» » Загадать желание народу
Опубликовано : 17-05-2021, 10:11 | Категория: Новости » Загадать желание народу



Загадать желание народу

В начале обзора немного отмотаем время назад. Ранее упоминалось о декрете Лукашенко о гипотетической передаче власти Совбезу. Когда предыдущий обзор был подготовлен к публикации, текст документа ещё не был обнародован. Давайте немного остановимся на содержании декрета.

Во-первых, это пока не подготовка к реальной передаче верховного поста некому верховному органу. Это, скорее, создание аварийной кнопки. Документ однозначно гласит, что власть будет передана Совбезу «в случае гибели Президента Республики Беларусь в результате покушения на его жизнь, совершения акта терроризма, внешней агрессии, вследствие иных действий насильственного характера». Не добровольного ухода с поста и не смерти по естественным причинам, а именно гибели.

Во-вторых, интересно наблюдать споры по поводу того, противоречит ли декрет Конституции. Одни считают, что да, потому что назначается механизм передачи верховной власти в обход основного закона. Другие говорят, что никакого обхода нет. Если власть в описанных выше условиях переходит к Совбезу, то там главенствует премьер-министр. А по Конституции именно он и есть второе лицо, к которому переходят все основные рычаги в случае чего.

Но трудно до конца понять, кто прав. В декрете говорится, что премьер именно «председательствует на заседаниях Совета Безопасности Республики Беларусь». Не совсем понятно, насколько председательство совпадает с руководством. Также документ предписывает, что решения «принимаются путём тайного голосования большинством голосов постоянных членов Совета Безопасности Республики Беларусь, но не менее чем двумя третями голосов от их общего числа». Может ли вообще премьер в одиночку принимать какие-либо решения? Ведь Конституция всё же говорит, что когда нет Президента, к Премьер-министру переходят его полномочия «до принесения присяги вновь избранным Президентом». А президентские полномочия в Беларуси довольно широкие, и они предусматривают самостоятельные принятия решений. Не заложена ли здесь почва для конфликта высокопоставленных силовиков и гражданских чиновников, входящих в Совбез, с премьер-министром? Декрет и так предусмотрен на «аварийный» случай, а тут ещё такое гипотетическое противоречие.

Возможно, противоречие хотят решить в новом варианте Конституции, который, по задумке властей, публика увидит точно не раньше осени. Так что пока остаётся наблюдать и ждать. Вряд ли при нынешнем уровне охраны Александра Лукашенко может произойти событие, под которое написан «аварийный» декрет.

Что касается новой Конституции, на прошлой неделе Лукашенко вновь собирал некоторых участников комиссии по её разработке. На совещании из его уст прозвучало интересное заявление:

«Если люди поддержат новый проект Конституции, — быть этой Конституции. Не поддержат — у нас же Конституция есть. Но надо сделать так, чтобы люди поддержали наш проект новой Конституции. А чтобы поддержали, она должна соответствовать запросам этих людей».

То есть как бы загадано желание власти, которое мог бы исполнить народ. В то же время надо, чтобы это стало и желанием народа. Сложная схема сработает, если госпропаганда начнёт реально влиять на умы, а с этим пока проблемы.

На фото с официального сайта Президента — момент типичного мероприятия, организованного госпропагандой. На прошлой неделе Александр Лукашенко посетил фермерский рынок «Валерьяново». Визит активно освещали госСМИ.

Загадать желание народу

Драматургию события разбавили живыми моментами общения, в том числе с фермером-тёзкой (на фото). Это, конечно, плюс пропаганде. Но было и много очевидных до банальности заявлений. Говорилось, в частности, что нужно восстановить пострадавший от пожара известный и почитаемый по всей Беларуси костёл в Будславе. Однако же люди понимают это и без заявлений сверху. Сбор средств уже начат, всё идёт по логическому плану. Заявление сделано явно с опозданием.

