Опубликовано : 30-10-2020, 12:11 | Категория: Новости » Наш рулевой



Наш рулевой

Переформатирование партийной системы в Беларуси — весьма вероятный сценарий для страны в ближайшем будущем (тем более что началась перерегистрация партий). Точнее, это даже не переформатирование, а создание партийной системы. Сейчас в республике хоть и есть целых 15 партий, реальное влияние имеют лишь немногие из них. Да и оно невелико. Все основные рычаги контроля в стране сосредоточены в руках одного человека…

Конечно, не все верят, что реальная реформа в этом направлении возможна при существующей власти. Но планы строят многие. При этом политически активная прослойка явно расширилась, о чём говорят масштабы августовской волны протестов. Приблизительно можно говорить не менее чем о 200 тыс. человек, что для Беларуси очень много, потому что ещё год назад амбиции реального участия в политике демонстрировало куда более скромное число граждан. Речь шла о нескольких тысячах человек. Не более.

Зачем же возросшему политическому активу нужна какая-то партийная реформа? Попробуем выделить основные причины.

В Беларуси 15 партий, но реальных инструментов участия в политике у них весьма мало. Фактически большинство — «спящие» структуры, которые активизируются только во время предвыборных кампаний.

В республике электоральный цикл, как правило, устроен следующим образом: выборы местных советов, через год или полгода — президентские, затем — парламент (через год-два).  Местные выборы по сути никакого значения не имеют, потому что локальные «парламенты» почти не обладают реальными полномочиями. Поэтому такие кампании партии могут использовать разве что для тренировки, обкатки активистов и раскрутки некоторых своих лидеров. На парламентских выборах таких возможностей куда больше, не говоря уже о президентских.

Но что делать потом с полученным потенциалом? Практика показала, что в парламенте создавать фракции не удаётся. Туда проходит мало партийных, в основном от тех партий, которые лояльны действующей власти. Оппозиционеры в последние несколько созывов не попадали.

Наш рулевой

Исключения — Елена Анисим и Анна Канопацкая.

Проще говоря, партиям теоретически можно приобрести известность на выборах, но по факту к власти их не допускают. Либо же допуск есть, но весьма ограниченный. Максимум — это портфель министра образования, которого добился Игорь Карпенко из Коммунистической партии Беларуси. Остальные удостаивались только депутатского кресла или места в верхней палате парламента. Но это не были места спикеров или вице-спикеров.

Условно все партии в стране можно разделить на три категории. Первая — известные и дружащие с властью. Вторая — провластные, но почти неизвестные. Третья — оппозиционные. Среди них при желании тоже можно выделить малоизвестные и более раскрученные. С точки зрения такой классификации коротко охарактеризуем каждую из официально зарегистрированных партий.



Социал-демократическая партия народного согласия

Провластная, но почти не известная. Лидер Сергей Ермак в массмедиа практически не замечен: активизируется только в период выборов, затем «исчезает». В период нынешних протестов, возможно, актив этой партии и был использован властями для организации митингов в поддержку Александра Лукашенко, однако это предположение. После перерегистрации партий, которая грядёт в Беларуси в ближайшее время, эта структура вполне может исчезнуть.



Республиканская партия труда и справедливости (РПТС)

Условно провластная партия. Сегодняшняя внутриполитическая обстановка вполне может перевести её в разряд оппозиционной. Идеологическая работа госорганов и другая активность власти неоднократно подвергалась критике со стороны зампредседателя партии по молодёжной политике Эльвиры Мирсалимовой.

Наш рулевой

Эльвира Мирсалимова на последних парламентских выборах баллотировалась в Палату представителей, но не прошла. Фото: сайт РПТС

Мирсалимова известна как организатор локального «Бессмертного полка» в Витебске, который местные власти вроде бы и не запрещали, и не разрешали. У идеологической вертикали в стране очень непонятное отношение к такого рода акциям. Их пытаются заменить местным, нередко добровольно-принудительным проектом «Беларусь помнит». А «Бессмертный полк» как отдельную инициативу (а главное, исходящую не от власти) стараются отодвинуть. Иногда бывает и прямой запрет. Мирсалимова открыто критиковала такую политику.

