» » Вместо рыбы — удочка
Опубликовано : 11-10-2019, 00:05 | Категория: Новости » Вместо рыбы — удочка



Вместо рыбы — удочка

В течение последних двух лет власти ДЛНР восстановили старые и создали новые технологические цепочки и хозяйственные схемы для большинства подконтрольных им предприятий ГМК, которые таким образом возобновили производственную деятельность и неуклонно наращивают объемы выпуска и сбыта продукции.

Летом ГП «Юзовский металлургический завод» (ЮМЗ), которое специализируется на производстве непрерывнолитой квадратной заготовки, посетила начальник отдела черной и цветной металлургии и металлообработки Министерства промышленности и торговли ДНР Татьяна Булгакова. В ходе визита она напомнила, что на предприятии после его повторного ввода в эксплуатацию в октябре 2017 года была реализована комплексная программа мер по стабилизации его работы, в результате чего в первом полугодии 2019 года объемы выпуска продукции, по сравнению с аналогичным периодом 2018 года, возросли почти на 60%.

«Согласно планам, во втором полугодии завод и далее будет увеличивать объемы производства», – сообщила Булгакова. Однако при этом она подчеркнула, что позитивную динамику удастся сохранить лишь при условии ритмичных поставок основных видов сырья. И это свидетельствует о том, что и до сих пор положение ЮМЗ, как и многих других предприятий ГМК ДЛНР, остается довольно шатким.

Активы и схемы

Напомним, что 1 марта 2017 года власти ДЛНР приняли решение о переводе всех компаний, находящих на контролируемой ими территории, под так называемое внешнее управление. В результате ЧАО «Макеевкокс» (МКХЗ), ПАО «Ясиновский коксохимический завод» (ЯКХЗ), ПрАО «Донецксталь-металлургический завод» (ДМЗ), принадлежавшие группе «Донецксталь»; ПАО «Краснодонуголь», ЧАО «Енакиевский коксохимпром» (ЕКХЗ), ЧАО «Енакиевский металлургический завод» (ЕМЗ), его филиал ЧАО «Макеевский металлургический завод» (ММЗ) и «Харцызский трубный завод» (ХТЗ), являвшиеся собственностью группы «Метинвест»; и, наконец, ПАО «Алчевский металлургический комбинат» (АМК), входившее в состав корпорации «Индустриальный союз Донбасса», стали филиалами ЗАО «Внешторгсервис» (ВТС). А ПАО «Донецкий металлургический завод» («Донецксталь»); ЧАО «Донецкокс» (ДКХЗ) и ЧАО «Комсомольское рудоуправление» («Метинвест») перешли под управление профильных министерств.

Таким образом, в целом, ГМК ДЛНР начал формироваться на базе лишь ряда угледобывающих, 4 коксохимических, 1 ферросплавного, 6 металлургических и нескольких металлообрабатывающих предприятий. То есть, в его составе не оказалось ни одного горно-обогатительного комбината (ГОК), специализирующегося на выпуске главного вида металлургического сырья – железной руды и железорудного концентрата (ЖРС). А значит, отрасль изначально не располагала производственными мощностями всего технологического цикла. Что, разумеется, необходимо для ее полноценного автономного функционирования.

Наряду с этим, вследствие изъятия из структуры крупных холдингов, в состав которых вся эта совокупность предприятий входила ранее, в частности и обособления от ГМК Украины вообще она оказалась и временно дезорганизованной, и крайне уязвимой в аспекте возможностей сбыта продукции. «В общем, она была полностью оторвана от ранее действовавшего управленческого персонала, финансовых схем и производственно-хозяйственных цепочек. Поэтому властям ДЛНР и руководству ВТС пришлось с нуля выстраивать структуру управления и финансирования, а также – систему поставок сырья и сбыта продукции», – констатировал депутат Народного Совета ДНР Евгений Орлов.

Вместо рыбы — удочка

В основном, эта работа была сделана в течение марта-апреля 2017 года. Так, поставки ЖРС начали осуществлять через российское Государственное агентство «Росрезерв», действующее как посредник между его производителями в Российской Федерации (РФ) и ВТС. Соответственно, сбыт готовой продукции начали осуществлять также через российскую компанию «Газ-Альянс», являющуюся промежуточным звеном между ВТС и ее потребителями, прежде всего, в самой России и отчасти – в дальнем зарубежье. Однако, в целом, как подчеркивает Орлов, процесс возобновления деятельности ГМК ДЛНР занял почти полтора года.

