» » Иноагенты хвалят Лукашенко за самостоятельность. К добру ли это?
Опубликовано : 30-11-2020, 12:11 | Категория: Новости » Иноагенты хвалят Лукашенко за самостоятельность. К добру ли это?



Иноагенты хвалят Лукашенко за самостоятельность. К добру ли это?

На прошлой неделе министр обороны РБ Виктор Хренин в эфире белорусского телевидения озвучил план военного сотрудничества на ближайшее будущее. По его словам, план развития белорусских вооружённых сил составлен на ближайшую пятилетку (2021–2025 гг.). Его основное направление — модернизация и закупка нового вооружения. Ближайшие закупки, которые планируется совершить уже в 2021 году, — четыре вертолёта Су-30СМ, а также перевооружение двух механизированных батальонов на БТР-82А. Помимо этого, Беларусь планирует закупать в России средства связи и радиоэлектронной борьбы. 


Помимо этого, глава МО РБ раскрыл некоторые детали учений «Запад-2021». Известно, что по своему масштабу они превзойдут «Славянское братство — 2020» и будут проходить на пяти полигонах Беларуси. 

На минувшей неделе Минск посетил глава МИД РФ Сергей Лавров, и это уже второй его визит во втором полугодии. С одной стороны, его можно назвать рядовым, поскольку никаких прорывных новостей с ним не связано. С другой же, как минимум для Беларуси итоги этого визита важны — об этом говорит уже одна приветственная фраза Лаврова, адресованная Александру Лукашенко: «Прежде всего приветы от Владимира Владимировича. Он подтвердил всё, о чём вы договорились с ним прежде. Особенно ваши договорённости в Сочи». 


Сочи — это ещё сентябрь, однако лидеры двух стран плотно общались и после Сочи: отсрочка выплат по долгу перед РФ в текущем году, производство «Спутник V» в Беларуси, согласованная санкционная политика и т. д.

Но глава МИД приехал не только передать приветы. Обсуждалась координация действий в международных организациях в будущем году, интенсификации союзной интеграции. При этом последнюю тему поднял сам Лукашенко: «Что касается белорусско-российских отношений, то нам надо, может быть, не о какой-то перезагрузке говорить, но об усилении, интенсификации наших отношений. Тезис абсолютно напрашивается. Не просто тезис, а практика. Я хочу, чтобы вы понимали и знали, что мы к этому готовы». 


На этом моменте стоит сделать небольшой шаг назад и обсудить заявления руководства Беларуси двухнедельной давности, тем более что отклики на эти заявления звучали вплоть до визита Лаврова и стали для него своеобразным фоном. 

17 ноября Александр Лукашенко, а затем и Владимир Макей заявили о том, что не намерены отказываться от доктрины многовекторности во внешней политике Беларуси. «Если кто-то понимает наш путь на многовекторность как то, что мы, цитирую, "отворачиваемся от России", — это не так. Сегодня половина экспорта нашей продукции продаётся на внешних рынках вдали от нас и от России. Этот экономический вектор нам надо обеспечивать политически, дипломатически. Вот и вся многовекторность. Это аксиома. Любое государство проводит такую политику», — пояснил свою позицию глава Беларуси. В похожем ключе высказался и глава МИД республики: «Россия однозначно является нашим главным, стратегическим партнёром и союзником, точно так же, как Китай. Но это не значит, что мы должны замыкаться только лишь на каких-то двух направлениях, как бы кто ни упрекал нас в том, что мы пытаемся проводить политику многовекторности. Как можно отказаться от взаимовыгодных направлений сотрудничества со странами "дальней дуги", европейскими странами, куда идёт более 50 % нашего экспорта?»


Однако ещё более точно понимание этой доктрины сформулировал заведующий отделом социологии государственного управления Института социологии НАН РБ Николай Щёкин: «Во внешней политике, в экономике многовекторность должна присутствовать, тем более что это концентрированное выражение суверенности и независимости Беларуси».

Как раз в таком толковании, как нам кажется, и заключается проблема.  