«Мы привыкли к запретам. Со времён Салтыкова-Щедрина или чеховского Червякова ничего не изменилось в чиновничьем болоте. Мы знаем поимённо всех от "идеологов" запрета Бессмертного полка в Витебске до исполнителей, чьи фамилии стоят под официальным отказом в проведении международной добровольной акции.  Но люди выйдут несмотря на любые запреты и любые "кацегарычэски процив"», — сказала она в одном из интервью.

Наш рулевой

Лидер партии — Василий Заднепряный. Его нередко приглашают в качестве спикера на госТВ, берут комментарии для «текстовых» госСМИ.  Но в последнее время от Заднепряного послышались заявления, которые не очень приятны действующей власти. Например, политик прямо указал на то, что «неограниченные полномочия привели к тому, к чему привели». То есть идёт прямая критика Александра Лукашенко.

Другой неприятный для власти месседж заключается в следующем. В стране продолжается сбор предложений по конституционной реформе. Однако госструктуры, проводя офлайн-встречи на эту тему, стараются приглашать исключительно госСМИ и представителей лояльных организаций.

«Разрабатывая пакет конституционных изменений, белорусские власти и включённые в процесс партии, организации и государственная вертикаль недостаточно привлекают к этому население, рискуя тем самым изменить лишь декорации, но не суть главного документа страны», — упрекнул недавно госорганы Василий Заднепряный.

А вот ещё более жёсткая цитата от лидера РПТС:

«Посмотрите, как проходят обсуждения в областях на так называемом круглом столе. Это единомышленники, междусобойчик. Не привлекаются широкие слои населения для того, чтобы обсуждать. Давайте не игнорировать то общество, которое выходит на улицы. Там 90 % — нормальные люди. Они вышли не от хорошей жизни. Белорусы настолько толерантные люди, что раскачать их только во Второй мировой войне немцы смогли, и мы сейчас раскачали».

Медленно уходя в оппозиционный лагерь, партия имеет шансы привлечь на свою сторону аудиторию левых взглядов, которая недовольна действующим строем. К тому же РПТС поддерживает идею союзнических отношений с Россией.  

На данный момент у РПТС есть шесть депутатов в Палате представителей, но они не собраны в отдельную фракцию. Никаких громких заявлений от партии именно в парламенте пока не было. Они делаются вне его стен. Шансы на перерегистрацию у партии высоки.



Белорусская социально-спортивная партия

Провластная и почти никому не известная. Глава — Владимир Александрович, который не особенно замечен в СМИ даже в качестве «дежурного» эксперта для госмедиа. Ничего примечательного об этой партии сказать нельзя. При задействовании административного ресурса и политического решения сверху может пройти перерегистрацию. Без этого — маловероятно.



Либерально-демократическая партия (ЛДПБ)

Условно провластная. Определение, которое ей больше подходит, — конструктивная оппозиция. Довольно известная партия с развитыми региональными структурами. По стилю поведения первых лиц и некоторым другим внешним признакам является «франшизой» ЛДПР. Изначально она была местной республиканской структурой Либерально-демократической партии Советского Союза, где лидерами были Владимир Богачев и Владимир Жириновский.

ЛДПБ в определённый период всё больше дистанцировалась от ЛДПР, но сейчас эти партии сотрудничают. Не так давно в Москве была продолжительная встреча лидеров — Олега Гайдукевича и Владимира Жириновского.

Олег Гайдукевич на данный момент является депутатом Палаты представителей, входит в комиссию по международным делам. Активно общается со СМИ, выступает за открытость парламента для прессы. Стал лидером партии в 2019 году. Ранее руководителем был его отец — Сергей Гайдукевич.