Технологические цепочки

Так, в конце апреля 2017 года на Енакиевском металлургическом заводе (ЕМЗ) был только начат розжиг одной из доменных печей для возобновления выпуска чугуна и литой заготовки, а в середине августа – еще одной доменной печи. «Возобновление стабильной работы ЕМЗ позволит, во-первых, вновь ввести в действие ранее существовавшую технологическую цепочку, то есть – запустить Ясиновский и Енакиевский коксохимические заводы, а также – Макеевский металлургический завод (ММЗ), а, во-вторых, создать несколько новых производственных связей», – подчеркивал тогдашний Глава ДНР Александр Захарченко. А уже с 2018 года, по неофициальным данным, ЕМЗ стал одним из экспортеров сортового проката в Россию.

В соответствии с планом, в мае 2017 года на ММЗ была возобновлена работа стана-390, выпускающего арматурный прокат, а в июле – стана-150, который производит проволоку-катанку. И, как отмечал тогда г-н Захарченко, в свою очередь, ритмичная производственная деятельность ММЗ обеспечит действие цепочки, состоящей из Юзовского металлургического завода (ЮМЗ), Харцызского сталепроволочного канатного завода «Силур» и других предприятий региона.

Действительно, в октябре 2017 года был вновь введен в эксплуатацию ЮМЗ в качестве изготовителя сырья для ММЗ, который, в свою очередь, поставляет катанку для «Силура». И, как сообщал экс-министр промышленности и торговли ДНР Алексей Грановский, в последующее время предприятие работало вполне ритмично и, в 2018 году, благодаря увеличению объемов и стабилизации поставок сырья, существенно увеличило объемы производства.

Кроме этого в течение декабря 2017–июня 2018 годов был восстановлен полный производственный цикл, – включающий выпуск агломератов, чугуна, стали и проката, – на Алчевском металлургическом комбинате (АМК). А уже к середине декабря 2018 года, то есть – за год, объем производства металлопродукции на АМК достиг почти 1,5 млн тонн. И, аналогично ЕМЗ, со второго полугодия 2018 года АМК также стал одним из экспортеров проката в Россию, а кроме того – в дальнее зарубежье.

Наряду с этим – в июне 2018 года – возобновил производственную деятельность и Стахановский завод ферросплавов (СЗФ). Процесс начался с запуска одной из печей для выпуска ферросилиция, но, согласно планам, постепенно на заводе также будет восстановлен весь производственный цикл. «Продукция СЗФ будет поступать на АМК и ЕМЗ», – подчеркивал тогдашний и.о. Главы ЛНР Леонид Пасечник. При этом он анонсировал, что возобновление полноценной работы АМК позволит вновь приступить к выпуску труб на одном из предприятий республик, а также – ввести в эксплуатацию Стахановский вагоностроительный завод (СВЗ).

В самом деле, вскоре после этого – в начале июля 2018 года – руководитель временной администрации Харцызского трубного завода (ХТЗ) Роман Хрокало сообщил о том, что ХТЗ тоже возобновил производственную деятельность.

Вместо рыбы — удочка

Так, в начале месяца был запущен трубоэлектросварочный цех №2, а в середине – трубосварочный цех №4. «Этот завод станет ключевым звеном производственной цепочки, которая свяжет АМК и водопоставляющее ГП «Лугансквода». То есть, АМК будет поставлять на ХТЗ штрипс, а ХТЗ на «Луганскводу» – трубы», – уточнял Хрокало.

Таким образом, с апреля 2017 года по июль 2018 года власти ДЛНР и руководство ВТС не только ввели в эксплуатацию почти все предприятия ГМК, размещенные на контролируемой ими территории, но и задействовали максимум возможностей как внутриреспубликанской кооперации, так и сбыта продукции за пределами региона. Однако, вполне очевидно, что выстроенная ими система функционирования отрасли является довольно фрагментированной и потому – не вполне эффективной. То есть – налаженные ими производственные связи остаются большей частью локальными, а объемы выпуска продукции – едва ли столь уж значительными.

Производство и сбыт

Так, к концу 2017 года большинство металлургических предприятий ДЛНР работало лишь эпизодически, под конкретные заказы, используя не более чем 10-20% собственных мощностей. А в настоящее время, согласно информации Орлова, они эксплуатируют уже 60-70% собственного потенциала. Как бы то ни было, но поскольку они размещены на территории непризнанных государств, их производственно-хозяйственная деятельность является крайне непрозрачной, а статистические данные, обнародуемые местными властями, – весьма разрозненными.

В частности, согласно официальной статистике Министерства промышленности и торговли ДНР, в январе-июле 2017 года предприятия ГМК региона произвели более 630 тыс. тонн чугуна, свыше 490 тыс. тонн стали, почти около 350 тыс. тонн общего проката и более 630 тыс. тонн кокса. В результате, в этот период общий объем реализации продукции предприятий ГМК ДНР превысил 20 млрд рублей. В целом, в 2017 года объемы выпуска основных видов металлопродукции в регионе составили 1,5 млн тонн чугуна, 1,1 млн тонн стали и 0,84 млн тонн проката. А объем ее экспорта превысил 18,5 млрд рублей.

