» » К России передом, а как к Европе?
Опубликовано : 1-12-2020, 10:11 | Категория: Новости » К России передом, а как к Европе?



К России передом, а как к Европе?

Ранее на СОНАР-2050 уже констатировали конец многовекторной политики Беларуси. Сейчас всё более очевидно, что официальный Минск для сохранения действующей власти намерен опираться главным образом на Москву. Больше и не на кого. Есть определённые надежды на Китай, но основным местом, где можно попросить помощи, остаётся Кремль.

В критической ситуации уже не до инсценировок диалога с западными странами. Здесь необходимо делать выбор, и это хорошо продемонстрировал визит Сергея Лаврова в Минск. С одной стороны, это традиционный визит для проведения совместной коллегии. В иные годы такие приезды могли быть почти ритуальными мероприятиями и дежурной сверкой часов. Сейчас из-за ковида Москва могла настоять на онлайн-формате. Личные визиты значат больше, чем ранее, и действующая белорусская власть это прекрасно понимает.

«Что касается белорусско-российских отношений, то нам надо, может быть, не о какой-то перезагрузке говорить, но об усилении, интенсификации наших отношений. Тезис абсолютно напрашивается. Не просто тезис, а практика. Я хочу, чтобы вы понимали и знали, что мы к этому готовы», — задал тон встрече с Лавровым Александр Лукашенко.

Более того, Лукашенко подчеркнул, что хотелось бы «иметь не просто добрососедские отношения», а «очень близкие, братские». И здесь надо отметить, что, как ряд героев Достоевского, белорусскому лидеру часто присуща «речь с оглядкой». Реверансы в сторону России и Лаврова (здесь процитированы далеко не все из них) в нынешней ситуации выглядят по-особому. Ведь ещё совсем недавно было дело «33 богатырей» и не очень дружественная риторика во время ежегодного послания народу и парламенту.  И примерно в то же время было знаменитое интервью Гордону, в котором Лукашенко настаивал, что это не Беларуси без России никуда, а наоборот:

«Россия боится нас потерять: ведь, кроме нас, у неё не осталось по-настоящему близких союзников. И Запад в последнее время стал проявлять к нам всё более предметный интерес. Да и Китай всерьёз рассчитывает на стабильность своего друга».

Действительно, если не углубляться во внутренние причины белорусского политического кризиса, то снаружи он явно часть борьбы России и условного Запада. И действительно, этот Запад проявляет интерес к Беларуси, но сейчас у него нет никакого интереса иметь дела с действующей властью. Грубо говоря, сам по себе Лукашенко уже не так интересен. Россия же не против цивилизованной передачи власти новым людям, которые не будут ярыми противниками сотрудничества с РФ. А любой вменяемый политик, особенно занимавшийся бизнесом в Беларуси, никогда не будет всерьёз разыгрывать антироссийскую карту.

С другой стороны, Кремль явно был бы не против именно транзита власти, а не её разгрома и захвата. К тому же все видят, что внутренние причины «майданов» разные, но технологии применяются схожие, а отпор давать не так легко.

«Бацилла» протестов распространяется по всему миру. Москве не хочется развития «эпидемии» у себя.  Именно эти факторы и стали сейчас спасительной соломинкой для действующего режима в Беларуси. Только так нужно рассматривать поворот к России.

Хотя если такое сказать кому-то из высокопоставленных чиновников в Минске, то, скорее всего, вам ответят, что никакого «отворота» от России не было. Действительно, московские политологи и медийные «пророки» иногда перебарщивают в оценках на этот счёт. Менее года назад Лукашенко могли всерьёз приписать чуть ли не переговоры о вступлении в НАТО. Ораторы, которые это заявляли, просто не заметили тонкую игру этого политика. И вся эта игра затевалась главным образом для одного зрителя, который смотрит на представление из кремлёвской башни.

Во многом на это указывает «речь с оглядкой», упомянутая выше, когда человек начинает автоматически защищаться от возможной критики его позиции. «Я ничего нового не сказал. Я всегда об этом говорил», — заявил Лукашенко, как бы затушёвывая риторику, которая была перед выборами на волне кейса «33 богатырей».

Дальше больше: «Время показало, что нам никуда не деться от очень тесных и дружеских отношений. Уверен, что этого руководство России сегодня хочет и предпочитает такие отношения».

