом иезуит надеялся не только на приобщение к католичеству православного населения Речи Посполитой, но и рассматривал «экспорт» униатства в Московское царство.

Идеи Скарги очень пришлись ко двору Сигизмунда III, а их практическая реализация совпала с конфликтом между константинопольским патриархом и западнорусскими православными иерархами. Патриарх Иеремия II сделал попытку навести порядок в православной церкви Речи Посполитой. Он на несколько месяцев задержался в государстве, смещая подозрительных ему епископов и поддерживая братства. Это вызвало недовольство тех, кто наделся сохранить текущее положение вещей и был тайно настроен на компромисс с властью.

Отъезд Иеремии ещё больше усложнил положение. Братства всё меньше желали подчиняться местной православной церкви и поддерживали тесные отношения с московской патриархией. Дошло до того, что епископы Луцкий, Холмский, Турово-Пинский и Львовский обратились с посланием к королю Сигизмунду, в котором выразили желание подчиняться римскому папе. Это вызвало громкий скандал, однако положило начало мощной дискуссии по поводу унии.

Разумеется, положиться на всех церковных иерархов в деле реализации унии иезуиты не могли. Собственно говоря, главной своей задачей они считали поиск тех ренегатов, которые согласятся войти в тайные соглашения с католиками и будут продвигать их идеи среди своей паствы.

К 1594 году предатели были найдены. Помимо вышеназванных епископов, обсуждать условия унии согласились перемышльский епископ Михаил Копыстенский и сам митрополит Михаил Рогоза.

Главное собрание сторонников унии прошло в Соколе, где были согласованы «артикулы» для обращения к папе римскому Клименту VIII и польскому королю Сигизмунду III. В них представители киевской митрополии полностью признавали юрисдикцию папы римского.

Во время подготовки унии епископы и представители католического духовенства часто советовались друг с другом. При этом для простого православного населения и даже знати переговоры оставались тайной, которая внезапно открылась только накануне унии.

Были представлены условия унии со стороны западнорусского духовенства. Оно требовало, чтобы догматы и обрядовость оставались в неизменном виде. При этом иерархи требовали себе сенаторские звания, настаивали на определённой независимости от римского папы и надеялись сохранить церковные владения.

Климент VIII, ознакомившись с вышеназванными условиями во время поездки Кирилла Терлецкого и Ипатея Потея в ноябре 1595 — 1596 г. в Рим, утвердил немногое. Тем не менее обратного пути у сторонников унии уже не было: их действия стали известны православной пастве.

Заключение унии

Проведение унии было назначено на 6 октября 1596 года. Она должна была пройти в Бресте, в Свято-Николаевском храме.

Брестская уния

Сигизмунд III послал на собор троцкого воеводу Михаила Радзивилла, который приехал в город с большим отрядом и должен был оказывать влияние на исход переговоров. В июле королём был издан универсал ко всем православным подданным Речи Посполитой с призывом примкнуть к унии.

Собственно говоря, в Бресте одновременно проходили два собора — православный и униатский. Униаты располагались в городском соборе, а православные — в доме боярина Райского. Последние пригласили на своё собрание митрополита Рагозу и епископов-изменников, а когда те не явились, то предали их анафеме.

Проиерей Флоровский в своей книге «Пути русского богословия» следующим образом охарактеризовал унию: «Уния была делом епископов, которые действовали в отрыве от церковного народа, без его свободного и соборного согласия…»

Очевидно, что сам униатский собор был лишь ратификацией тех решений, которые были приняты в Риме Тарлецким и Потеем. Присутствовавшие на нём иерархи покорно согласились со всеми возражениями римского папы и приняли их в неизменном виде.

Собор не стал долгосрочным мероприятием, уже через 3 дня он завершился провозглашением церковной унии.

Широкий протест, вызванный решением западнорусских иерархов, охватил всё православное общество. От его имени князь Острожский обратился к королю с просьбой не признавать результаты переговоров. Разумеется, Сигизмунд III отклонил все возражения противников унии и утвердил её. Аналогичным образом поступил и сейм.

Епископы-изменники одновременно нарушили правила многих Вселенских Соборов: 2-е правило Второго собора, 18-е правило Четвертого и 36-е правило Шестого. При этом они переняли многие догматы католической церкви: прибавление к Символу Веры, совершение евхаристии на опресноках, чистилище, пост в субботу, безбрачие клира.

Сигизмунд III, надеявшийся с помощью унии расправиться с православием, очень серьёзно просчитался. Он надеялся, что православное населением смирится с новым положением вещей и примет его. Как оказалось, ситуация только усугубилась, соглашаться с произволом никто не собирался.

Униаты и православные после собора

Примечательно, что униатство до самого конца своего существования так и оставалось религией исключительно для простых людей, шляхта сохраняла приверженность католицизму.

Брестская уния

Вместо того чтобы решить религиозный вопрос в Речи Посполитой, Брестский собор только крайне усугубил ситуацию, фактически поставив православных в положение врагов государства.

Между двумя частями некогда единого целого разразилась непримиримая борьба, которая сопровождалась взаимным насилием и жертвами. Самым известным событием противостояния стало витебское восстание против епископа Иосафата Кунцевича, которое закончилось его гибелью.

Униатство не было воспринято значительной частью православного населения даже под сильнейшим давлением со стороны власти. В конечном счёте в Речи Посполитой утвердилось сосуществование двух конфессий, имевших друг к другу многочисленные претензии.

После падения Речи Посполитой униатство продолжало сохраняться ещё долгие годы. Точку в его истории поставило польское восстание 1830–31 гг., заставившее императора Николая I задуматься о возвращении бывших православных в лоно русской церкви. В 1839 году униатство официально прекратило своё существование.

Будучи ликвидированным официально, униатство не прекратило существовать. В настоящий момент оно имеет особенно сильное влияние на Западной Украине.

Таким образом, Брестский собор не решил поставленных перед ним задач. Уния только расколола православных, многие из которых окончательно осознали, что Речь Посполитая для них является враждебным государством.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.