Однако уже в 2018 году, согласно данным Минпромторга, доля металлургии в общем объеме промышленного производства ДНР достигла 45%. Так, объемы выплавки чугуна и стали увеличились на 47,4% и 15% соответственно, объем выпуска проката – на 17,3%, а объем производства проволоки из стали – на 45%. В этот же период, по информации Министерства экономического развития ДНР, доля металлопродукции в общем объеме реализации промышленной продукции выросла до 37%. При этом только в январе-мае 2018 года объем реализации металлопродукции увеличился в 4 раза и превысил 42 млрд рублей, а объем ее экспорта – в 20 раз и достиг 24,5 млрд рублей. В целом, в 2018 году объем реализации металлопродукции вырос почти на 54% и составил более 102 млрд рублей.

И, наконец, в течение 2019 года, согласно прогнозу Минпромторга, как объемы производства, так и объемы реализации продукции ГМК региона будут достаточно существенно возрастать. В частности, объемы выплавки чугуна и стали должны будут увеличиться на 14,2% и 14,1% соответственно, а объемы выпуска проката – на 14%. В результате чего предположительный объем реализации металлопродукции превысит 117 млрд рублей.

Следует подчеркнуть, что вопреки тем специфическим условиям, в которых работает ГМК ДЛНР, достигнутый уровень эффективности производственной деятельности оказался достаточным для того, чтобы оказать некоторое влияние на положение дел на российском рынке.

Так, по неофициальным данным, в 2018 году объемы поставок металлопродукции из ДЛНР в Россию увеличились более чем на 20%. В частности, в январе-ноябре 2018 года объем экспорта чугуна, выплавленного на Енакиевском МЗ и Алчевском МК, в РФ составил 287,4 тыс. тонн. Наряду с этим в тот же период объемы экспорта проката, произведенного ЕМЗ, Макеевским МЗ и АМК, превысили 2 млн тонн. В их числе – сортовой и фасонный прокат, на выпуске которого специализируются ЕМЗ и ММЗ, в объеме 1,118 млн тонн, а также толстолистовой прокат, который производит АМК, в объеме 0,96 млн тонн.

При этом, согласно отчету Магнитогорского металлургического комбината (ММК) за четвертый квартал 2018 года, в 2018 году вследствие избыточных объемов поставок из ДЛНР толстолистового проката по демпинговым ценам, цены на этот вид продукции на российском рынке, соответственно, снизились. А согласно отчету ММК за первый квартал 2019 года, в 2019 году – из-за дальнейшего роста объемов экспорта металлопродукции из ДЛНР – объем предложения стали на рынке России превысит объем спроса. В частности, в этот период, по неофициальным данным, совокупный объем поставок сортового проката в РФ из ДЛНР, а также с российских предприятий, входящих в периметр компании «Газ-Альянс», может превысить 1 млн тонн.

Все это означает, что ГМК ДЛНР в течение двух лет действительно оформился как некий, хотя и несамодостаточный, но более или менее целостный комплекс, эффективность работы которого, по крайней мере, растет. При этом вполне ясно, что пока результаты производственно-финансовой деятельности входящих в него предприятий весьма далеки от тех, которые могли бы быть достигнуты ими в составе ГМК Украины, и оптимизированы они могут быть лишь при условии максимальной интеграции этих мощностей в ГМК России.

Региональный контекст

Следует подчеркнуть, что ГМК ДЛНР, поскольку в его составе отсутствуют предприятия, специализирующиеся на выпуске ЖРС, а также – поскольку он является частью экономики непризнанного государства, в принципе не мог бы работать вне рынка России вообще и без особой поддержки руководства российского государства в частности.

Так, согласно данным РБК, в марте 2017 года именно Правительство РФ рекомендовало крупным российским горно-металлургическим холдингам, в частности, компании «Металлоинвест», в состав которой входят крупнейшие в России по объемам выпуска ЖРС Лебединский и Махайловский ГОКи, а также компании «Северсталь», которая включает один из крупнейших в РФ производителей окатышей – ГОК «Карельский окатыш», рассмотреть возможность поставок ЖРС в ДЛНР.

Согласно выработанной представителями российской власти схеме, первичным покупателем выпускаемого этими компаниями ЖРС стало агентство «Росрезерв».

Вместо рыбы — удочка

Прежде всего, потому, что его основной функцией является обеспечение мобилизационных нужд государства, а также оказание гуманитарной помощи, вследствие чего почти все данные о его деятельности представляют собой государственную тайну. А вторичным покупателем этого ЖРС, приобретаемого у «Росрезерва», стало зарегистрированное в Республике Южная Осетия ЗАО «Внешторгсервис». И, в конечном счете, уже собственно ВТС стал непосредственным поставщиком этого сырья на включенные в его состав и находящиеся на территории ДЛНР металлургические предприятия.

