Опубликовано : 25-11-2020, 07:11 | Категория: Новости » Совет директоров



Совет директоров

На днях председатель нижней палаты белорусского парламента Владимир Андрейченко заявил, что сейчас безусловный приоритет — подготовка к Всебелорусскому народному собранию. Он призвал депутатов обобщить все поступившие предложения по поводу новой конституции. Что это означает в переводе на бытовой язык? Скорее всего, спикер Палаты представителей намекает на то, что пора отфильтровать поток писем с потенциальными поправками в основной закон. По какому принципу это будет делаться и насколько прозрачно, объявлено не было.

Кроме того, спикер отметил, что в стране сейчас ведётся широкий диалог на различных дискуссионных платформах и в это нужно вовлечь «как можно больше белорусов». Политик добавил, что «таким образом каждый гражданин может сегодня оказать реальное влияние на принятие решений, имеющих принципиальное значение для будущего страны». В качестве антитезы председатель парламента привёл организаторов протестов, которые «активно толкают людей на всё более радикальные, необдуманные действия».

В публичном дискурсе власть рисует следующую картину. Оппозиционные лидеры радикализировались. Ни к чему хорошему страну они не приведут, а реально повлиять на будущее граждане смогут только через общенациональный диалог. Но в реальности сейчас об этом диалоге лишь заявляют. По сути его нет.

Самодиалог

Андрейченко отдельно подчеркнул, что необходимо выслушать всех участников диалога, независимо от их политических убеждений. Как же происходит этот диалог? Какие-то сведения о нём можно получить из редких публикаций госСМИ на уровне «собрались-обсудили». Точные списки участников встреч, как правило, не приводятся. Обычно констатируется, что в обсуждении участвовали представители общественных организаций и партий. Объявлений о месте и времени таких встреч для широкой публики никто не делает.

Приглашаются в большинстве случаев те партии и организации, которые поддерживают власть или по крайней мере не вступают с ней в откровенный конфликт. В одном из обзоров упоминается целый ряд партий, которые в действительности ничем не занимаются, активизируясь только в период выборов. И не всегда они непосредственно участвуют в политическом процессе даже в электоральный период. Многие просто используются как «вывески», чтобы направить на участки для голосования прогосударственных наблюдателей. То же самое можно сказать и о провластном пуле общественных организаций. Среди них, к примеру, БРСМ, «Белая Русь», Белорусский союз женщин и т. д.

Есть опасения, что ровно такая же схема используется и сейчас. Известно, что диалоговые площадки по новой конституции — это упомянутые выше встречи. Их обычно организуют местные власти в помещениях городских или районных администраций. О конкретном содержании встречи известно опять же мало.

Но благодаря блогам политолога Алексея Беляева, которого приглашают на некоторые такие собрания, всё же что-то известно. В середине октября он написал в своём facebook-аккаунте, что одна из бесед прошла в Бобруйске.

Совет директоров

Встреча по новой конституции в Бобруйске. Фото: facebook.com

Политолог раскрыл основные предложения, которые прозвучали на той встрече:



Облегчить регистрацию партии и в то же время допустить до выборов в парламент только тех, кто имеет структуры во всех областях и Минске. Это есть не у всех зарегистрированных в стране партий, а значит, многие автоматически отсекаются. «Спящие» формальные структуры есть и у оппозиции, и у власти.



Предложена смешанная система выборов в парламент: по спискам партий избираются 25 % депутатов, по одномандатным мажоритарным округам — 75 %.



Решить вопрос с правом общественных объединений выдвигать кандидатов в депутаты. В конституции это прописано, а в более низком по иерархии документе — нет.



Сокращение или даже ликвидация законодательных полномочий президента. Передача всей законодательной власти только парламенту.

Чуть ниже будет комментарий этих предложений, а пока отметим, что на бобруйской встрече всё же были представители оппозиционных партий: Белорусской социал-демократической Грамады и «Справедливого мира». Вопрос только в том, насколько они сами готовы говорить с властью и насколько та готова их слышать. Слишком долго первые были загнаны в подполье. Это дало побочный эффект радикализации и фокусировки на протестной риторике. Тем не менее обеим сторонам нужно больше общаться, как бы болезненно это ни было. Постепенно реальный диалог наладится. Хотя в нынешних условиях это весьма сложно, но другого выхода просто нет, если стороны не желают продолжения и углубления конфликта внутри страны.