Наш рулевой

В центре в красном галстуке Сергей Гайдукевич. Крайний справа — Олег Гайдукевич. Фото: «Sputnik Беларусь»

И отца, и сына нередко обвиняют в том, что они «спарринг-партнёры» Лукашенко и участвуют в создании «картинки» политической конкуренции на выборах. Оба политика всегда это отрицали. Во время прошедшей президентской кампании Гайдукевич-младший сначала баллотировался на главный пост, но потом отказался в пользу Лукашенко и стал его доверенным лицом. Участвовал в теледебатах в интересах действующего президента. Кроме того, он пришёл поддержать Лукашенко на митинге его сторонников в центре Минска через неделю после протестов 9 августа.

В среднесрочной перспективе для партии такого рода сотрудничество с властью может быть проблемой с точки зрения пиара. Однако в целом и Олег, и Сергей Гайдукевичи довольно хорошо подготовлены для общения со СМИ и при желании способны снова дистанцироваться от Лукашенко в публичном пространстве, а также удержать свою долю электората. ЛДПБ имеет определённый потенциал для вхождения в гипотетическую многопартийную систему власти, если она всё же будет создана в Беларуси.

Чёткой идеологии у партии нет. Но есть некоторые базовые идеи: союзные отношения с Россией и создание в Беларуси реального многопартийного парламента.



Объединённая гражданская партия (ОГП)

Оппозиционная. Долгие годы была известна среди электората, который не поддерживает действующая власть. До недавнего времени главой был Анатолий Лебедько. Мы упоминали о нём в недавнем обзоре. Лебедько показал себя последовательным противником Лукашенко, хотя изначально (на первых президентских выборах в Беларуси в 1994 году) поддержал его. Впоследствии вошёл в конфронтацию с главой государства, неоднократно задерживался правоохранительными органами. На некоторое время власти сделали его невыездным. Чтобы попасть за рубеж, Лебедько, по его же словам, ездил по паспорту брата-близнеца.

Наш рулевой

Уже около двух лет Лебедько формально не является главой ОГП. Однако именно он в первую очередь ассоциируется с ней, и лидерское влияние у него осталось. По неофициальным данным, между ним и Виктором Бабарико могли идти переговоры о «продаже» партии. Такие сделки в Беларуси вполне возможны. Пока что зарегистрировать новую партию без «благословения» высшего руководства страны практически невозможно.

Велись в действительности переговоры или нет, но по факту часть актива Лебедько действительно участвовала в работе объединённого штаба Тихановской. На данный момент в вильнюсской команде работает пресс-секретарь партии Анна Красулина (в роли теперь уже пресс-атташе Тихановской).

Партия позиционирует себя как правоцентристская, но в белорусской политике это неважно. Аудитория судит в 99 % случаев только по одному показателю: за/против Лукашенко. ОГП против, и это на данный момент — квинтэссенция идеологии партии.



Партия БНФ

Оппозиционная и очень известная. Пожалуй, самая знаменитая из оппозиционных партий в стране. Является «осколком» легендарного Белорусского народного фронта (полное название — Белорусский народный фронт «Возрождение»). Это общественно-политическое движение, которое возникло на волне перестройки в БССР. В движении активно участвовали многие видные деятели белорусской культуры. Например, писатель Василь Быков. У БНФ была своя фракция в последнем советском созыве Верховного Совета БССР. Именно фронт пролоббировал бело-красно-белый флаг как официальное знамя Беларуси в момент распада СССР.

Лидером фронта был Зенон Позняк, который уже много лет находится в политической эмиграции. Он известен своими антирусскими высказываниями и среди широких масс приобрёл образ радикального политика, который выступает за жёсткую белорусизацию. При этом Позняка нельзя назвать чисто прозападным политиком. В 2010 году в интервью «Польскому радио» он заявил, что не стоит вести политику в Беларуси на российские или брюссельские деньги. Ни Москва, ни Брюссель, по его мнению, ничего не поменяют в стране.

