Опубликовано : 8-01-2021, 15:11 | Категория: Новости » Испытания неизбежны



Испытания неизбежны

Если посмотреть нынешние новогодние обращения Александра Лукашенко и Владимира Путина, то иногда кажется, что это не Россия имеет имперский размах, а Беларусь. Речь правителя республики предварили чем-то вроде немого документального фильма, который показывал, как много позитивного есть в стране. Поясняющие надписи напоминали медийные рапорты, знакомые нам ещё по советским временам: «Рекордный урожай — 10 млн тонн зерна»; «Открыта 3-я линия Минского метрополитена»; «1-е место в мире по уровню охвата населения медицинской помощью» и т. д.

С одной стороны, вроде бы всё это имеет место быть, но уровень пафоса такой, что вспоминается анекдот про Вовочку и Советский Союз, когда мальчику так красочно описали жизнь в СССР, что он не понял, где живёт, и стал плакать: «Хочу в СССР!» Другими словами, длинная видеопрелюдия к обращению первого лица показала, что белорусская госпропаганда ещё так и не обрела чувства меры. Она всё больше руководствуется принципом: если уж хвалить, то на всю катушку.

Когда в стране в целом и общем относительное благополучие и спокойствие, а желательно рост общего благосостояния, проблемы не так заметны и восхваляющие «картинки» из государственных новостей хорошо «заходят» аудитории. Второе условие — полная герметичность национального медиапространства или хотя бы значительное доминирование госСМИ. Но такого сейчас нет. Времена не те, и получается, что технически «кино» перед обращением президента сделано на «отлично», а вот с точки зрения смысловой можно долго критиковать. 

Обращение Александра Лукашенко


Непосредственно само обращение в этом году решили сделать необычным с точки зрения режиссуры. Как правило, Александр Лукашенко обращается к нации под Новый год в камерной атмосфере — из кабинета. Сейчас сняли его эффектную проходку по лестнице и большому залу Дворца независимости. Это как раз тот элемент, который больше присущ не средней по размерам европейской стране, а странам с размахом, что явно не соответствует реальному геополитическому статусу Беларуси. Снова выглядит как преувеличение, в которое поверят не все.

Интересно начинается сама речь: «Дорогие соотечественники и гости Беларуси!» Раньше, как правило, звучало просто «дорогие друзья» или «дорогие соотечественники». Сейчас же страна представлена не только как то место, где живут местные «тутэшыя», но и как то, куда стремятся приехать и другие люди. Есть намёк на идею белорусоцентричности. Либо же здесь иной смысл: в «ковидном» мире сложно путешествовать, но Беларусь — одна из немногих стран, которые не поддерживают жёстких локдаунов и карантинов. Интерпретации могут быть разные.

Далее идёт часто встречающийся у ряда политических деятелей тезис о том, что прошедший год был непростым. Лукашенко фактически заявил, что 2020-й стал онтологическим порогом для белорусов. Он поставил фундаментальные вопросы: «Кто мы?», «Что будет с нами, нашими детьми?», «Куда мы идём?» и «Чего мы хотим?»

Очевидно, здесь речь не о коронавирусе, а о политическом кризисе. Пандемию Лукашенко ставит на второе место. «Год объединил человечество заботой о здоровье», — с этими словами политик как бы на время поднялся до планетарного уровня, отойдя от белорусоцентричности. Но затем быстро вернулся к ней:

«Благодаря неимоверным усилиям государства мы выстояли и обрели уверенность в завтрашнем дне. А главное — не оставили детей без будущего!»

В данном тезисе непонятно, о чём больше говорит политик: о борьбе с коронавирусом или о борьбе с протестами. Скорее всего, здесь доминирует второе. Примечательно, что в начале обращения есть и такая фраза: «Мы особенно остро осознали, что имеем и что можем потерять, притом безвозвратно».

Эту мысль Лукашенко в разных вариациях неоднократно повторял во второй половине 2020 года. Она частично отражает реальность. Действительно, из-за протестов некоторые обыватели лишились привычных стабильности и спокойствия, которые были присущи Беларуси много лет.

Но есть и другие люди, считающие это спокойствие стагнацией. Их мнение упрямо игнорируется, что как раз и стало одной из причин политического кризиса. Он пока ещё далёк от разрешения, и немалая часть аудитории под Новый год как раз наполнилась надеждой на некие изменения. Эти ожидания можно было использовать в обращении, что Лукашенко частично сделал.

«Нам всем, кто видит мир по-разному, следует осознать, что у нас единая ценность — клочок земли в центре Европы.

Другого не дано. И во имя сохранения его для детей давайте перевернём страницу пройденного и будем вместе писать новую главу независимой Беларуси. Давайте будущий год сделаем годом народного единства».

Другими словами, протестующим предложено провести политическую перезагрузку. Цель у всех одна: лишь бы в Беларуси было хорошо. Зачем ссориться, давайте вместе работать на благо страны. Вроде бы правильный посыл. Однако не раскрывается никаких деталей плана общих действий. Ради чего противникам режима становиться его сторонниками? Пригласят ли их на объявленное Всебелорусское народное собрание?

