» » Пограничники Речи Посполитой
Опубликовано : 24-04-2021, 07:11 | Категория: Новости » Пограничники Речи Посполитой



Пограничники Речи Посполитой

Дикие места Витебщины, Могилёвщины и Смоленщины некогда носили название «панцирного края». Незримую границу, проходившую между Московским царством и Речью Посполитой, охраняли вооружённые в панцирные доспехи конные крестьяне, которые не несли тягловых повинностей и во время войны объединялись в «панцирные хоругви».

История их появления уходит корнями в XIV век, когда многочисленные войны потребовали постоянного присутствия на границе вооружённой стражи, выполнявшей в том числе полицейские функции. На Украине подобная роль отводилась казакам, формировавшим собственные полки с достаточно независимым начальством. Учитывая постоянный хаос, царивший в Речи Посполитой, «пограничники» часто действовали на свой страх и риск, не особенно полагаясь на помощь короля и шляхты. Впрочем, в отличие от тех же казаков, панцирные бояре не стали самостоятельной политической силой и вплоть до 1795 года занимались своей непосредственной работой.

Набирались отряды панцирной стражи в Речи Посполитой из земян — мелких землевладельцев, плативших чинш (денежный налог), вольных людей и иногда из мелкой шляхты, хотя последняя предпочитала поступать на иную службу (например, в гусарские хоругви). Вооружение пограничников состояло из тяжёлого доспеха (панциря), копья, сабли и пистолетов. Разумеется, все «бояре» были конными, так как постоянно передвигались вдоль границы и выполняли текущие распоряжения вышестоящего руководства. Их местом сбора, как правило, был местный замок, в котором размещались военные и хозяйственные службы.

Чтобы не отвлекать панцирных бояр от военной службы, их полностью освобождали от основных повинностей, обременявших иные сословия. Кроме того, они имели право заниматься торговлей и ремёслами. Иногда к их наследственным участкам земли были прикреплены крестьяне, которые в отсутствие хозяина обрабатывали его землю.

В социальном отношении панцирники были промежуточным сословием между крестьянами и шляхтой. Они имели собственные гербы, но при этом не пользовались всеми привилегиями шляхты. Впрочем, опасная военная служба давала им возможность выслужиться и получить шляхетство. В обиходе их называли «сцерцалка», «панош», «полушляхтич». Главное отличие от шляхты в том, что они не пользовались шляхетскими гербами и не принимали участия в сеймах и сеймиках.

Необходимо отметить, что панцирные бояре по своему положению были выше иных «бояр», среди которых выделяются путные (почтовая служба), вотчинные (хозяйственная служба), вольные (временные наемники) и другие. Пестрота и многообразие сословий Речи Посполитой не всегда позволяют до конца разобраться в их социальном статусе, особенно учитывая расхождения между официальным и фактическим положением.

Суровый XVII век

Чтобы понять, в каких условиях жили и трудились панцирные бояре, нужно обратиться к военной истории Речи Посполитой XVII столетия на её северо-восточном рубеже.

Пограничники Речи Посполитой

Вспыхнувшая в Московском государстве Смута серьёзно обострила ситуацию на границе двух государств, находящихся в ситуации необъявленной, но перманентной войны. Постоянный хаос на рубежах требовал бдительности пограничной стражи, вынужденной работать в усиленном режиме. Первоначально война шла преимущественно на московской земле, однако со временем переместилась на запад. Обе стороны постоянно осуществляли мелкие вторжения на вражескую территорию.

Поддержка самозванчества и прямое вторжение в пределы Московского государства вышли Речи Посполитой боком. Оправившись от последствий Смуты, Москва перешла от обороны к наступлению. Уже в ходе Смоленской войны 1632–1633 гг. война частично шла на польской территории.

Известно о создании в 1650-х гг. в Смоленске хоругви панцирных бояр, которых польские власти использовали для охраны новоприобретённой территории. Власти Речи Посполитой готовились к большой войне, которая вспыхнула в 1654 году. Смоленск одним из первых был осаждён русской армией и возвращён в состав Московского царства. По приказу царя Алексея Михайловича смоленские панцирные бояре были переведены в дворцовое ведомство и «во всём поверстаны» с дворцовыми крестьянами.

Согласно военным уставам Речи Посполитой панцирные бояре должны были выставлять одного коня с одной службы (от 1,5 до 12 волок земли), а также принимать участие в защите замков. Во время войны они объединялись в хоругви под командованием ротмистров.

Территория Полоцкого, Витебского и Могилёвского воеводств, где обитали остальные панцирные бояре, по итогам мира была оставлена за Речью Посполитой. Это позволило сословию сохраниться и существовать ещё долгие годы. Особыми привилегиями пользовались витебские панцирники, которые не могли быть наказаны местной администрацией без суда, не несли никаких крестьянских повинностей, а также с королевского разрешения могли передавать свои земли другим владетелям. Кроме того, они имели право владеть городскими домами.

К сожалению, в настоящий момент сложно оценить эффективность службы панцирных бояр. Судя по привилегиям, власти признавали их достаточно полезными для защиты границы. Вместе с тем полноценным военным сословием, подобно шляхте, панцирники так и не стали, о чём свидетельствует их судьба после разделов Речи Посполитой. Уже в XVIII веке существование панцирных бояр — анахронизм.

В Российской империи

После присоединения территории Восточной Белоруссии к Российской империи панцирные бояре столкнулись с необходимостью отстаивать свои права в суде.