Тогда же он заявлял следующее: «Москва никогда нам не сделала ничего хорошего. Она, кстати, и не скрывает своих мыслей. Таким образом, любой пророссийский кандидат будет хуже для Беларуси».

Другая его цитата: «Борьба за демократию и государство может быть успешной только тогда, когда она базируется на собственных национальных ресурсах. Иностранные средства могут быть обоснованными в случае войны, и то они даются в виде кредитов. Сила создаётся только за собственные деньги».

На данный момент Позняк не имеет отношения к Партии БНФ. Ею руководит Григорий Костусёв. Он стал известен после того, как баллотировался на президентский пост в 2010 году. После периодически участвовал в оппозиционных акциях и появлялся в негосударственных СМИ, но статус национального лидера этот политик вряд ли сможет получить. Несмотря на то что он не с Позняком, сам по себе бренд БНФ ассоциируется у многих с радикализмом.

Поддержать партию широкие массы могут только временно при дальнейшем усилении антилукашенковских настроений. На данный момент Костусёв и партия в целом или не смогли воспользоваться протестной ситуацией, или просто «потонули» в общем потоке. Им не удаётся занять лидирующее место. Самой яркой силой у протестного электората остаются те, кто связан со штабом Тихановской или с Координационным советом.



Консервативно-христианская партия — БНФ (КХП-БНФ)

Другой «осколок» БНФ. Среди широких масс или неизвестна, или её путают с «костусёвской» Партией БНФ. Лидером КХП-БНФ официально остаётся Позняк, хотя и находится в изгнании. КХП почти каждый год устраивает шествие в Куропаты. Это урочище под Минском одни считают местом расстрелов, которые проводило НКВД, другие — местом казни евреев во время войны. КХП-БНФ придерживается первой точки зрения, а Позняк в своё время даже участвовал в раскопках на этом месте. Куропаты фактически являются мемориалом. Долгое время власти его не признавали. В недавнем прошлом было решено поставить там и официальный памятник, но пока место продолжает быть яблоком раздора. Во время шествий в Куропаты представители КХП-БНФ нередко выступают с русофобскими речами. Например, один из тезисов такой: «Русский язык — это информационное оружие, с помощью которого белорусам внушают не те идеи». КХП-БНФ продолжает быть радикальной партией с явным антирусским акцентом. 



Коммунистическая партия Беларуси (КПБ)

Провластная. Известна среди населения. Является фактической преемницей белорусского крыла КПСС (но формально этот статус у другой партии). Исповедует коммунистическую идеологию, но по факту смыслом её существования в нынешней политической системе является поддержка Александра Лукашенко. За это власть позволяет партии иметь своих людей в госаппарате и парламенте, однако партия по факту подконтрольна государству. В будущем, при получении большей самостоятельности, способна стать сильным конкурентом РПТС среди приверженцев левой идеологии. К союзным отношения с Россией партия относится положительно.

Первым секретарём партии является Алексей Сокол. Работает топ-менеджером одной из крупных торговых госкомпаний в Минске, был депутатом Палаты представителей. Однако он не является узнаваемой фигурой среди населения. Наиболее известным остаётся бывший первый секретарь Игорь Карпенко, который на данный момент является министром образования. 



Белорусская партия левых «Справедливый мир»

Оппозиционная партия, которая ранее была единым целым с КПБ и называлась Партия коммунистов Белоруссии. Формально преемница белорусского ответвления КПСС. В 1996 году произошёл раскол: из партии ушли сторонники Лукашенко.

На данный момент партия почти неизвестна даже среди оппозиционеров. Как и многие другие непровластные партии, активно работает только во время избирательных кампаний. Во время нынешних протестов почти никак себя не проявила. Лидер — Сергей Калякин. Был депутатом последнего состава (13-го созыва) Верховного совета Беларуси, пытался баллотироваться на президентских выборах в 2015 году, но не собрал нужного количества подписей. Его партию с высокой долей вероятности могут не перерегистрировать.