Алексей Беляев признает, что на таких встречах «инклюзивность не всегда присутствует». Так дипломатично он пояснил, что оппозицию зовут далеко не всегда. Не так давно, например, была некая итоговая встреча участников минских диалоговых площадок. По большому счёту это вновь была встреча представителей органов власти и лояльных к ним политологов и общественников.

Теперь о сути озвученных выше предложений. Желание убрать из реального политического процесса те партии, которые не имеют структур по всей стране, понятно. Если у вас есть партийная «вывеска» и определённое число номинальных членов, которые в подавляющем большинстве реальной работой не занимаются, вы всё равно имеете преимущество. Другим, чтобы выдвинуть кандидата в парламент, нужно собирать подписи. Это требует множества ресурсов, и есть риск, что при неаккуратном оформлении подписных листов вся работа пойдёт насмарку.

Партия же просто может выдвинуть кандидата от себя. Но если у одних есть разветвлённая структура по всей стране, а другие являются по сути фиктивной или карликовой структурой, то почему они одинаково имеют право выдвигать людей по всей стране? Мелкие партии целесообразно ограничить территориально, чтобы их люди баллотировались лишь в том округе, где есть ячейка. К возможным в будущем выборам по спискам такие партии вообще допускать не стоит.

Что касается пропорции 25 % по спискам и 75 % мажоритариев, то это вопрос дискуссионный и это число, скорее всего, нужно будет менять по мере развития реальной политической конкуренции в Беларуси (сейчас её практически нет). Возможно, на уровне конституции стоит прописать какой-то порог. Например, по спискам — не более 50 %. Конкретную пропорцию можно прописывать специальным законодательным актом парламента незадолго до новых выборов. Причём не простым большинством, а желательно подавляющим. Скажем, это 80 % депутатов.

Выдвижение кандидатов от общественных объединений — это тоже большой вопрос. В общественные организации допускается принимать иностранных граждан. Они в ряде случаев даже могут быть членами руководящих структур. Если и разрешать выдвижение кандидатов для общественников, то только от таких организаций, где нет иностранцев либо они там не занимают важных позиций. Разумно применить здесь принцип территориальности. Если организация не республиканская, а местная, то пусть в своём городе или районе она имеет право выдвинуть одного кандидата.

Перераспределение полномочий между президентом и парламентом — это, наверное, самая обсуждаемая тема среди политически активных граждан, когда разговор заходит о гипотетической реформе.

Предложение полностью лишить президента законодательных полномочий возникло не зря. Если вспомнить принципат Октавиана Августа, то двойная законодательная власть сената и императора по сути выродилась в имитацию республики, когда первое лицо позволяло парламентариям принимать законодательные акту по тому или иному поводу, а другие вопросы решало само.

В государстве нужна система страховочных противовесов, но законодательная власть должна быть одна.

По этой причине в Беларуси стоит вернуться к однопалатному парламенту. Совет Республики (аналог Совета Федерации) превратился в номинальный орган, который в 99,9 % случаев просто одобряет законы. К тому же эту структуру «грузят» различными поручениями, которые парламенту несвойственны. При Михаиле Мясниковиче верхняя палата стала площадкой для многочисленных экспертных групп, которые вполне могло созывать и правительство, а не дополнительный избыточный аппарат. Сейчас, при Наталье Кочановой, возникла такая ситуация, что глава сенаторов стала как бы «легатом президента» по особым поручениям. На первом плане не законодательный процесс, а решение текущих проблем.

Совет принцепса

Не имея доступа к «общенациональному диалогу», некоторые инициативные люди и юристы выступают на других площадках, в СМИ. Предлагаются различные варианты будущей архитектуры власти. Довольно редко обращается внимание на один важный аспект. Какая бы ни была конституция, важно, чтобы конструкция управления государством строилась именно по ней.

Совет директоров

Фактически в Беларуси высшие органы власти сформированы и по конституции, и по «дополнительному чертежу». Администрация президента выросла до больших масштабов и в каком-то смысле дублирует правительство, хотя основным законом это не предусмотрено. Кроме того, есть Совбез, не прописанный в конституции, но имеющий право издавать постановления, которые имеют силу нормативных правовых актов.

И это ещё не всё. Центральная власть создала параллельные губернаторам должности в регионах. В Минске и каждой области есть помощник президента, который тоже называется инспектором. Такой чиновник похож на римского легата, который отправлен императором для решения какого-то вопроса в регион. В Беларуси эти управленцы наделены постоянными полномочиями, а должности тоже постоянные.

