Опубликовано : 21-12-2020, 07:11 | Категория: Новости » Медиавыпадение



Медиавыпадение

Война в Сирии, конфликт в Донбассе и некоторые другие темы в последние несколько лет активно обсуждались в российской блогосфере и СМИ, но не так активно — в белорусском медиапространстве. Или же темы рассматривались под совсем иным углом. Например, государственные массмедиа Беларуси тема Донбасса интересовала, как правило, в той мере, в какой это помогает поддерживать образ Минска как переговорной площадки.

Общая повестка Беларуси и России в публичном пространстве всё чаще сводится к безопасности, энергоносителям, транзиту грузов, иным подобным вещам из плоскости прагматики. Общего проекта, нацеленного в будущее, пока нет, если не считать ЕАЭС, но с ней пока мало ясности. Если и существует чёткая концепция и сверхидея, то о ней знает ограниченный круг лиц.

Прошедшая неделя показала, что бесполезно заполнять этот пробел в информационной среде, не имея весомых предложений. Ритуальные мероприятия останутся ритуальными. В Минске прошёл VIII Белорусско-российский молодёжный форум. Несколько десятков человек встречались с высокопоставленными чиновниками, обсуждали актуальные темы в секциях, но чуда не произошло. По итогам мероприятия в СМИ никто не выдал прорывных идей союзного строительства. Официальная хроника в основном ограничилась сообщениями о том, что форум демонстрирует единство молодёжи Союзного государства и т. д.

Медиавыпадение

Встреча участников молодёжного форума с главой Совета Республики Натальей Кочановой. Фото: Совет Республики

Прошла на минувшей неделе и совместная коллегия Минобразования Беларуси, Госкомитета по науке и технологиям Беларуси, министерства просвещения РФ и министерства науки и высшего образования России. Из официальных источников известно, что принят некий «большой план мероприятий по развитию сотрудничества» на 2021 год. Подписано 14 договоров между вузами двух стран. Детали неизвестны.

А между тем именно в этой области есть что обсудить. Если речь идёт о развитии Союзного государства, то необходимо развивать и общее образовательное пространство. Здесь много вопросов. Общеизвестно, что немало выпускников белорусских школ едут учиться в зарубежные вузы. Естественно, это не только в России. Главный конкурент по борьбе за абитуриентов — Польша. Что сделано для повышения привлекательности российских вузов?

Кроме того, в этом году из-за «коронавирусных» ограничений многие выпускники из Беларуси не смогли сдать ЕГЭ и попробовать поступить в российские университеты. Эта тема как бы «прошла» мимо СМИ, и никто особо не занимался судьбой этих ребят, которые готовились к поступлению именно в РФ. Не исключено, что весной-летом 2021 года не все страны полностью снимут карантинные барьеры. Возможно, Россия сможет сыграть на этом, привлекая к себе студентов из Беларуси.

Необходимо честно признать, что белорусские студенты в России — это часть «мягкой силы», которую РФ может себе позволить, как и любая другая крупная держава, у которой есть долгосрочные интересы в Республике Беларусь.

Ряд российских наблюдателей и журналистов в разгар белорусских протестов очень живо обсуждал западное влияние на эти события. Говорили о технологиях цветных революций, о вмешательстве западных спецслужб и т. п. Но если россиянам так важно держать Беларусь в орбите союзников, то почему бы не задаться вопросом: как так получилось, что выделялись ресурсы, в том числе финансовые, проводились мероприятия, а никакой серьёзной «мягкой силы», за редким исключением, на белорусском направлении Россия не создала?

Крупные страны и блоки могут сколько угодно говорить о невмешательстве во внутренние дела Беларуси, но это просто дипломатические формы вежливости. Вмешиваются или хотят вмешиваться и Россия, и США, и ЕС. Другое дело, у кого какие возможности. Россия имеет их в основном на высшем и высоком политических уровнях, в плоскости крупных бизнес-проектов, но никак не на уровне гражданского общества. И это должно стать одним из главных признаний самим себе на пороге 2021 года.

Медиавыпадение

Фото: Владимир Путин на пресс-конференции 17 декабря

Другое событие недели — большая пресс-конференция Владимира Путина. Подобные мероприятия в Беларуси и России далеко не всегда вызывают взаимный интерес со стороны СМИ. Повестка не обязательно пересекается. Но всё-таки надо отдать должное. Александр Лукашенко регулярно проводит отдельные пресс-конференции для российских медиа, коллективные интервью. А вот со стороны Кремля такое бывает редко. Встреча Дмитрия Медведева с белорусскими журналистами в 2009 году, пожалуй, один из немногих примеров, если вообще не единственный.