Республиканская партия

Провластная и практически никому не известная. Председатель — Владимир Белозор, который неизвестен большинству политически активных граждан, не говоря уже об остальном населении. Идеология партии левая, но по факту это одна из организаций, которая используется для поддержки Александра Лукашенко. В остальное время, кроме выборов, почти никак себя не проявляет. По некоторым данным, сейчас в партии активизировалась борьба за лидерство, но это мало интересует СМИ.



Белорусская партия «Зелёные»

Такая же маргинальная партия, как предыдущая, но не провластная, а оппозиционная. Почти не известна среди противников власти. Последний громкий эпизод — поддержка на президентских выборах 2015 года маргинального кандидата-самовыдвиженца Юрия Шульгана. Он не скрывал, что нигде не работает, и был не прочь эпатировать публику. Главным пунктом своей предвыборной программы называл своё трудоустройство. Документы на регистрацию инициативной группы от него не приняли: охрана в ЦИК заявила, что Шульган нетрезв. Прибыл наряд милиции и задержал его. Сейчас этот эпизод почти забыт массовой аудиторией.

Глава партии Анастасия Дорофеева не так давно заявляла, что, по сути, в Беларуси нет партий. «Мы работали как протопартия», — отметила она. В основном белорусские зелёные известны протестами против строительства БелАЭС. При действующей власти партия может не пройти перерегистрацию. 



Партия «Белорусская социал-демократическая Грамада» и Белорусская социал-демократическая партия (Грамада)

Две партии, образовавшиеся после раскола Белорусской социал-демократической Грамады (БСДГ), которая была создана в период распада СССР. Обе партии оппозиционны и малоизвестны, нередко их путают между собой. Лидером первой, правда уже на правах почётного председателя, является Станислав Шушкевич. Это первый руководитель независимой Беларуси, подписант Беловежских соглашений. Сейчас в реальной политике он не участвует, а фактически является экспертом для СМИ или фигурой, которая может поддержать на выборах кого-либо из оппозиционных политиков.

С недавнего времени не почётным, а основным лидером стал Сергей Черечень, который был одним из кандидатов в президенты в 2020 году. Его приход на этот лидерский пост некоторые наблюдатели в Беларуси недвусмысленно связывают с его хорошим финансовым состоянием, то есть намекают, что он просто купил партию для участия в кампании 2020 года. Хотя прямых доказательств этому нет, подозрения вполне обоснованы.

Примечательно, что в программе кандидата Черечня был ряд либерально-экономических предложений, которые вряд ли совместимы с социал-демократическими идеями (см. название партии). Например, он хотел ввести суперльготный налоговый режим для всех отраслей по аналогии с Парком высоких технологий (особая экономическая зона для ИТ-компаний). Как при этом компенсировать потери бюджета и сохранить соцнагрузку, кандидат не объяснял. Кстати, после этой кампании он почти не появляется в публичном пространстве.

Глава второй партии, Ирина  Вешторд, практически не знакома массовой аудитории. Обе партии могут быть не перерегистрированы.



Белорусская аграрная партия

Провластная и почти неизвестная партия, хотя глава партии — высокопоставленный чиновник Михаил Русый. Он был депутатом, министром сельского хозяйства, вице-премьером. Сейчас входит в верхнюю палату парламента и является президентским помощником по Могилёвской области.

Партия, как и многие другие, активизируется только в период выборов. Поддерживает Александра Лукашенко. Есть вероятность, что она пройдёт перерегистрацию, если ещё будет нужна действующей власти.



Белорусская патриотическая партия

Провластная партия. Малоизвестна. Глава — Николай Улахович, который баллотировался в президенты в 2015 году, а позже стал депутатом. Сейчас его полномочия в парламенте истекли. Партия практически никак себя не проявляет в межэлекторальный период.