В дополнение к ним есть ещё и уполномоченные президента. Опять же их закрепляют за каждой областью и за Минском. Столицу сейчас курирует Наталья Кочанова. Быть уполномоченным — это означает иметь дополнительную нагрузку к уже существующей должности. То есть это тоже легат, но он одновременно может быть министром, генпрокурором или, как Кочанова, главой одной из палат парламента. Институт таких легатов придаёт дополнительную мощь президенту, уменьшая значение других органов власти и руководителей областей.

Кроме того, надо понимать, что все принципиальные вопросы решаются в ближнем кругу президента. Можно даже говорить о существовании в стране «совета принцепса», как в Риме. Там этот орган тоже долгое время не был формализован, но решал многие вопросы.

Возможно, формализация такого президиума или высшего совета как раз поможет Беларуси перейти от суперпрезидентства к такой модели, когда страной реально управляют несколько человек по коллегиальному принципу. Ниже описана схема, по которой это можно реализовать:



Ликвидируется верхняя палата парламента, а число членов нижней увеличивается.



Президент лишается права издавать декреты и указы, которые равноценны законам. Но он по-прежнему имеет право законодательной инициативы, а указы остаются только на случай военного времени или чрезвычайного положения и действуют только в период этих особых режимов.



В стране вводятся прямые выборы губернаторов и мэров городов. Областным, городским и районным советам даётся больше полномочий.



Премьера назначает парламент после консультаций с президентом, но последнее слово только за депутатами. Однако процедура назначения нового премьера должна быть жёстко ограничена по времени.



Президентская администрация значительно сокращается и лишается фактического статуса второго правительства. Это просто аппарат для обеспечения деятельности президента. Управление делами президента частично отдаёт активы на приватизацию, частично делится между парламентом и правительством.



Время пребывания на высоких должностях (министр, генпрокурор, глава Верховного суда и т. д.) ограничивается пятью годами. Назначать на такие должности новых людей должны премьер-министр и парламент. Полномочия здесь нужно делить поровну. Но в любом случае такого рода чиновники хотя бы раз в год должны отчитываться перед парламентом. Без разглашения информации, которая является гостайной.



Создается высший госсовет, куда входит президент, избираемый народным прямым голосованием. Он является председателем совета. Кроме того, в совет входят губернаторы, мэр Минска, премьер и спикер парламента. Всего получается 10 человек, у каждого один голос. Право вето президенту не даётся. Все наиболее важные и оперативные вопросы решаются в этом совете. Совбез упраздняется. Если необходимо, высокопоставленные силовики вызываются на заседание совета, но не голосуют, а только участвуют в обсуждении. Совету разглашается информация, относящаяся к гостайне, а значит, силовики отчитываются ежегодно именно перед советом. Отчёты перед парламентом тоже возможны, но, как уже говорилось, без тайной информации.

Вероятно, часть членов совета может ротироваться. Такое возможно, если в Беларуси всё же проведут территориальную реформу. Этот вопрос уже не единожды поднимался. В стране, помимо областных центров, есть ещё несколько важных городов, которые вполне могли бы стать центрами новых областей. Да они ими и были когда-то. Это Пинск, Бобруйск, Барановичи, Молодечно, Мозырь. Сюда же можно отнести и агломерацию Полоцк — Новополоцк.

Если такое разукрупнение областей произойдёт, то в высший совет губернаторы, как отмечено выше, могут входить по очереди по принципу ротации. Или же тогда совет может быть расширен, но это замедлит решение наиболее важных и срочных вопросов.

Отдельно стоит отметить проблему зависимости и независимости судебной власти. Очевидно, что глава Верховного суда не должен назначаться главой другой ветви власти. Целесообразно ввести выборы. Кандидатуры на судебные должности выдвигаются членами национального союза юристов. Затем все претенденты сдают предварительный экзамен специальной комиссии. После идёт голосование. Если это судья районного уровня, голосуют жители района, если городского — горожане и т. д. Судью Верховного суда должен избирать парламент. За всеми этими выборами должен следить Центризбирком. И не только следить, а обеспечивать их должную организацию, допуск наблюдателей и т. д.

Кроме того, при конституционной реформе нужно будет решить такие задачи, как трансформация большого объёма госсобственности в общественную и муниципальную. К тому же президент не должен единолично распоряжаться сельскохозяйственными землями. Другая задача — устранить в ряде отраслей двойственность роли одной и той же госструктуры, когда она и собственник, и регулятор. Например, это министерство промышленности.

А самое главное, новая конституция должна реально работать, а не содержать номинальные нормы, которые можно обойти.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.