К России передом, а как к Европе?

Лукашенко принял у себя главу временной администрации Белгазпромбанка Надежду Ермакову.

Обратим внимание и на другое событие недели. Руководительница временной администрации Белгазпромбанка (БГПБ) Надежда Ермакова побывала с докладом в кабинете Лукашенко. Этот банк — чувствительное место и внутренней политики, и внешней. С одной стороны, во время предвыборной гонки (не ранее) было начато масштабное уголовное преследование бывшего и настоящего руководства БГПБ, среди которого Виктор Бабарико.

Именно из-за дела Белгазпромбанка он сошёл с дистанции, будучи одним из самых перспективных кандидатов. По этой причине, кто бы что ни заявлял, большая часть населения Беларуси просто не может не воспринимать это дело как политическое. Кстати, предварительное расследование закончено. В ближайшей перспективе суд, который явно будет раздражающим фактором для политически активного населения, коего в республике значительно прибавилось в этом году.

Внешний фактор таков. БГПБ — это «дочка» группы «Газпром», которая была очень недовольна тем, что Нацбанк Беларуси ввёл временную администрацию, взяв таким образом актив под контроль государства. Эту проблему ещё предстоит решать, но времени остаётся мало. В декабре истекут полномочия временных госменеджеров. Пока они управляли банком, оттуда был существенный отток вкладов (Лукашенко не стал об этом говорить, но заявил о некой «сверхплановой прибыли»). Кроме того, произошёл скандал со вскрытием ячеек состоятельных клиентов. Вскрывали в их отсутствие. Официально это было в рамках дела Белгазпромбанка, но некоторые клиенты заявили, что никакого отношения к этому расследованию не имеют, никак не пересекались с фигурантами дела. Нужно как-то нивелировать эти имиджевые потери и мириться с «газпромовцами».

«Хочу подчеркнуть, что банк мы ни в коем случае не будем ликвидировать, уничтожать, как-то ухудшать его работу. Наоборот, мы сделаем всё для того, чтобы банк функционировал и приносил пользу нашему государству», — даёт на этом фоне дружественные сигналы Александр Лукашенко.

По его словам, тема банка поднималась недавно в разговоре с Владимиром Путиным. В интересах Минска сейчас снять как можно больше спорных вопросов на российском направлении, тем более что «Газпром» — это не просто продавец стратегически важного углеводорода, но ещё и инвестор. Власти Бреста рассчитывают на инвестиции для нового проекта от бренда Gefest. Под этой маркой в Россию поставляют бытовые газовые печи. Несколько лет назад бренд использовали при продаже китайских посудомоечных машин. Сейчас белорусское предприятие планирует делать свои машины. На это дело и хотят потратить инвестиции от «Газпрома».

Россия остаётся и донором технологий или высокотехнологичных изделий. Минск продолжает решать вопрос о выпуске у себя вакцины «Спутник V» из российских компонентов. Кроме того, нужно перевооружать армию, и республика, как планировалось, будет закупать в России ударные вертолёты Ми-35. Они могут использоваться и как транспортные. В белорусской армии есть их предшественники — Ми-24. Как правило, это ещё советские машины. Необходимо освежить и парк истребителей. Ожидаются поставки Су-30СМ. Такие суда белорусская промышленность производить не может.

Другая важная тема двусторонней повестки — переориентация транзита грузов со стран Балтии на российские порты. Здесь у белорусской стороны, на первый взгляд, более мощные переговорные позиции, и сейчас Минск продолжает выпрашивать себе выгодные условия. Пока что Минтранс России не сдаётся. На минувшей неделе министр Юрий Цветков прямо заявил, что РФ не может из своего бюджет дотировать уменьшение цены транзита грузов из Беларуси в российские порты.

Российская сторона даже напомнила, что уже сейчас есть скидка на перевозку грузов со стороны РЖД, причём это существенная скидка — 50 %. Минску намекнули, что, если хочется чего-то большего, пусть Белорусская железная дорога сделает такое же послабление. Учитывая, что Беларусь хочет заполучить свой портовый терминал в Ленинградской области, тут предстоит ещё немало переговорных раундов. Идёт всё большая прагматизация отношений, и это хорошо. Красивые песни о братстве, как правило, затуманивают сознание.