Плюс ко всему в данном высказывании есть фраза-«якорь». Лукашенко ранее предлагал «перевернуть страницу» Маргарите Симоньян во время интервью российским СМИ. Данное предложение из его уст прозвучало как ответ на весьма настойчивые попытки Симоньян добиться извинений за, мягко говоря, грубое обращение белорусских силовиков с журналистами RT. Никаких извинений так и не было. Одно из объяснений, которое приходит на ум: Лукашенко не хотел показаться слабым. Но можно было сделать ход конём: обещать, что не дело так обращаться с журналистами, разберёмся.

Изначально было понятно, что от этой предвыборной кампании для властей будут серьёзные последствия и купировать их придётся силовикам, а не идеологам. Можно было предусмотреть такие нюансы, как работа органов с журналистами. Задержание и жёсткое отношение — не лучший метод работы с прессой: слишком большие издержки для имиджа государства. К тому же свобода печати — это не так страшно. В наш век телеграм-каналов и прочих цифровых изобретений она всё равно пробивается через различные барьеры госрегуляторов... 

В общем, выражение «перевернуть страницу» на массовую аудиторию сейчас произведёт не тот эффект, какого хотела бы власть. Вместо мыслей о возможном объединении у многих оно вызывает образ красной тряпки.

Так что в 2021 году идеологической госмашине в Беларуси нужно реально доказать, что протестующие должны примкнуть к своим политическим оппонентам ради будущего страны (если это вообще реально сделать). И доказывать это надо не себе, как привыкло в последние годы сообщество идеологов, а людям, народу, который призывается к единству. Иначе расхождение реальности с картинкой в голове ряда представителей власти может стать фатальным.

Говоря об этом, конечно, нужно понимать, что ряд пропагандистских ресурсов «с той стороны баррикад» тоже нередко создаёт некую параллельную реальность. У них есть свои идеологические штампы, навязчивая идея о том, что нужно сражаться за «мову і сцяг», хотя бело-красно-белый флаг для многих протестующих никакой глубокой идеологической нагрузки не несёт. Это просто символ протеста. Причины политического кризиса не в нём.

И флаги, и языковой вопрос — всё это внешняя мишура. В XXI веке на этом не построишь государственную идеологию. Но её не построишь и на пустоте, которую власть предлагает в красивых обёртках «давайте созидать» или «давайте вместе объединимся ради будущего».

Пафос в политических речах будет всегда, но важны его дозировка и тональность. Когда первое лицо государства говорит, что нынешние жители республики — это «наследники великих поколений белорусов, которых судьба на протяжении тысячи лет ломала и не единожды испытывала на прочность», то здесь явный перегиб. Белорусской нации максимум 200 лет. Да, её истоки можно искать в Полоцком княжестве, но это именно истоки. Реальное формирование нынешних белорусов началось в поздние времена Российской империи. Преувеличения о тысяче лет напоминают кейс «древних укров».

Обратим внимание ещё на один акцент. Лукашенко напомнил, что 2020 год стал финалом одной из пятилеток. Он перечислил некоторые достижения: страна стала ядерной державой, «шагнула» в космос, освоила производство легковых машин, запустила амбициозный проект под названием «Белорусская национальная биотехнологическая корпорация» (БНБК).

Испытания неизбежны

Производственная площадка БНБК. Фото: sb.by

Что касается ядерной державы, то тема довольно спорная. Да, в Беларуси постепенно входит в рабочий режим современная АЭС, но это не белорусский продукт. Это транзит технологий из России за российский же кредит. В чём тут достижение белорусской стороны? Космос — это тоже кооперация с Россией и Китаем. Своей полноценной космической промышленности нет, как нет и своего космодрома. Производство легковых машин — это сборочное производство китайской техники.  На этом фоне хорошо смотрится БНБК как логическое развитие белорусского аграрного потенциала, но и здесь не без ложки дёгтя. В проекте немалую долю имеет семья Бакиевых, что поначалу пытались скрыть. Это создало негативный информационный фон, который госСМИ пока не сумели нейтрализовать.

Лукашенко в обращении вспомнил и о таком достижении, как продовольственная безопасность. Вот здесь действительно в стране многое сделано не только через импорт заграничных технологий. На этом можно было сделать акцент, однако для придания важности случился перебор с ядерно-космической державой. На самом деле Беларусь — страна-партнёр космических держав и страна-клиент одной из держав ядерных.

В целом желание показать, что страна развивается, — ход правильный. Лукашенко показывает: Беларусь не застыла на месте, развитие есть. «Наши перемены — это просчитанная и продуманная эволюция», — как бы отвечает он протестующим, которые так полюбили песню Цоя «Перемен». Но у них другой запрос. Повторимся: их надо убедить, что именно такие перемены нужны Беларуси, что именно нынешнее руководство страны на такие перемены способно. С этим пока проблемы.