Наряду с этим руководство российского государства обеспечило всем субъектам, задействованным в этой цепочке, льготный режим транспортировки железорудной продукции. Так, 10 апреля 2017 года ОАО «Российские железные дороги» предоставило 25-процентную скидку на перевозку ЖРС со станции Череповец-2 (Вологодская обл.) до станции Успенская (Ростовская обл.), находящейся на границе РФ и ДНР, а также – со станции Костомукша-Товарная (Карелия) до станции Лиски (Воронежская обл.), расположенной на границе РФ и ЛНР.

В период с 31 марта по 10 апреля 2017 года входящий в состав российского холдинга «Еврохим» Ковдорский ГОК поставил первую партию ЖРС в размере 11 тыс. тонн на Енакиевский МЗ. Впоследствии, по информации РБК, это предприятие стало отгружать на станцию Череповец-2 15–30 тыс. тонн этого вида сырья ежемесячно. И, как следует из тех же данных, общий объем поставок ЖРС с ГОКов российских компаний в ДЛНР составвил почти 60 тыс. тонн концентрата и почти 100 тыс. тонн окатышей в месяц. Что, по подсчетам директора корпоративных рейтингов Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Максима Худалова, позволило ЕМЗ и АМК выплавлять в среднем 120 тыс. тонн стали в месяц или – использовать собственные мощности примерно на 50%.

Кроме этого, по данным СМИ, в апреле 2018 года ВТС также стал покупателем российской стальной заготовки. Необходимость в этом возникла из-за аварии в конвертерном цехе ЕМЗ, а цель состояла в обеспечении работы прокатных производств как самого ЕМЗ, так и его филиала ММЗ. В частности, в январе-ноябре 2018 года объем поставок стальной заготовки из Ростовской обл. в ДЛНР составил 18,3 тыс. тонн. Наиболее вероятно, что основным производителем этого вида продукции является металлургический завод «Тагмет» в городе Таганрог.

Аналогичным образом обстоят дела и с системой сбыта продукции метпредприятий, размещенных в ДЛНР. Так, в июле 2014 года было создано ООО «Компания «Газ-Альянс» (Нижегородская обл.), основным видом деятельности которой является оптовая торговля металлами и металлическими рудами. Прежде всего, эта компания стала первичным покупателем металлопродукции, произведенной в ДЛНР, непосредственно у ВТС, а также ее продавцом на внутрироссийском и внешних рынках. А, кроме того, в сентябре 2018 года она получила в управление активы трейдера – Русской горно-металлургической компании (РГМК) – Ревякинский металлургический комбинат (Тульская обл.) и «Ставсталь» (Ставропольский край), которые производят примерно 500 тыс. тонн проката и 350 тыс. тонн арматуры в год соответственно.

По данным СМИ, уже в июне-сентябре 2017 года «Газ-Альянс» закупал у ВТС нелегированный чугун, а также горячекатаные и кованые прутки и экспортировал эту продукцию из России. В частности, объем поставок чугуна на внешние рынки составил почти 121 тыс. тонн на сумму $34,9 млн, а прутков – почти 86,8 тыс. тонн на сумму $35,7 млн. При этом ни пункты назначения, ни конечные покупатели этой продукции не известны.

В 2018 году, как следует из информации тех же СМИ, по линии ВТС–Газ-Альянс из ДЛНР в Россию поступило примерно 35% общего объема металлопродукции, экспортированной с территории Украины. В частности, 20% общего объема были ввезены через Ростовскую обл., что составляет 100% объема экспорта в этом направлении, а еще примерно 15% – через Московскую обл., что составляет почти 50% товаропотока.

«Не исключено, что вторичными покупателями металлопродукции, произведенной в ДЛНР, и реализуемой в России «Газ-Альянсом», могли стать те же «Металлоинвест» и «Северсталь», которые также могли сбывать ее как на внутрироссийском, так и на внешних рынках», – предполагает политолог Роман Манекин.

***

Итак, на сегодня представителям российского государства и бизнеса удалось обеспечить кооперацию ГМК ДЛНР с соответствующими сегментами экономики России, а также – доступ входящих в него метпредприятий на внутрироссийский и внешние рынки в степени, достаточной, как минимум, для его стабильной работы и, максимум, для его дальнейшего развития. Что, разумеется, существенно повысило вес самих непризнанных республик, принесло дополнительные возможности ряду субъектов экономики России, а также на порядок усилило влияние на положение дел в ДЛНР российского государства в целом. При этом, поскольку, по подсчетам аналитиков, в 2018 году общий объем выручки от экспорта металлопродукции из ДЛНР достиг $600 млн, именно такую сумму РФ удалось сэкономить на дотациях региону.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.