Сейчас у белорусского руководства появился шанс решить многие торгово-экономические вопросы с Россией. Но многое зависит от внутренней повестки. Как уже говорилось, Кремль внимательно следит за тем, как Минск выпутывается из политического кризиса. Протесты пока утихли, но напряжение никуда не ушло. В грядущую реформу конституции по-прежнему верят не все. Вовлечение в процесс Юрия Воскресенского, как правило, принимают за имитацию.

Остаётся актуальной и старая проблема госаппарата. Это безынициативность чиновников. Система выстроена так, что масштабно влиять на настроения в обществе государственная армия идеологов и медийщиков уже не может. Пропущен момент, когда можно было перехватить инициативу в соцсетях. Массовое создание телеграм-каналов и других инструментов в последнее время помогли власти удержать лишь часть аудитории, но подавляющее большинство воспринимает другие каналы. У власти, по сути, остался только один реальный информационный ресурс. Это сам Александр Лукашенко, а всё остальное — это лишь система распространения его заявлений и сообщений о его делах.

Проблема в том, что среди политически активного населения на волне протестов сложилось негативное отношение к личности политика. Этот сегмент, видимо, поздно отвоёвывать. Другие группы ещё могут внимать тому, что говорит Лукашенко, но слишком много и часто выступать — это значит девальвировать ценность Лукашенко как медийного явления. Можно использовать приёмы а-ля «поход в СИЗО КГБ», то есть удивлять публику. Однако и этот ресурс не бесконечен.

На днях Лукашенко или его окружение вновь попытались использовать такой ход. Руководитель государства, как несколько месяцев назад Путин, посетил «красную зону» в клинике, где находятся пациенты с ковидом.

К России передом, а как к Европе?

Фото: president.gov.by

Визит в больницу использовали на всю катушку. Выложили видео, где пациент выступает с политически дружественной Лукашенко репликой, опубликовали видео со встречи с медиками. На втором остановимся чуть подробнее.

На этом видео Лукашенко, в частности, говорит о новой конституции. Это опять «речь с оглядкой»: «Я сторонник новой конституции не потому, что, вы знаете… демократию какую-то надо. Не в демократии дело. Меня что в этой ситуации волнует… Вот незнакомому президенту такую конституцию отдавать нельзя. Будет беда. У нас конституция очень серьёзная».

Далее он сказал, что по большому счёту такие конституции есть только у России и Казахстана. Речь о том, что в этих странах очень сильна президентская власть. Лукашенко с высоты лет почувствовал, насколько мощные рычаги управления имеет в республике президент. Неизбежность передачи рычагов всё более очевидна.

При этом надо понимать, что Лукашенко, как многие амбициозные политики, имеет мессианский комплекс. Понимая, что такую мощь, как у него, может получить кто-то другой, он просто опасается за будущее страны. Это примерно то же самое, когда опытного волшебника просят передать посох преемнику. Или даже не посох, а кольцо всевластия. Возникают две проблемы:



Насколько надёжен преемник, а вдруг он что-то учинит.



Отдавать кольцо тяжело, потому что неизвестно, кто кем владеет: носитель кольцом или наоборот.

Вся эта ситуация хорошо иллюстрирует, что в Беларуси долгие годы система власти строилась вокруг конкретного человека и о механизме будущего транзита мало кто думал.

Хочется верить, что теперь к руководителю государства пришло осознание: если не переформатировать систему, никакого транзита не будет. Будет сначала обрушение старого. Естественно, ответственность за это возложат прежде всего на архитектора предыдущей системы. Им по большей части и является сам Лукашенко. Его основная задача сейчас — уйти безопасно для себя и создав «подстилки». Если что-то пойдёт не так, предыдущий президент всегда сможет сказать: «А я предупреждал!»

Пока вопрос транзита власти остаётся открытым. Внешне обстановка вроде бы стала спокойнее, но внутреннее напряжение растёт. По факту для того, чтобы общество поверило в диалог и реальную перестройку системы управления государством, у властей остаётся несколько месяцев. Как только на улицах станет теплее, возможны новые массовые протесты, а бесконечно бороться с ними не сможет никакая система силовых органов, какой бы мощной она ни была...





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.