Опубликовано : 28-12-2020, 12:11 | Категория: Новости » Пример Москвы



Пример Москвы

Пока в Минске ждут некоего движения к реформе конституции, в Москве уже финальная стадия. На минувшей неделе Владимир Путин подписал закон о гарантиях экс-президенту и членам его семьи. Этот документ и в целом весь пакет, разные части которого или приняты, или скоро должны обрести законную силу, естественно, подвергаются критике. Для Минска это в каком-то смысле полезный опыт. Можно посмотреть со стороны, как это всё работает. Хотя смотрят с белорусской стороны довольно долго. Ситуация перезрела, и пора бы делать что-то самим, а не вечно наблюдать за Казахстаном и Россией.

Но ситуация именно такова. Официальный Минск ещё не определил стратегию развития системы власти в стране. Или определил, но не хочет раскрывать карты. Что же он может подсмотреть у восточной соседки? Во-первых, само по себе усиление гарантий для экс-президентов. Это ещё не уход из власти. Однако это реальная демонстрация того, что никто не хочет быть «брежневым» и в принципе принимает ротацию как идею.

Во-вторых, стоит обратить внимание на критику. Любопытные комментарии по реформе власти высказал недавно Алексей Венедиктов в эфире своего «Эхо Москвы». Главред считает, что зря экс-президенту решили не только дать иммунитет в отношении деяний во время правления, но и распространить «льготу» на до и после. Получается, как считает Венедиктов, если бывший президент собьёт кого-то на машине, ему ничего не будет. Замечание, с одной стороны, верное. С другой — получается, что бывшего можно подставить или раскопать какие-то старые «грешки», до которых никому раньше не было дела.

У всех на виду судьба Николя Саркози, когда вроде бы его обоснованно вызывали в полицию и возбуждали уголовные дела, но всё это так или иначе всё равно было связано с политикой, а не с тем, что кого-то случайно сбил на машине.

То есть вопрос о том, какие именно нужны гарантии бывшим правителям, остаётся. Другое дело, что в их необходимости вряд ли стоит сомневаться. В Минске пока ни о каких гарантиях не говорят. Стилистика нынешней власти такова, что подобные разговоры она считает проявлением слабости. Пример Москвы показывает, что они могут быть, наоборот, демонстрацией уверенности. Реальность такова, что Путин и команда просто постепенно принимают документы, и первое лицо за это ни перед кем ни оправдывается. Его критикуют, но он не оправдывается.

Более того, политическая система центра России намного более устойчива с медийной точки зрения. Общеизвестно, что Венедиктов — не владелец «Эха Москвы». Он лишь совладелец и держит не самый большой пакет. Контрольный находится в руках «Газпром-медиа». Фактически конечный бенефициар — государство. И оно терпит всю критику, которая льётся в адрес властей в эфире данной радиостанции. Для Беларуси такая ситуация невозможна. Официальный Минск так устроен, что в нём пока не будет «радио свободы» с контрольным госпакетом. А вот у Кремля такое есть, и это не первый год умело используется.

В Минске не очень терпят критику действующей власти. Хотя предыдущий президентский срок в этом плане стал некоей оттепелью, когда государство часто как бы не замечало «вражеских» медиа. Можно вспомнить только ситуацию вокруг так называемого «дела БелТА», когда удалось найти способ надавить на крупный частный портал Tut.by и негосударственное агентство БелаПАН. Кроме того, было много заигрываний с западными структурами, которые тоже никогда не были друзьями действующей власти.

Сейчас от этого почти не осталось следа, и министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей, которого не очень погружённые в белорусские реалии российские политологи называли прозападным, открыто заявляет, что теперь в стране включили красный свет ряду западных организаций.

«Принято решение об ограничении деятельности ряда политических фондов в Республике Беларусь, а также о пересмотре реализации ряда так называемых гуманитарных, образовательных, культурных программ, которыми занимаются соответствующие политические институты в Беларуси, в том числе действующие и под эгидой посольств иностранных государств», — так отреагировал Макей на очередной пакет санкций в начале прошлой недели.

Пример Москвы

Фото: mfa.gov.by

Из выступления Макея по поводу санкций можно также отметить вот этот отрывок:

«Мы внимательно изучили весь так называемый третий пакет рестриктивных мер, и, естественно, мы предложили наши ответные действия на этот пакет. Они включают в себя также увеличение соответствующего персонального списка. Это означает, что ряд дополнительных персон из стран Евросоюза не сможет попасть на территорию Беларуси и на территорию Союзного государства с учётом того, что у нас этот список одинаков с Российской Федерацией. Мы предпримем, естественно, ряд действий юридического характера в ответ на абсолютно необоснованное включение ряда предприятий и персоналий в список ЕС».