Многовекторность не может быть выражением суверенитета и независимости, по крайней мере в том смысле, какой вкладывают в это понятие высшие государственные деятели РБ. Там прямо говорится о зависимости Беларуси от экспорта в страны «дальней дуги», о том, что Беларусь при проведении своей внешней политики обязана учитывать мнение этих стран, должна стараться не испортить с ними отношения.

Суверенитет же может быть описан как способность политической элиты ставить национальные интересы во главу угла. К примеру, с 2014 года в отношении России действует целый перечень экономических санкций, что стало причиной ответных санкций РФ. Однако это не означало разрыва экономических связей: РФ торговала и торгует со всеми этими странами. Делает ли это внешнюю политику России многовекторной? Совсем нет. Однако её такой сделал бы отказ от Крыма, отказ от интеграционных проектов на постсоветском пространстве и другие уступки в обмен на обещание экономических преференций. 

Национальные интересы Беларуси заключаются в углублении союзной и евразийской интеграции. Её затягивание со ссылкой на риск потери какой-то доли рынков в странах Европы называется многовекторностью. 

Так называемая многовекторность создаёт у белорусского общества, в частности у молодёжи, опасную иллюзию альтернативного пути: мол, можно интегрироваться с бывшими союзными республиками, а можно — со странами ЕС, и этот путь даже предпочтительнее, поскольку рынок ЕС больше, а уровень жизни там выше. Осенью 2019 года эти иллюзии уже воплотились в протест против подписания интеграционного соглашения, а также стали своеобразной репетицией текущего поствыборного кризиса в Беларуси.


Отказываясь видеть связь между постоянной апелляцией к многовекторности и опасными протестными настроениями в белорусском обществе, руководство республики укрепляет этот раскол. Украинский Евромайдан разворачивался по тому же сценарию: многие его участники всерьёз были уверены, что отказ Виктора Януковича от подписания Соглашения об ассоциации с ЕС лишает Украину возможности вступить в Евросоюз, а им мешает получить общеевропейский соцпакет, «шенген», европейские зарплаты и легальный доступ к тамошнему рынку труда. Те, кто сегодня требует от Александра Лукашенко оставить пост президента, передав власть Светлане Тихановской, имеют похожие заблуждения. Это подтвердила и сама Тихановская своим недавним заявлением: «О чём бы ни договаривался Александр Лукашенко, он утратил поддержку белорусского народа. А значит, все его сделки и договоры будут пересмотрены и аннулированы новым правительством». 

Говорим ли мы о том, что руководству Беларуси следует отказаться от многовекторности? Нет, иначе мы бы уподобились голосам на Западе, говорящим: «Беларусь должна отказаться от сближения с Россией». Однако мы призываем наших союзников пересмотреть концепцию многовекторности и осознать её неявный деструктивный потенциал.  

Почему мы настаиваем на его деструктивности? Хотя бы потому, что внимательно наблюдаем, кто именно эту самую многовекторность хвалит. «Визит российского министра иностранных дел Сергея Лаврова предвосхищала массированная критика самостоятельной белорусской внешней политики прокремлёвскими СМИ», — пишет директор аналитического центра EAST Андрей Елисеев. В другое время Елисеев, как и прочие агенты влияния Запада, вполне сочувствует протестующим с августа белорусам (а возможно, и принимает участие в протестах сам). Однако тут небывалое дело: добрые слова в адрес власти и проводимой ею внешней политики. 

Удивляться тут нечему. Елисеев в данном случае транслирует точку зрения Запада, для которого развитие Союзного государства России и Беларуси — перспектива куда более неприятная, чем сохранение Лукашенко в качестве президента. С одним условием: «самостоятельная» внешняя политика и никакой интеграции.

«Суверенитет Беларуси не может быть предметом торга», — формулирует это уже упомянутая Тихановская, повторяя то, что и сам Лукашенко постоянно говорит (и это правильно). Но одинаковый ли смысл они оба вкладывают в эту фразу и одинаково ли они оба понимают белорусский суверенитет?





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.