Финал обращения в этом году сделали нетрадиционным. Лукашенко поднимает бокал и чокается с представителями разных сообществ: артистами, милиционерами, журналистами… Возникает иллюзия единства народа и единства власти с народом. Именно иллюзия, ведь среди приглашённых нет политических оппонентов.

Обращение Владимира Путина


Обращение Владимира Путина имеет некоторые общие черты с выступлением белорусского коллеги, но в целом оно совершенно иное. Во-первых, «картинка» традиционная. Уже много лет президент поздравляет, имея за спиной уличный фон ночной Москвы в районе Кремля. Заставка примерно одна и та же. Так было и во время правления Дмитрия Медведева.  

В своём обращении Путин не стремится доказать, что он правитель большой державы. Это не обсуждается, а просто подаётся как аксиома. Вот картинка Кремля, вот Путин. Россия великая, потому что великая. Президент легитимный, потому что легитимный. Никаких намёков на политическую борьбу внутри страны нет. Истории типа отравления Навального игнорируются.

Владимир Путин начинает с того, что в начале года россияне, как всегда, мечтали о добрых переменах. Как и люди во всём мире. Данная семантическая конструкция, с одной стороны, как у Лукашенко, делает фокус на свою страну, но присутствует и глобальный масштаб. Он более выражен.

Российский лидер говорит о «ковидных» испытаниях, как бы давая аудитории возможность ещё раз прожить этот грустный пандемический сюжет 2020 года.

«Этот год мы прошли вместе, с достоинством, как и подобает единому народу, который почитает традиции своих предков», — решил приободрить россиян политик. Кстати, апелляция к предкам — это его общее с Лукашенко место. Используя данную тему, президент вспоминает о ветеранах Великой Отечественной войны. Тема, с одной стороны, заезженная, с другой — нет излишнего пафоса о тысячелетней истории славян.

«Так устроен мир, что в нём неизбежны испытания», — спокойно настраивает народ политик. Говорит о том, что нужно «отбросить мелкое и суетное», оценить самое важное: дар человеческой жизни, свою семью и т. д. То есть Путин тоже намекает, что 2020 год был онтологическим порогом, но делает это иначе. Российский президент в более выигрышном положении, чем Лукашенко. В России не было таких волнений и причиной большинства проблем действительно стал коронавирус, так что можно использовать тему по полной.

В видеопрелюдии к обращению Лукашенко был поставлен особый акцент именно на протесты. На фоне достижений страны и провластных акций они были показаны в определённой цветовой гамме. Важно, что кадры протестов там выбрали ночные, а провластного митинга — дневные. Это никак не вяжется с идеей народного единства.

У Путина никаких специальных видеопрелюдий не было, кроме, как уже говорилось, стандартной заставки. А стандарт этот не меняется много лет: развевающийся триколор, часы на Спасской башне и другие виды на комплекс московского Кремля.

Российский политик похвалил за достойное прохождение через испытания именно россиян, а не государство. Сказал о бескорыстных добрых делах — как масштабных, так и в пределах одного района. У Лукашенко были реверансы в сторону, например, правоохранителей, врачей, педагогов, то есть определённых социальных групп. Путин же рисовал картину широкими мазками: просто россияне и просто их добрые дела. Каждому и так понятно, о ком речь. Это вообще очень важно: не перегружать новогоднюю речь излишними подробностями. Хотя всё же для некоторых групп у него были припасены отдельные слова. Например, глава государства поблагодарил армию и флот за службу по охране страны.

Владимир Путин от описаний невзгод и благодарности россиянам логично перешёл к тому, что же дал людям 2020 год, причём эти слова подходят ко многим нациям. Идея простая: президент сказал, что все испытания и беды обязательно проходят, после этого остаётся всё, что делает нас благородными и сильными. Он пожелал, чтобы трудности поскорее канули бы в Лету, а приобретения остались.

Интересно, что Путин не стал говорить о 2020 годе как о завершающем некий этап. Вспомним, у Лукашенко это был финальный год пятилетки. Российский коллега иначе обыграл круглую цифру. 2021-й — это, как он отметил, не конец чего-то, а начало третьего десятилетия XXI века. 

Российский лидер не стал призывать народ к единству. Он внушил, что единство не только уже есть, но народ в России — как одна большая семья: «Хочу сказать спасибо каждому из вас, потому что мы вместе».

В обращении Лукашенко такое было невозможно, потому что изначально поднята тема протестов и при всём желании ни о какой общей семейной близости не скажешь. Основная же общая идея, которая роднит два обращения, — это переход в некий новый исторический этап. В этом повестки обеих стран совпадают. Люди как в России, так и в Беларуси реально ждут, каковы будут правила жизни в этой новой эпохе. Всех заметно напрягают «ковидные» ограничения, а белорусов ещё и беспокоит политическая неопределённость.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.