Это далеко не первое высказывание в русле солидаризации с Россией, которое прозвучало из Минска после президентских выборов. Эпизода с «вагнеровцами» как будто бы не было.

Карта общей угрозы с Запада разыгрывается вновь и вновь. В России, похоже, на это не обращают большого внимания. Есть подозрение, что на 99 % эта риторика просто способ спасти нынешний политический режим за счёт дружбы с сильным соседом.

Такой «товар» был в ходу в прошлом сезоне, а сейчас не очень популярен среди кремлёвских «покупателей». Нельзя сказать, что его вообще не «покупают», но он почти как «неликвид». Гораздо большим спросом в Москве пользуется другой продукт. Его можно условно назвать «Всё под контролем».

Когда в белорусской столице ещё было лето и протесты были массовыми, в Москве некоторые стали поговаривать, что не стоит брать белорусские гособлигации. Это один из немногих примеров демонстрации сомнений в устойчивости действующей власти Беларуси. Сейчас сомнений меньше, но всё равно вопросы остаются. Очевидно, что полного возврата устойчивости нет. Есть большой потенциал силовых структур, который сейчас задействован. Во многом только благодаря ему удалось успокоить ситуацию. И то не до конца. Всё равно тут и там прорываются протестные рецидивы.

Второй негативный фактор — это уход протестующих в глубокое подполье. Ему способствуют, в частности, многочисленные уроки от силовиков, когда они публично разоблачают ведущих различных оппозиционных чатов, а также показывают, что те получали за это деньги, и т. д. В Беларуси всегда были маргинальные группы, нацеленные на серьёзную борьбу с властью. У большинства же населения реального опыта подпольной борьбы не было. Сейчас будет. Это неизбежность.

Вернёмся к теме красного света для зарубежных организаций и аффилированных структур. На минувшей неделе произошло ещё одно знаковое событие. Долгое время власть терпела деятельность Пресс-клуба — организации для журналистов. Это была площадка для различных курсов и конференций, а также хаб для распределения различных стажировок за рубежом. Его создатели никогда не скрывали, что они нынешнюю власть не поддерживают. Относительная лояльность к организации, возможно, была долгосрочной стратегий, основная идея которой такова: терпеть, а потом в нужный момент закрыть.

Практически все ключевые менеджеры Пресс-клуба на момент написания обзора были задержаны. Основную фигурантку подозревают в неуплате налогов, остальных — в соучастии. Мы не будем оценивать обоснованность или необоснованность инкриминирования данных деяний. Стоит обратить внимание на другое. Дело возбуждено именно в нынешней политической ситуации.

Пример Москвы

Фото: Пресс-клуб

Активность силовых структур в этом направлении, видимо, будет и далее, что вполне объяснимо. Странно другое. Действующая власть, скорее всего, не готова признать, что на фоне мощной системы силовых структур идеологическая вертикаль практически потерпела поражение. Влияние её очень слабо. То же самое можно сказать о прогосударственных общественных организациях. Некоторые из них могут поставить себе в заслугу большое число членов, но членство это в большинстве случаев добровольно-принудительное. Они так и не собрали действительно массовых акций в поддержку нынешней власти. Более-менее многочисленные митинги были с использованием админресурса.

Что касается Пресс-клуба, то его прогосударственный антагонист — Белорусский союз журналистов (БСЖ). Теоретически он мог бы развивать альтернативную площадку с курсами, стажировками и поездками за рубеж. В каком-то объёме всё это у него было, но не так массово, как у клуба. А самое главное, что молодёжь тянулась, как правило, именно в Пресс-клуб, не в БСЖ.

В соседней России всё устроено по-другому. Там и площадок для организации подобных вещей больше. Больше там и возможностей для создания относительно независимых проектов, то есть и не прогосударственных, и не оппозиционных. Здесь всё обычно упирается в ресурсы. В Беларуси создана такая конфигурация, что частенько для подобных проектов деньги и другие блага можно взять или у властей, или у «зарубежного дяди». А это нельзя назвать здоровой ситуацией с точки зрения развития гражданского общества. В России с этим, конечно, не без проблем, но она куда более продвинута, чем Беларусь.

Пока же официальный Минск, видимо, опасается развития гражданского общества, видя в этом угрозу создания оппозиционных ячеек, хотя в нужном количестве они никогда не помешают. И потом такие ячейки и так созданы в стране в большом количестве и, судя по всему, будут создаваться в дальнейшем. Пока данный процесс остановить не представляется возможным.

Завершить обзор хотелось бы вот чем. Информационные агентства сообщили, что Россия и Беларусь договорились по основным нефтегазовым вопросам на 2021 год. Хоть с этим всё хорошо. Многое другое, если смотреть из Минска, пока в тумане, а это плохо как для бизнеса, так и для простых обывателей. Вкупе с коронавирусной неопределённостью данный фактор существенно сокращает горизонт планирования...





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.