***

Резюмируя вышесказанное, можно констатировать, что большинство партий в стране существует лишь номинально. Если действующая государственная элита хочет остаться у власти именно через партийную систему, то очевидно, что будут или реанимироваться старые провластные партии, или создаваться новые. Слабые оппозиционные партии, скорее всего, будут зачищаться. Возможен и отказ от старых декоративных партий в пользу новых. Крайне высока вероятность трансформации в партию власти общественной организации «Белая Русь».

Скорее всего, в новую партийную систему власти также захотят ввести ЛДПБ и КПБ. Оппозиционность РПТС может оказаться на руку действующему режиму для придания политической системе правдоподобия: оппозиция тоже есть, а значит, система здоровая, есть плюрализм мнений.

Теоретически возможно создание и новой партии из разряда конструктивной оппозиции. В неё могут включить участника нашумевшей встречи в СИЗО с Александром Лукашенко — Юрия Воскресенского. Возможны и какие-то теневые переговоры с Виктором Бабарико, но это больше из разряда больших допущений.

Кроме того, сейчас активизировался общественный деятель Пётр Шапко. Известно, что он намерен создать партию под названием «Родина». Текст-черновик идеологической платформы партии, который оказался в распоряжении СОНАР-2050, даёт основания говорить о социал-популистской направленности движения с внешними «христианскими мотивами». Пока что данная инициатива в офлайне смогла собрать порядка трёх десятков человек, а в онлайне — до двух сотен. Подробно разбирать её программу не будем. Отметим лишь, что власть на данном этапе не чинит препятствий этому проекту.   

О намерении создать партию на основе инициативы «Союз» объявил и Сергей Лущ. Этой инициативе власть не только не мешает, но даже благоприятствует. О проекте было сообщено в эфире госТВ. Однако и он пока не имеет большого числа сторонников. В ближайшем будущем можно ожидать попыток регистрации партий и со стороны ряда других общественных инициатив. Среди них «Говори правду» Андрея Дмитриева, Белорусская христианская демократия Виталия Рымашевского и Павла Северинца и другие. Говорить об этом более предметно можно будет, скорее всего, не ранее весны 2021 года. Пока остаётся только наблюдать.

P.S. Когда этот текст уже был подготовлен у публикации, выяснилось, что пять оппозиционных партий отказались подавать документ на перерегистрацию. Это «Справедливый мир», ОГП, Партия БНФ, Белорусская социал-демократическая партия (Грамада). Очевидно, что с вероятностью 99 % эти организации потеряют легальный статус, что обострит противостояние оппозиции и Лукашенко, а также уменьшит шансы на многосторонний общенациональный диалог, который на данный момент пытаются «изобразить» власти Беларуси.

Помимо этого, после долгого молчания публично выступил председатель «Грамады» (не путать с Белорусской социал-демократической партией), экс-кандидат в президенты Сергей Черечень. Ключевая цитата из его послания:

«Наталья Кочанова (глава верхней палаты парламента и одна из наиболее приближенных к Лукашенко фигур. — СОНАР-2050) выразила готовность попробовать начать диалог в таком формате. Мы приложим все усилия, чтобы этот диалог действительно начался и в нём приняли участие представители всех политических сил Беларуси, выражающие различные точки зрения.  Без деления на "наших" и "чужих".

Конечно, для людей с крайне разными позициями сесть за стол и разговаривать друг с другом всегда непросто. Гораздо легче навешивать ярлыки и обмениваться заочными оскорблениями через телевизор и "Телеграм". Но у всех у нас одна страна — наша Беларусь. И если мы хотим найти способ жить в ней мирно, то единственный путь к этому — широкий, общенациональный диалог».

То есть налицо нежелание одних участвовать в этом диалоге и согласие других. Первые не хотят, потому что или уже не верят власти, или радикализировались (в том числе попав под жёсткие репрессии). Вторые либо верят, либо вынуждены идти на такой диалог, потому что сила не на их стороне, а разговор с властью они рассматривают как возможность выжить и не попасть под репрессии. Для Лукашенко крайне важно, чтобы этих вторых было как можно больше, иначе он не сможет «легитимизировать» в глазах общества новую Конституцию.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.