Пограничники Речи Посполитой

Как и прежде смоленские, они были записаны в дворцовые крестьяне. Это существенно ухудшало их положение, учитывая то обстоятельство, что в Речи Пополитой они были полушляхетским сословием.

В 1782 году панцирных бояр насчитывалось 6168 человек, 3412 из которых в 1807 году были переведены в городовые казаки, а остальные записаны в разряд государственных крестьян.

В 1780 году панцирные бояре добились сенатского решения, согласно которому им были оставлены земли и привилегии, однако при этом на них была наложена подушная подать в сумме 1 рубль 20 копеек. Кроме того, Сенат потребовал от них предоставить доказательства своего происхождения, что стало сущим бедствием для тех, кто уже давно свои документы потерял. Позже, уже после польского восстания 1830–1831 гг., подобный же «разбор» довелось пережить и местной шляхте.

В 1805 году правовое положение панцирных бояр (особенно потерявших документы) стало предметом очередного разбирательства. 2 апреля 1805 г. был издан именной указ Александра I «Об оставлении панцирных бояр, написанных в ревизии…». Если панцирные бояре упоминались в записях 1-й и 2-й ревизий, им предоставлялись те же права, что и малороссийскому казачеству. Вместе с тем уже в следующем году панцирных бояр обязали давать рекрутов и платить подати.

Любопытно свидетельство нового минского губернатора, который в 1809 году писал: «Крестьяне кн. Радзивиллов в Слуцком и Игуменском поветах… возмечтав, что они шляхта или люди вольные, обсевшие издревле по договорам, и якобы новая повинность до них не относится… вникая в подробность сих обстоятельств, нашёл, что до присоединения Польши к России многие богатые помещики имели у себя из своих крестьян род войска: казаков, гусар, стрельцов и пр., которые от всех работ и повинностей крестьянских были освобождёнными, а потому те люди, считая и теперь себя не в крестьянском звании, ныне, когда наследники тех господ восхотели сих людей обратить в повинность крестьянскую, то они считают оное насильством».

Любопытно, что реформа управления государственными деревнями, разработанная министром государственных имуществ П. Д. Киселевым в 1837–1841 гг., предусматривала переселение государственных крестьян на новые земли. Таким образом, некоторые потомки панцирных бояр оказались в Сибири. В 1853 году 379 семей из трёх войтовств переселились в Курганский, Ишимский, Тарский уезды Тобольской губернии. Кроме того, в 1849–1859 годах переселились в общей сложности 508 семейств панцирных бояр из Витебской губернии.

В Сибири потомки панцирных бояр долгое время сохраняли обособленность от местного населения. Их настоящая ассимиляция началась лишь в советское время.

Таким образом, в Российской империи сословие панцирных бояр долгое время не исчезало окончательно, не сливалось с государственными крестьянами и не потеряло самобытность. Уже давно лишившись своего социального статуса, оно продолжало настаивать на прежних сословных привилегиях. Предел их существованию был положен указом 1866 года, когда панцирные бояре были переданы в ведение общегубернских по крестьянским делам учреждений. Указом 27 марта 1873 года панцирные бояре окончательно сливались с городскими и сельскими обывателями.

Роман Лажечникова

В 1869 году известным русским писателем Иваном Ивановичем Лажечниковым был написан роман «Внучка панцирного боярина».

В нём писатель приводит рассказ одного из героев о прошлом панцирного боярства:

— А этот (он указал на портрет рыцаря в панцире) — отец моей жены. Панцирный боярин. Вы, конечно, не знаете, что это за звание?

— В первый раз слышу.

— Надо вам сказать, во времена сивки-бурки, вещей каурки, это были пограничные стражники близ рубежа Литвы с Россией. Они должны были охранять границы от нечаянного вторжения неприятеля, в военное же время быть в полной готовности к походу... Некоторые панцирные бояре получали в награду и шляхетство. Как не горевать о такой благодатной доле! Но эти времена давным-давно прошли, сделались мифом. Теперь панцирные бояре только именем существуют ещё кое-где в западных губерниях. Они сошли со своей почётной сцены в ряды государственных крестьян и мещан и с богатых коней пересели на клячи. Редкие из них удержали за собой шляхетство. Но гонор их ещё не угас, в сундуках у некоторых хранятся ещё панцири. Как евреи ожидают своего Мессию, так и они ждут, что серебряная труба созовёт их навстречу пану крулю, брошенному с неба.

Исследования по истории панцирных бояр

Сословие панцирных бояр вызывало интерес у многих исследователей, занимавшихся вопросами военной организации в ВКЛ и Речи Посполитой.

Наиболее известные из них — Похилевич Д. Л. («Крестьяне-слуги в Великом княжестве Литовском в XVII–XVIII вв.») и Сементовский А. М. («Исторические записки о панцирных боярах»).

В настоящий момент написано также немало научно-популярных статей, описывающих те или иные стороны жизни панцирного боярства: Беловешкин «Не казаки, не шляхта, а панцирные бояре в Восточной Беларуси», Акуневич «Эволюция правового положения панцирных бояр в Великом княжестве Литовском и Российской империи» и другие.

Впрочем, необходимо отметить скудость информации, содержащейся в вышеприведённых исследованиях.

Крупное исследование по истории панцирного боярства потребует глубокого погружения в архивы. Тем не менее это весьма интересная тема для изучения, поскольку она проливает свет на пограничную жизнь Речи Посполитой и России в начале Нового времени. История панцирного боярства в чём-то схожа с историей казачества, однако имеет и существенные отличия. Так или иначе, она является частью военной истории двух стран.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.