Это говорит о том, что Россия ведёт всё более прагматичную политику. Без веской причины «кормить» вниманием белорусские медиа никто не намерен. Это как бы подтверждение статуса сильного регионального игрока.

Белорусское руководство, если говорить откровенно, ощутило на волне протестов, каков реальный статус республики. От донорства мира и стабильности уже мало что осталось. А желание развивать интеграцию и дружить — это точно не какая-то фигура речи ради снижения цен на газ, а необходимость. Об этом Александр Лукашенко прямо заявил на видеосаммите СНГ:

«Укрепление интеграционных механизмов на постсоветском пространстве — не вопрос выбора, а неизбежная необходимость. Считаю, что о выгодах можно будет говорить лишь тогда, когда мы полностью раскроем потенциал нашего Содружества. Это станет одним из главных приоритетов белорусского председательства в СНГ в следующем году, если мы примем здесь соответствующее решение, которое уже согласовано».

На этом фоне интересно прозвучал вопрос от телерадиокомпании «Мир» на большой конференции Путина. Журналистка намекнула на кризис СНГ, вспомнив и о протестах в Беларуси.

Ключевая цитата из длинного ответа Путина такова:

«Белоруссия: я уже много раз высказывался на этот счёт, исхожу из того, что нужно дать возможность белорусскому народу внутри страны разобраться со своими вопросами, решить их в спокойном режиме».

И ещё одна фраза:

«...Как бы тяжело, трудно и даже долго это ни происходило, это должно созреть внутри общества».

Созревание это происходит очень болезненно. Одним из самых вменяемых оппонентов Александра Лукашенко можно считать Виктора Бабарико. До ареста он не успел предложить какой-то сверхидеи белорусскому обществу. Ограничился лишь тактическими заявлениями, что главное — подтянуть экономику и перестать жить по модели «дайте нам что-то». Но Бабарико — один из немногих в оппозиции, кто не достаёт из нафталина давно изжившую себя идею национального государства. Она выглядит очень смешной, когда на международных соревнованиях за республику выступают борцы Ризван Гаджиев, Мурад Гайдаров, Джавид Гамзатов, Юсуп Джалилов, Магомедхабиб Кадимагомедов.

К тому же в идее нацгосударства слабым местом является излишнее копание в прошлом, причём избирательное и мифогенерирующее. Некоторые сторонники национальной идеи любят рассказывать, как много знаменитых людей было среди белорусов. Warner Brothers основала семья выходцев из Беларуси, отцом Жака-Ива Кусто был белорус и т. д. Хотя на самом деле всё это истории о евреях, которые далеко не всегда даже знали белорусский язык, а просто жили в черте оседлости. Так что если уж сильно настаивать на возврате к неким корням и национальном государстве, то всем жителям страны нужно учить не только белорусский, но и идиш.

Бабарико — один из немногих, кто не отвергает прошлое, но настаивает, что движущая идея должна быть направлена в будущее. Поэтому если реальный диалог власти и оппозиции всё-таки состоится, то толк может быть, если в нём примут участие такие люди, как Виктор Бабарико. Дискутировать нужно на темы «Чего мы хотим?» и «Куда мы идём?», а иначе получится, как в старом философском анекдоте, когда два русских проснулись с чувством сурового похмелья:

— Где мы?

— К черту подробности! Кто мы?

Но вернёмся к Бабарико. На минувшей неделе стало понятно, что условия его освобождения довольно просты. Озвучены они были не через официальных лиц, а как бы в обход: устами «лояльного оппозиционера» Юрия Воскресенского. В эфире госТВ он сказал, что Лукашенко на знаменитой встрече в СИЗО КГБ предложил Бабарико вернуть «украденные деньги» взамен на свободу. Тот ответил, что ничего не присваивал. На что Лукашенко парировал: на открытом суде все увидят, так это или нет.

Здесь необходим небольшой комментарий. Белорусское уголовное законодательство действительно позволяет освободить человека на стадии следствия и снять обвинения, если он признает ущерб и погасит его. Это работает при определённых условиях, когда инкриминируют экономические преступления. Именно по такой схеме вышел на свободу Юрий Чиж.

Для Бабарико данная схема имеет ряд недостатков. Бывший банкир лишится финансовой независимости. Кроме того, он невольно признает, что нарушал закон, а это удар по имиджу. Красивым шагом была бы амнистия капитала со стороны власти, но пока, видимо, официальный Минск для такого не созрел. Потому что данный ход в перспективе означает для большей части элиты уход из большой политики и вообще уход «на пенсию». К этому многие не готовы, а значит, впереди ещё не один виток внутреннего политического кризиса…





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.