Также было заявлено, что на рынок для фермеров должен быть обеспечен доступ фермерам. Логично, с этим большинство согласится. Но не факт, что народ согласится с будущей Конституцией, если ему будут часто транслировать месседжи в стиле «капитан Очевидность». К тому же с фермерами вышел интересный нюанс. Мы опять видим желание белорусского государства совместить противоречия. С одной стороны, говорится, что у фермеров должен быть фермерский рынок. Но не все фермеры готовы приезжать торговать там каждый день. Возникает проблема заполняемости мест. От этого же зависит окупаемость рыночного комплекса. Это не палатки под открытым небом, а здание, которое должно окупаться за счёт аренды.

Отсюда и вытекает ситуация, когда не все на рынке фермеры. Есть и просто продавцы, что естественно. Понимая это, власть косо смотрит на посредников (а продавец, который не производит сам, — это всегда посредник). Желая видеть на рынках по большей части фермеров, власти тут же предлагают создать посредника. Оператора оптовой торговли, который бы собирал продукцию у фермеров и продавал. При этом или совсем не говорится, или не делается акцент на том, что такие операторы уже создавались. Но эти проекты или закрываются, или в кризисе, как доставшийся от времен БССР Белкоопсоюз.

Данные противоречия видит целевая аудитория, и эффективность пропаганды резко снижается. Народ пытаются взять «картинкой», что в мире постправды может работать, да и ранее часто работало. И всё же это действует не на всех.

Массовость протестов 2020 года и тот факт, что держать страну сейчас удаётся во многом закручиванием гаек, доказывает следующее. Инфоресурсы и мягкая сила в более широком смысле, в той или иной мере являющаяся продуктом коллективного Запада, сработали эффективнее госмашины в борьбе за умы.

Кстати, на днях в Минске инициатива «Гражданское согласие» представила доклад «Грибница» о том, как устроена западная поддержка оппозиционных сил. Приведём небольшой обзор этой аналитики.

Загадать желание народу

«Для реализации своих целей в Беларуси страны коллективного Запада используют как государственные средства, так и целую сеть неправительственных фондов, которые занимаются финансированием и организационной поддержкой белорусских оппозиционных политических партий и общественных объединений, средств массовой информации, аналитических центров и образовательных программ», — считают авторы «Грибницы».

Далее они выделяют несколько характерных особенностей финансирования оппозиционных проектов.

Поддержка поступает не из одного места, а из многих стран и от разных структур. И в Беларуси тоже нет одного «приёмника-распределителя» средств. Это децентрализовано. Кроме официальных каналов через фонды, посольства и НКО, есть и как бы «обходные». Это пожертвования от частных лиц, научные гранты, гонорары от СМИ и просто банальная «прямая передача» денег. В общем-то, ничего уникального здесь нет.

Добавим от себя, что, как показал 2020 год, всё-таки частные пожертвования — это не обязательно «криптофинансирование» от западных государств. Это могут быть действительно частные инициативы. Деньги дают диаспора и белорусские айтишники, просто бизнесмены, т.е. не совсем внешняя сила, а свои. Это важный сигнал для государства. Вот и настаёт момент, когда местный капитал проявляет политические амбиции не на словах. Собственно, команда Виктора Бабарико была тому одним из ярких примеров. Это значит, что уже не спишешь всю оппозицию на влияние Запада.

Далее. В докладе отмечено, что деньги, как правило, выделяются под конкретный проект. Если он эффективен, потом будут ещё поступления. При этом, что касается идеологии, которая сопутствует деньгам, то она не скрывается, а открыто передаётся на семинарах, публикуется в медиа, транслируется через выступления и т.д. От себя добавим, что создаётся условный набор идеологем, следование которым означает вхождение в тренд. А это вхождение увеличивает вероятность участия в проекте. Оплачиваемом проекте. Здесь, в принципе, тоже ничего уникального, но не все на это обращают внимание.

Так как вся система в целом не имеет жёсткой иерархии, а всё же тяготеет к децентрализации, государству с его жёсткой структурой трудно бороться с оппонентами. Хотя, надо отметить, что в какой-то мере белорусские власти сами дали свободу инициативам, потенциально содержавшим для него угрозу. Не зря ряд экспертов отмечали в последние годы, что в Беларуси происходит нечто похожее на советскую перестройку, когда власть сама же чуть ли не поощряет развитие своих идеологических могильщиков. Это уже добавка от автора текста, а не мысль из доклада.

Посмотрим, какие центры западного влияния на Беларусь выделили авторы «Грибницы». В большинстве своём это структуры, которые находятся в Польше, Литве и на Украине, либо в этих странах есть их фактические филиалы. Среди структур, кстати, назван Фонд Конрада Аденауэра. Любопытно, что через одну общественную организацию с фондом связан (по крайней мере, был до недавнего времени) один из довольно знаменитых сейчас провластных политологов. Он даже включён в комиссию по разработке новой Конституции и умудрился за последние годы как посотрудничать с Западом, так и с пророссийскими проектами. Удивительные чудеса политической эквилибристики и многовекторности. Уточним, что ремарка про политолога — не из доклада.

А в докладе называются различные аналитические центры. Например, BEROC. Он является совместным проектом Стокгольмского института переходных экономик (SITE) и Экономического образовательного и исследовательского консорциума (EERC) при финансовой поддержке Шведского агентства по развитию (SIDA) и Фонда Евразия (East Europe Foundation). Надо отметить, что BEROC собрал вокруг себя действительно экспертов высокого уровня, главным образом в сфере экономики. Если в своих докладах они бросают камень в огород государства, то делается это всегда обоснованно, корректно и без демагогии.

При этом отметим от себя, что в противовес ни Россией, которая имеет геополитические интересы в Беларуси, ни белорусскими властями не создано ни одной аналогичной по экспертной мощи структуры. Если, конечно, не считать государственные аналитические и научные учреждения, которые воспринимаются совсем не так, как частные центры. Причина в том, что государственные эксперты иногда вынуждены что-то недоговаривать. Единичные их представители осмеливаются покритиковать государство. Из чего можно сделать вывод, что напрямую подчинённые государству структуры подобного рода далеко не всегда эффективны. Зеркало должно отражать то, что есть, а не быть «монитором», рисующим желаемую картину.

К тому же многие альтернативные экспертные структуры получают ресурсы не только на собственные изыскания, но и на то, чтобы через образовательные проекты делиться экспертизой с населением. Как правило, делятся с малым бизнесом, который не всегда имеет ресурсы на повышение квалификации и с радостью идёт на всевозможные семинары. Со стороны России и властей таких проектов почти нет.

И это не говоря о многочисленных стажировках и стипендиальных программах, которые со стороны России и в целом ЕАЭС вроде бы есть, но не все о них знают. В основном наслышаны о западных.

Но вернёмся к докладу. Что касается медиа, то авторы обоснованно отмечают: «...И в центре, и в регионах власть проигрывает оппозиции борьбу за интернет-аудиторию. Причём на общенациональном уровне отставание даже более заметно». Более того, между оппозиционными медиа в интернете конкуренция намного выше, чем между государственными. Это значит, что сама жизнь заставляет их быть более интересными.

К этой мысли авторов доклада добавим, что есть и просто негосударственные медиа. Не провластные и не оппозиционные. К сожалению, пока это довольно редкий вид. Его развитию мешает то, что «поляна» по большей части занята «госами» и «оппами». Трудно вырвать себе кусок аудитории. А он нужен либо для заработка денег на рекламе, либо для отчёта учредителю-частнику, который играет в долгую и в будущем хочет медийное влияние.

Именно на базе таких СМИ третьего типа и может рождаться своя здоровая, а не прозападная оппозиция. Она частично родилась в 2020 году, но была смятена реакцией вместе с радикалами и оппозицией старого типа. Со стратегической точки зрения это большая ошибка властей.

Если же говорить не о СМИ в более классическом понимании, а о новых медиа, в том числе блогерах, то, как выяснили авторы доклада, среди 50 наиболее популярных телеграм-каналов в Беларуси только два занимают провластную позицию. Есть над чем задуматься белорусским властям. Хотя, наверное, думать уже поздно.

Мы же продолжим наблюдать за ситуацией. Предположим, что до осени 2021 года вряд ли стоит ожидать усиления в Беларуси российской мягкой силы, так как впереди — выборы в Госдуму. Однако наверняка другие силы будут делать всё, чтобы восстановить то, что потеряно из-за реакции. Ведь необходимо подготовиться к референдуму по Конституции, на котором или после которого народные массы ещё неизвестно как себя проявят. Даже в условиях закрученных гаек...





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.